Сельское хозяйство

Сельское хозяйство, одна из гл. отраслей материального пр-ва, сектор агропромышленного комплекса; возделывание с.-х. культур и разведение с.-х. ж-ных в целях получения продовольствия и сырья для пром-сти. Осн. отрасли С. х.— растениеводство и жив-во (см.: Коневодство; Овцеводство; Птицеводство; Свиноводство; Скотоводство) — включают более мелкие отрасли, дифференцирующиеся по группам с.-х. культур, видам с.-х. ж-ных.

 

Сельское хозяйство на Южном Урале в 18 — нач. 20 вв. Первые домашние ж-ные (крупный и мелкий рогатый скот; возможно, лошади) появились в Юж. Приуралье в 4 тыс. до н. э., в Южном Зауралье — в кон. 3 тыс. до н. э. Южный Урал, вероятно, входил в зону первичной доместикации лошади. К сер. 2 тыс. до н. э. жив-во распространилось на территории Ср. Урала. Земледельч. освоение края началось со 2-й пол. 16 в., с появлением на Южном Урале первых переселенцев из сев. и центр. районов России; получило развитие в 1730—40-е гг., в период интенсивной колонизации Южного Урала. Земли, пригодные для пашни, степные пастбища, леса и реки, составлявшие, по оценке историка Ю. М. Тарасова, богатство края, занимали св. 35 млн дес. По свидетельству П. И. Рычкова, «почти во всех местах земли тучные и хлебородные». Оренбургская губерния являлась одним из с.-х. районов Российской Империи. По 5-й ревизии (1795), городское население составляло в ней 1,01%, а сел. (представл. в осн. крестьянством) — 98,99%; рус. и нерус. крестьян числилось св. 375 тыс. душ мужского пола, из них 73,36% составляли государственные крестьяне, 26,64% — крепостные (см. Крепостное право). Поселившиеся на Южном Урале рус. крестьяне, имевшие навыки земледелия, положили начало хлебопашеству, к-рое успешно развивалось в Исетской провинции, отличавшейся высоким плодородием почв. Обширные земельные пространства создавали условия для переложной системы полеводства: крестьяне распахивали участки и пользовались ими 10—12 лет, не заботясь о сохранении плодородия почв; когда происходило истощение почв и урожаи снижались, участки оставляли (их плодородие восстанавливалось через неск. лет), новые распахивались в той же слободе или в месте нового поселения (т. н. внутр. миграция). Т. о., земледелие развивалось экстенсивным путем. (Подробнее см. Земледелия системы.) К кон. 18 в. в Оренб. губ. было распахано св. 2 млн дес земли, из них 187 тыс. дес — в Челябинском уезде; пашня составляла 7,6% общей площади губернии. Посевы в губернии постоянно увеличивались: в 1767 под хлебными культурами было занято 183 тыс. дес, в 1794 — св. 895 тыс. (из них в Чел. уезде на землях государственных крестьян — 49 тыс., на помещичьих — 419 дес). С 1760-х гг. до кон. 18 в. посевы ржи увеличились почти в 4 раза, пшеницы — более чем в 5 раз, полбы (разновидность пшеницы) — в 8, проса — в 11, овса — в 3 раза. Рожь и овес занимали более половины посевных площадей, пшеница — ок. 18%; остальную площадь — полба, гречиха, просо, ячмень горох, а такжетехнические культуры (лен и конопля). Для Оренб. губ., особенно Оренб., Чел., Уфим. уездов, был характерен сравнительно высокий уд. вес посевов пшеницы. Как отмечал академик П.-С. Паллас, коноплю «сеяли только для своей потребы». Часть земли занимали под огороды; возделывали репу, капусту, морковь. Урожаи были неустойчивыми (годы ср. и высоких урожаев чередовались с неурожайными). По свидетельству Палласа, в 1769 был всеобщий неурожай, «когда даже в самой Исетской провинции ради продолжавшейся в оной засухе едва самой посев возвращен»; в «хорошие годы» урожаи ржи, овса, пшеницы «в большей части мест сам-десять и более»; