Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Оренбургское казачье войско

Оренбургское казачье войско: образование и культура. В 18 в. осн. масса оренб. казачества была неграмотной (кроме части самарских, алексеевских и уфим. казаков). Во 2-й пол. 18 в. дети казаков, служивших в крепостях, обучались в гарнизонных школах при полках регулярной армии, размещ. на Оренбургской военно-пограничной линии. Кол-во таких школ, где изучались общеобразоват. и воен.-прикладные дисциплины, увеличивалось. В кон. 18 в. по указу Павла I в Оренбурге, в Верхнеурал., Звериноголовской, Кизильской, Орской и Троицкой креп. открылись школы, в к-рых обучались ниж. чины крепостных гарнизонов и их дети. Учителями назначались имеющие боевой опыт и грамотные отставные офицеры и унтер-офицеры или вольнонаемные лица. Рук-во гарнизонных школ первонач. возлагалось на офицеров, впоследствии — на комендантов крепостей. В школах действовали жесткие порядки: учеников наказывали за малейшие провинности (неправильно написанную букву, невыуч. урок, недисциплинированность на строевых занятиях и др.); все нарушения записывались в «штрафной» журнал, в конце недели провинившиеся подвергались экзекуции на плацу; за особо тяжкие проступки школьников отдавали в солдаты. Казаки, служившие в крепостях в 18 — нач. 19 вв., стремились избежать зачисления своих детей в эти школы; власти ввели принудит. комплектование школ учениками (по разнарядке). Дети зачислялись в школу в 7-летнем возрасте; по достижении 15 лет распределялись по полкам на должности унтер-офицеров, писарей, музыкантов; недостаточно усвоившие программу — в рядовые либо денщиками к офицерам. По выслуге определ. строевого ценза выпускники школ из каз. сословия производились в урядники (с правом получения офицерского чина). Числ. учащихся гарнизонных школ в первое время была небольшой (по 10—15 чел.), гарнизонной школы в Оренбурге, по штату 1797,— 50 чел. Однако создание таких школ имело большое значение для становления системы образования и воен.-профес. подготовки: во всем Оренб. крае в эти годы было всего 4 нар. уч-ща (125 уч-ся), в гарнизонных школах обучалось 350 чел. 23 дек. 1798 гарнизонные школы были переим. в «отделения Императорского Военно-Сиротского Дома», учрежд. Павлом I. В Оренбургской губернии появились военно-сиротские отделения — новый тип уч. заведений, полностью подчин. воен. ведомству (комендантам крепостей, воен. губернатору и Особой эксп. при Воен. коллегии). Их воспитанники кроме углубл. общеобразоват. подготовки получали спец. воен. знания, с 1805 стали именоваться военными кантонистами. Числ. учащихся в этих уч. заведениях была значит. больше, чем в гарнизонных школах, т. к. к отделениям предписывалось причислять всех «без изъятия» детей служащих, отставных солдат и унтер-офицеров. Нач. воен.-сиротского отделения (смотритель) назначался из офицеров. 31 мая 1827 при воен. губ. П. К. Эссене воен.-сиротские отделения были преобразованы в батальоны кантонистов; Кизильское и Орское отделения ликвидированы (с переводом кантонистов в Оренб. батальон). Оренб. батальон воен. кантонистов насчитывал 2 тыс., Троицкий — 1000, Верхнеурал. и Звериноголовский полубатальоны — по 500 учеников. Дети зачислялись в кантонисты в 10-летнем возрасте, в теч. 5 лет учились в классах, затем поступали в батальоны кантонистов. По окончании учебы всех кантонистов рассылали по арм. полкам и учреждениям (в полковые фельдшерские школы, унтер-офицерами в арм. полки, писарями; неспособных — рядовыми). Батальоны воен. кантонистов были упразднены в 1856. Учрежд. в 1858 уч-ща воен. ведомства были преобразованы в 1865 в воен. начальные школы; в 1868 на их базе созданы воен. прогимназии. За более чем 50 лет существования гарнизонных школ, воен.-сиротских отделений и батальонов воен. кантонистов формировались основы системы начального образования, подготовки воен. специалистов и гражд. чиновников на территории края, в т. ч. в ОКВ. На основании Указа имп. Александра I (1819) нач. штаба Оренб. отд. корпуса ген.-м. Г. П. Веселитский издал распоряжение о создании во всех каз. кантонах и при Непременном каз. полку школ взаимного обучения (см. Белль-ланкастерская система), к-рым предписывалось обучать детей казаков «не только грамоте и прочим наукам, но и начальным познаниям фронтовой службы, содержащим правила полезного и способного образования и обучения воинских чинов». Первонач. такие школы появились в 18 станицах ОКВ; по данным А. П. Абрамовского, первая — в 1819 в ст-це Коельской Троицкого уезда (располагалась в частном доме); 19 нояб. 1823 состоялось торжеств. открытие каз. школы (на 40 учеников) в ст-це Самарской (Симбирская губ.). Крупные школы действовали в ст-цах Чел. (на 75 учеников), Еткульская (60), Бакалинская (50), Миасская (50), Чебаркульская (49). К 1835 в ОКВ насчитывалось 30 школ (866 учеников, по др. данным — 913); в 1852 — 74 станичные школы (2221 уч-ся из семей казаков и чиновников), т. е. «1 учащийся приходился на 76 душ населения». Деят-сть станичных школ регламентировалась спец. инструкциями. Так, в 1824 команд. 1-м Чел. кантоном полковой есаул Опенков составил правила внутр. управления школой в ст-це Чел., предписал руководствоваться ими первым учителям — сотникам Смолину и Медведеву. Станичные школы создавались с согласия казаков и на общест. средства. Учителя из урядников и простых казаков сами часто не имели достаточного образования; средства, выделявшиеся на приобретение учебных пособий, были крайне скудны (6—10 руб. серебром на школу). Первое время вместо учебников использовались рукописные и печатные таблицы с несложными текстами, правилами, примерами и арифметич. задачами (в 1836 в Еткульской станичной школе было всего 2 кн.: «Катехизис» и «Краткая Священная история»). К 1860-м гг. снабжение учебниками и пособиями улучшилось: в школах числилось 44 наим. учеб, пособий в кол-ве 173 экз. К кон. 19 в. сложилась разветвл. сеть уч. заведений в ОКВ. На 1 янв. 1897 обучалось 90% всех мальчиков и 42% девочек шк. возраста. В 1898 насчитывалось 462 станичных и поселковых каз. школы, 31241 ученик (из них 21 264 мальчика, 9 977 девочек); в ср. на 1 школу приходилось 68 уч-ся. Преподавание вели 439 учителей и 221 учительница. По сведениям войскового начальства, на 324 729 чел. войскового сословия грамотных мужчин было 106 005 (66%), женщин — 71 520 (43,5%). Войсковое начальство строго следило за состоянием обучения в каз. школах: ежегодные проверки проводили станичные нач., окружные штаб-офицеры, а позднее — атаманы воен. отделов (см. Военные округа). В ОКВ отмечался более высокий, чем в др. каз. войсках, уровень образования, грамотности, к-рая среди детей шк. возраста составляла 70,8% (в Донском каз. войске — 66,9, Сиб.— 68,8, Кубанском — 50,6, Урал.— 47,7, Забайкальском —25,7). Распоряжением наказного атамана ОКВ ген.-м. К. Н. Боборыкина (19 авг. 1871) атаманам воен. отделов предписывалось принять меры к введению обязат. обучения всех каз. детей, достигших 8—9-летнего возраста, и к дополнит. открытию станичных и поселковых школ. За период 1871—75 в ОКВ было открыто 318 каз. школ. К 1917 их кол-во достигло 596. Совершенствованию системы обучения и воспитания способствовало учреждение при станичных школах попечит. советов и родит. к-тов. Попечители гл. обр. наблюдали за посещаемостью учащихся, снабжением школ письм. принадлежностями, учебниками [в 1893 наказным атаманом была объявлена благодарность троицкому купцу В. Кузнецову за ден. пожертвование на нужды Соколовской школы и попечителю Першинской поселковой школы — чел. купцу П. С. Степанову (см. Степановы), к-рый приобрел на собств. средства учебники, бумагу, перья]. С целью повышения эффективности обучения и воспитания школьников по инициативе Боборыкина в Оренбурге 15 мая 1871 был проведен первый съезд учителей каз. школ, где состоялся обмен пед. опытом. На очередном учител. съезде (авг. 1901) в теч. 2 нед учителя станичных школ знакомились с новыми достижениями педагогики и шк. дела. Уч. программа каз. школ до 1880-х гг. была рассчитана на 4 года (уч. год продолжался 11 мес — с 15 авг. по 15 июля). Осн. общеобразоват. предметы: арифметика, география, Закон Божий, правописание, чтение. В 1-й год учебы осн. внимание уделялось чистописанию, чтению церк. и светских текстов; во 2-й — чтению рассказов и повестей нравоучит. характера, основам грамотности (диктанты) и арифметики (4 действия); в 3-й — грамматике, знакомству с жизнеописаниями правосл. святых; в 4-й год проводились письм. работы с объяснениями правил грамматики, изучался краткий катехизис. Продолжительность занятий в станичных школах во 2-й пол. 19 в. составляла 5 ч в день; по средам и субботам в послеобед. время проводилась воен. подготовка. Особое внимание в школах уделялось воспитанию уважения к родителям, старшим по возрасту и воинскому званию. На основании Положения о станичных школах учителя старались приучать детей к соблюдению порядка и правил приличия, к опрятности. В каз. школах дети офицеров и рядовых обучались вместе. Первонач. дети состоят. казаков посещали школу в обязат. порядке, остальные — с согласия родителей, к-рые должны были обеспечить их шинелью, шароварами, фуражкой, сапогами и сменой белья. С утверждением Положения об ОКВ 1840 была введена ученич. форма (чекмени со светло-синей выпушкой и темно-зеленые шаровары). В кон. 1880-х гг. в школе была утверждена новая единообразная форма: черные брюки со светло-синими лампасами и серая гимнастерка с кожаным ремнем. В кон. 19 в. вместо чекменей школьникам были «присвоены серого цвета холщовые гимнастерки» и серо-синие шаровары; предписано носить форм. фуражки (без козырька) с кокардой и дерев. шашки. В нач. 20 в. к этой форме добавились погоны светло-синего цвета (без обозначений). Дети казаков, к-рые учились в гор. и уездных уч-щах, носили такую же форму и кокарду своего уч. заведения. Зимой казачата носили шинели серого сукна и черные папахи. Для школьниц станичных школ была установлена форма, состоявшая из голубого или темно-коричневого платья с белым фартуком. Ношение форм. одежды оказывало дисциплинирующее, воспитат. воздействие на детей. Отставные офицеры и казаки, старики-ветераны часто посещали школы, рассказывали о воен. походах и подвигах, что способствовало воен.-патриотич. воспитанию детей. Гл. направлениями в воспитат. работе были духовное, нравств. развитие будущего казака и начальная воен. подготовка. (См.: Оренбургское казачье войско: воинская служба, разд. «Военно-патриотическое воспитание»; Оренбургское казачье войско: войсковые обряды и традиции.) Школьники получали знания по истории России, знакомились с патриотич. традициями; изучали присягу и уставы, содержавшие осн. нравств. требования к воинскому сословию. Первонач. уч. программами станичных школ не предусматривалось обучение каз. детей спец. воен. дисциплинам. Воен. и физ. подготовкой молодежи занимались отцы и старшие братья. При отсутствии спец. методич. лит-ры обучение воен. делу начиналось со знакомства с «Памятной книжкой для нижних чинов императорских казачьих войск», подготовл. В. И. Далем и изданной в С.-Петербурге (1837); в ней излагались нравств.-патриотич. основы воинской службы казаков. «Правилами о порядке управления школами, в войске Оренбургском утвержденными» (1838) учителям было предписано целенаправленно готовить детей к воен. службе, обучать «на общих правилах военноучебных заведений»; приказом оренб. и самарского ген.-губ. В. А. Перовского (1851) — «обучающихся в станичных училищах детей стараться доводить до совершенства знания правил пешего и конного построения, упражняться в которых регулярно, и иметь в виду, что образование их по фронтовой части по мере поступления на действительную службу будет необходимо в полку». В каз. школах существовал полувоен. режим. Дети разделялись на десятки и отделения; старшие в отделениях следили за учебой и поведением младших товарищей, несли дежурство по школе. За нарушение дисциплины или плохую учебу следовало наказание [выговор перед своим отделением (десятком); лишение обеда; спец., свидетельствующий о нерадении, нарукавный знак]; ученика могли поставить на колени на четверть часа, за грубые шалости и лень — высечь розгами (5—10 ударов). Учителя и инструкторы ежемесячно представляли станичному атаману ведомости об успехах воспитанников и их проступках. Атаман мог за неуспеваемость и плохое поведение учеников наложить ден. штраф на родителей (до 50 коп.). Высшей формой наказания являлось исключение из школы. Взамен исключенных зачислялись след. по очереди каз. дети, не посещавшие школу (так происходило до сер. 19 в.). Среди каз. детей, постоянно находившихся в поле зрения учителей, воспитателей, инструкторов, серьезные проступки были крайне редки. Школьники изучали «Правила построения казачьих полков», «Правила окопной и пешей службы»; под рук-вом отставных засл. урядников осваивали навыки владения шашкой и пикой. С 1-го года обучения приобщались к воинским ритуалам, отрабатывали навыки обращения к старшим по чину и титулу. В перерывах между уроками организовывались игры, во время к-рых отрабатывались гимнастич. и воен. упражнения (бег, движение строем, «смешные скачки», строевые приемы). В воскресные и праздничные дни совм. посещали церковь; после обеда занимались фехтованием, тренировками на меткость (легкими дротиками сбивали солом. мишени, укрепл. на шестах). В 1860—80-х гг. повышались требования к начальной воен. подготовке. Особым циркуляром наказного атамана Боборыкина (1871) было предписано готовить учеников каз. школ к воен. службе, отрабатывая строевую выучку и маршировку, обучая построениям, кав. сигналам и умению ездить верхом; для развития ловкости рекомендовалось ежедневно проводить занятия по гимнастике, для чего в каждой школе были оборудованы спорт. площадки. Особое внимание уделялось навыкам владения табельным оружием — шашкой (почти во всех школах имелись шашки Златоуст. ф-ки образца 1881, в нек-рых — дерев.) и пикой (дерев.); занимались и изучением винтовок (до нач. 1890-х гг. на вооружении у казаков находились 1-зарядные винтовки системы Бердана, позднее — карабины системы Мосина), их разборкой и сборкой. Воен. подготовку в станичных школах вели инструкторы (как правило, отставные урядники и вахмистры), к-рые приглашались и назначались станичными сходами за особую плату. Во 2-й пол. 19 в. каз. школы представляли собой особый, соединивший элементы гражд. и воен., тип уч. заведений, где обучали грамоте и получали основы воен. подготовки для будущей службы в каз. войске. С созданием в ОКВ воен. отделов контроль за воен. подготовкой в школах был возложен на старших офицеров, находившихся в подчинении атаману отдела; они отвечали за постановку обучения, снабжение учебниками и пособиями, благоустройство и исправность помещений; наблюдали «за нравственностью учащегося персонала». В нач. 20 в. войсковым старшиной Д. Е. Серовым (см. Серовы) было подготовлено спец. уч. пособие для станичных школ «В помощь школам и малолеткам казачьих войск». По новому уч. плану на воен. подготовку выделялось по 4 ч в неделю и 3 нед в конце уч. года (для отрабатывания и закрепления знаний). Изучение воен. дисциплин начиналось с общих сведений о предназначении каз. войск, знакомства с Положением о войсковом и полковом знамени, выработки умений различать, называть и титуловать воинских нач. В пособии Серова приводились сведения из уставов: дисциплинарного, внутр., гарнизонной и полевой служб; в приложениях — тексты войсковых песен оренб. казаков, описания традиционных игр (ориентир. на выработку ловкости, выносливости, физ. силы, воинских навыков), советы по уходу за лошадью, ее седловке, выездке, а также джигитовке. Учителям и инструкторам предписывалось поддерживать игровую деят-сть детей, помогать им в организации соревнований. Школьников учили ориентироваться и определять расстояние на местности, прививали навыки конной разведки. Школьники 12—13 лет (4-й и 5-й годы обучения) изучали особенности действий различных родов войск и их взаимодействие, отрабатывали приемы рассыпного строя, движения строя к месту атаки; подробно штудировали уставы, обязанности часового, меры дисциплинарного наказания; вырабатывали навыки стрельбы по мишеням и др. Допризывную подготовку казаки проходили в уч. сотне, на спец. лагерных сборах. В станичных школах сложилась традиция проводить выпускные экзамены в присутствии полковых командиров, станичных атаманов, священников, почет. гостей, родителей учеников. Выпускники «с отличными успехами и благонравием» награждались похвальными листами и направлялись (по желанию) для продолжения образования в уездные уч-ща. Часть каз. детей поступала в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус и др. кадетские корпуса; во 2-й пол. 19 в. нек-рые продолжали обучение в воен. уч-щах и академиях, в кон. 19 в. небольшой процент выпускников — в ун-тах и др. уч. заведениях. (См. также Военное образование.) В нач. 20 в. на базе нек-рых каз. школ стали образовываться высшие начальные уч-ща (см. ниже).

Культурно-массовая работа в ОКВ. В кон. 19 в. в станичных и поселковых школах получили развитие культ.-массовая работа и художеств. самодеят. творчество. Появились любительские театр. кружки, осуществлявшие несложные постановки с просветит. и благотворит. целями. Создавались хоровые коллективы, к-рые выступали перед станичниками с т. н. духовными концертами, в программе к-рых были религ. и каз. песни. На общест. средства устраивались детские праздники (елки) в честь Рождества Христова. Для сел. детей это было впечатляющим событием: ель украшалась бенгальскими свечами и самодельными игрушками; дети получали подарки, участвовали в играх, танцевали; заканчивался праздник традиционным переплясом «Казачок». Сохранились сведения о культ. жизни кон. 19 в. в ст-це Магнитной, где организатором мн. меропр. выступал станичный атаман А. Н. Доможиров (см. Доможировы). Так, детский рождественский праздник, устроенный в 1899 на пожертвования казаков, открылся исполнением Рос. гимна, «во время которого две девочки-казачки, одетые в белые платьица с крылышками, наподобие херувимчиков, держали портрет Императора. Затем хор пропел несколько казачьих песен». В этой же станице 18 февр. 1899 в здании каз. жен. школы хор девочек выступил с исполнением неск. рус. и малорос. песен; затем было сыграно театр. представление «Шествие Авраама с Исааком и жертвоприношение Авраама»; вечер завершался чтением рассказов о нар. и воен. каз. быте. Выруч. от концерта средства (св. 20 руб.) были употреблены на покупку одежды и обуви школьникам из малоимущих семей. В марте того же года в ст-це Магнитной состоялся «духовой концерт» с исполнением церк. песен. В станицах проводились тематич. вечера, на к-рых читались рассказы о нар. каз. и солдатском быте. Организовывались праздники в честь памятных событий рос. истории и выдающихся деятелей. В нач. мая 1900 в нек-рых станицах состоялись меропр., посв. 100-летию со дня смерти полководца А. В. Суворова; в 1909 — празднования в честь 200-летия Полтавской битвы, в 1912 — в ознаменование победы в Отеч. войне 1812; в 1913 широко отмечалось 300-летие Дома Романовых. Культ.-массовыми меропр. являлись и шк. праздники, в частности посв. окончанию уч. года (по определению Святейшего Синода отмечался 11 мая, в День памяти первоучителей слав. Мефодия и Кирилла): на торжестве присутствовали многочисл. гости, после божеств. литургии выпускники исполняли стихотворные и муз. произв. (песни, гимны); вручались подарки, преим. книги нравств. содержания. Певч. хоры казачек, орг. в нек-рых станицах в кон. 19 в., участвовали в церемониях проводов казаков на службу. Войсковая администрация уделяла большое внимание роли библиотек в воен.-профес. и гражд. становлении личности казака. С 1882 по инициативе Наказного атамана ОКВ ген.-л. М. И. Астафьева при станичных школах создавались библиотеки-читальни, пользоваться к-рыми могли не только учащиеся, но и все желающие. Фонды содержали преим. книги духовно-нравств., ист. содержания. В 1897 во всех станицах открывались бесплатные нар. библиотеки-читальни, содержавшиеся на средства станичных об-в. Они работали ежедневно с 10 ч утра до 9 ч вечера. В каждой читальне находились высылавшиеся правлением воен. отдела ж. «Деревня», «Долг и дело», «Сельский вестник»; газ. «Оренбургские губернские ведомости», «Троицкий листок», а также приказы по ОКВ и отделу. В станичных библиотеках могли находиться только разреш. начальством книги, в осн. по воен. истории и духовно-нравств. содержания. В бесплатной нар. библиотеке-читальне, открытой 31 мая 1898 в пос. Обручевском ст-цы Кизильской, насчитывалось 309 томов книг, имелись подписные периодич. изд. («Вестник трезвости», «Деревня», «Русский паломник», «Сельский вестник»); на стенах висели портреты императора и императрицы, карты Оренб. губ. с обозначением границ ОКВ. В нек-рых станицах каз. население могло пользоваться библиотеками церковно-приходских школ, к-рые организовывались в 1880-е гг. Чтение книг, их публичное обсуждение, др. культ.-массовые меропр. в нар. читальнях призваны были способствовать патриотич. и нравств. воспитанию каз-ва. Важную роль в воспитании и просвещении каз-ва играл «музыкантский казачий хор» при штабе ОКВ, к-рый нередко выступал в станицах. В кон. 19 — нач. 20 вв., наряду с церк. учреждениями и библиотеками, центрами духовной и культ. жизни в ОКВ являлись станичные и поселковые школы.

 

Высшие начальные училища ОКВ. На рубеже 19—20 вв. в ОКВ имелось 520 начальных станичных и поселковых школ, в к-рых обучалось св. 35 тыс. детей. Для продолжения их образования и подготовки учител. кадров Мин-во народного просвещения в 1872 учредило гор. уч-ща (с 1912 — высшие начальные уч-ща), гл. целью к-рых являлось «доставление детям всех сословий начального умственного и религиозно-нравственного образования». Высшие начальные уч-ща открывались по ходатайствам станичных сходов с обязательством нести расходы по их содержанию. В них изучались арифметика, география, Закон Божий, история, основы естеств. истории и физики, письмо, практич. геометрия, рус. яз., церк.-слав. чтение, чтение; прививались навыки гимнастики, пения, рисования, черчения, чистописания. Уч-ща субсидировались Мин-вом народного просвещения и хоз. правлением ОКВ. По ходатайству В. Ф. Ожаровского (26 мая 1909) было получено разрешение Мин-ва народного просвещения на открытие высших начальных уч-щ в ст-цах Еткульская, Звериноголовская, Наследницкая, Уйская, Усть-Уйская и пос. Сосновском ст-цы Чел. Были построены спец. здания, выделено необходимое кол-во земли для проведения с.-х. работ. Из 29 уч-щ в 1916, по сведениям дир. нар. уч-щ Оренб. уч. округа, собств. (вновь построенные) помещения имели 5 уч-щ, 5 располагались в наемных зданиях, 9 — в предоставл. каз. об-вами. В уч-щах занимались 2673 чел. (1963 мальчика и 710 девочек). Самыми малочисл. были Уйское (86), Сосновское (82), Еткульское (74), Наследницкое (58 чел.); наиб. полн.— Чел. уч-ще (249). Обучение было платным (5—10 руб. в год); за обучение иностр. яз. взималась дополнит. плата. Всего служащих высших нач. уч-щ на 1 янв. 1916 насчитывалось 164 (131 мужчина и 33 женщины), в т. ч. 10 почет. смотрителей, 18 инспекторов, 20 законоучителей, 46 учителей и их пом. Уч-ща давали хорошую уч. подготовку, прививали воспитанникам уважение к старшим, дисциплинарные навыки. Была введена единая форма одежды: для мальчиков — серая рубашка, черные брюки с лампасами и кожаный пояс; для девочек — коричневое платье и черный фартук. В соответствии с войсковыми традициями уч. программы предусматривали строевую подготовку, гимнастику, усвоение правил отдания чести и т. д. Учащиеся строго наказывались за курение, хождение по улицам в позднее время, проявление дерзости по отношению к старшим. Высокие требования к учащимся сочетались с высокой ответственностью пед. коллективов. В решении педсовета Еткульского высшего начального уч-ща подчеркивалось, что каждый классный наставник обязан посещать квартиры своих учеников не менее 2 раз в месяц. Большую помощь в организации уч.-воспитат. процесса оказывали учител. и ученич. б-ки. Фонд ученич. б-к насчитывал 25 704 книги, ежегодно выписывались периодич. изд. В высшем начальном уч-ще ст-цы Еткульской был создан музей истории оренб. каз-ва. В уч-щах проводилась культ.-массовая работа для детей и взрослых, организовывались воскресные чтения, ставились любит. спектакли, проводились муз. вечера, новогодние и рождеств. елки, устраивались различные соревнования в день Св. Георгия, взятие снежных городков в Масляную неделю; для казаков-мусульман — Сабантуй. С предоставлением дирекцией нар. уч-щ Оренб. уч. округа права проведения экзаменов на звание учителя 2-классных и каз. школ, организации курсов для подготовки выпускников к пед. деят-сти высшие начальные уч-ща постепенно становились крупными культ. центрами в Оренб. крае. В 1917 было открыто еще 25 уч-щ, в период Гражданской войны — 9. Во 2-м (Верхнеурал.) и 3-м (Троицком) воен. округах функционировали высшие начальные уч-ща в ст-цах Амурская, Бородинская, Великопетровская, Верхнеурал., Елизаветинская, Еткульская, Звериноголовская, Катенинская, Кизильская, Ключевская, Коельская, Кочкарская, Кулевчинская, Кундравинская, Магнитная, Миасская, Михайловская, Наследницкая, Нижнеувельская, Сосновская, Сухтелинская, Степная, Травниковская, Уйская, Урлядинская, Усть-Уйская. Войсковое прав-во планировало в 1919 открыть еще 12 высших начальных заведений. В 1920 высшие начальные уч-ща были преобразованы в школы 2-й ступени; изменение уч. программ (исключение 1-го года обучения и введение старшей возрастной группы) означало переход уч. заведений в разряд ср. школы.

 

Педагогический класс Верхнеуральской казачьей школы. В ОКВ, как и в целом по стране, самым слабым звеном в системе начального образования был качеств. состав учител. персонала. В 1-й пол. 19 в. учителями станичных и поселковых школ назначались преим. представители войскового сословия (как урядники, так и рядовые казаки, имевшие, как правило, только начальное образование). Учителя утверждались Наказным атаманом по представлению войсковой канцелярии. Жалованья они не получали, а время нахождения при школах засчитывалось им за действит. службу. «Главной задачей учителей являлось вразумление учеников к прочному навыку всего им преподаваемого, основательным истолкованием каждого предмета, с терпением и кротостью, потому что неуместной строгостью можно изгнать в ученике готовность к наукам»,— подчеркивалось в одном из документов. Необходимость повышения квалификации учителей ощущалась с момента создания шк. учреждений, но длит. время эффективных мер не принималось. Было неск. попыток подготовки учителей в «центральных» школах (в Оренбурге и Троицке), школе офицерских детей, войсковой гимназии и др., но все они не изменили положения существ. образом. С изданием в 1871 наказным атаманом ген.-м. Боборыкиным приказа о введении в ОКВ обязат. обучения мальчиков началось ускор. стр-во и открытие станичных и поселковых школ (в 1870—75 их кол-во увеличилось с 152 до 470, уч-ся — с 4415 до 17 919 чел.). Велся активный поиск форм и методов подготовки учител. кадров. Повышению пед. мастерства (общих знаний, уровня проведения уроков с использованием дополнит. мат-лов) способствовали периодически созывавшиеся съезды каз. учителей. Однако они не решили гл. вопроса — «увеличения контингента учителей». В 1971 во 2-м (Верхнеурал.) воен. отделе было принято решение организовать подготовку учителей в Верхнеурал. ст-це: открылось «учительское отделение» (15 уч-ся, имевших начальное образование). Обучение осуществлялось бесплатно. Руководил подготовкой будущих педагогов обычный учитель станичной школы, не имевший соответствующей квалификации и не обеспеч. достаточным кол-вом дидактич. мат-лов. Выпускники этого «учительского отделения» оказались на практике «малоподготовленными». В итоге наказной атаман и атаманы воен. отделов, выразив неудовлетворенность экспериментом, стали искать новые возможности устройства учител. школы. В 1885 при Верхнеурал. муж. школе был открыт «специально-педагогический класс» с 3-летним курсом обучения. В теч. более чем 30 лет (с 1885 по 1919) в пед. классе велись предметы, предусмотр. Положением о гор. уч-щах, утвержд. в 1872 имп. Александром II: арифметика, гимнастика и строй, естествознание, Закон Божий, история Отечества, пение, письмо, практич. география, рус. яз. с церк.-слав. чтением, физика и чтение. «Специальнопедагогический класс» содержался на общест. средства, получаемые «натурой» по раскладке на станицы и поселки. Первонач. суммы составляли ок. 2 тыс. руб., в нач. 20 в. были увеличены до 3 тыс. Общее рук-во и контроль за деят-стью этого класса возлагались на атамана 2-го воен. отдела и чиновника, входившего в штат управления и наблюдавшего за станичными и поселковыми школами. Правлением воен. отдела были арендованы 2 здания: одно — просторное и светлое, с достаточным кол-вом уч. аудиторий, др.— меньшее, использовавшееся как общежитие (интернат) для учащихся. Оба здания имели благоустроенный вид, были хорошо оснащены мебелью. Плата за обучение и содержание в общежитии (в т. ч. постельные принадлежности, питание и нательное белье) составляла 6 руб. в месяц с каждого обучавшегося. Спец.-пед. класс был полностью обеспечен комплектом необходимых методич. пособий, учебниками, др. мат-лами и принадлежностями; имелась библиотека с разнообразной лит-рой. Все это позволило в нач. 20 в. впервые ввести в этом классе преподавание педагогики, методики и дидактики. Пед. коллектив состоял из 3 учителей-предметников, 1 учителя чтения и законоучителя (священника). Кол-во учащихся почти всегда было стабильным (до 40 чел., в осн. мальчиков; девочки поступили только в 1911). Пом. наказного атамана ОКВ ген.-м. А. Яшеров в докладе по итогам инспектирования этого уч. заведения отмечал: «Дело обучения в классе ведется живо, умело, и на все задаваемые по учебным предметам вопросы ученики дают основательные и положительные ответы. Прекрасная постановка учебно-воспитательного дела объясняется беззаветной преданностью и любовью к делу заведующего классом урядника Лебедева». Желающих учиться в спец.-пед. классе всегда было мн., конкурс ежегодно увеличивался. Происходило это по неск. причинам: во-первых, получивший аттестат на право преподавания имел преимущество перед сверстниками на занятие должности первого станичного или поселкового учителя (к-рый не командировался на полевую службу и заносился в списки будущих пенсионеров согласно пенсионному уставу учителей); во-вторых, большинство поступавших считали спец.-пед. класс первой ступенью к более «содержательному образованию» (обучению в др. рос. уч. заведениях). Мн. выпускники, в первую очередь наиб. способные, могли получить офицерский чин или поступить на службу чиновниками гос. учреждений. Из успешно окончивших спец.-пед. класс при Верхнеурал. муж. школе к нач. 20 в. работали учителями станичных и поселковых школ 107 чел., т. е. менее половины выпускников; именно эти учителя представляли собой «прочную просветительную силу в станичных и поселковых школах».

 

Библиотечное строительство в ОКВ. В 19 в. в Оренб. губ. работали 4 крупные библиотеки: Оренб. гор., Чел.— бр. Покровских, Троицкая и Белорецкая. С 1820-х гг. в станичных школах создавались библиотеки учебников и наглядных пособий. В 1882 по инициативе наказного атамана ген.-л. Астафьева и с разрешения Главного управления каз. войск России в станицах стали открываться наст. шк. библиотеки. Книжный фонд формировался («на остатки от 3000 руб.», выделяемых на шк. образование) книгами духовно-нравств., ист. и «повествовательного» содержания. По решению Воен. совета (6 июля 1896) выделение средств на культ.-просвет. работу было резко сокращено, библ. стр-во заморожено более чем на 10 лет. С 1897 открывались бесплатные библиотеки-читальни во всех станицах 1-го (Оренб.), 2-го и 3-го (Верхнеурал. и Троицкого) воен. округов. Атаман 1-го отдела ген.-м. А. С. Мелянин приказал учредить библиотеки-читальни «для общего пользования» в станичных и поселковых правлениях. В библиотеках, к-рые являлись местом сбора казаков, происходил обмен новостями, решались повседневные бытовые вопросы. По инициативе подъесаула Д. Е. Серова были разработаны устав и инструкция для библиотекаря, правила пользования библиотеками-читальнями. В уставе отмечалось, что «читальни-библиотеки имеют целью дать возможность всем жителям без различия пола, возраста, звания и сословия бесплатно пользоваться книгами и периодическими изданиями для чтения на дому, а также и в их помещениях. В читальнях-библиотеках не взимается ни платы за право чтения, ни залогов. За утерю же или порчу книжки виновный уплачивает стоимость ее. Читальни-библиотеки учреждаются и содержатся на средства станичных и поселковых обществ». Заведование библиотеками возлагалось на одного из должностных лиц станичной или поселковой администрации (по усмотрению атамана воен. отдела). В обязанности библиотекаря входили хранение имущества, составление каталога и его обновление, выдача книг (взрослым и детям), подача заявки атаману на приобретение новых книг и др. Библиотеки-читальни являлись «самым желанным местом», где казаки с пользой проводили свободное время и пополняли приобрет. в школе знания. Первая библиотека-читальня была открыта 15 апр. 1897 в ст-це Каменноозерной. Местный священник Н. Добросмыслов в своем выступлении подчеркнул, что «от читальни польза должна быть несомненна и очевидна»; призвал пользоваться «должным образом открытою... читальней», чаще посещать ее. Позднее такие библиотеки появились во всех станицах и ряде др. каз. поселений. По инициативе полк. Н. Г. Лобова была создана библиотека-читальня в пос. Обручевском ст-цы Кизильской. В 1898 ее книжный фонд насчитывал 1215 наим. книг «большею частью лучших русских и иностранных поэтов и писателей» (как отмечалось в одной из газетных статей). Число постоянных посетителей возросло до 192 чел., за год прочитавших 3532 книги. Библиотекарем был почет. судья урядник Д. Васильев, составивший систематич. каталог книг и определивший в нем 12 разделов: книги духовно-нравств., общест. и юрид., по естествознанию и с. х-ву, словари и справочники и др. В кон. 19 в. моск. благотворительница М. Ф. Морозова неоднократно жертвовала в каз. школы «полезные книги» (так, в 1899 она направила в школы ОКВ 85 комплектов книг ист. содержания, повестей и рассказов). В кон. 19 в. появилось св. 50 нар. библиотек-читален, что способствовало усилению культ.-просвет. работы среди оренб. каз-ва. Стали регулярно проводиться чтения религ.-нравств. содержания. Так, в ст-це Ключевской только в 1-м квартале 1899 было проведено ок. 30 чтений, на к-рых присутствовало ок. 900 чел. Со становлением библ. дела получило развитие в школах самодеят. художеств. творчество, в частности драм. (постановка спектаклей и водевилей) и хоровое иск-во.

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика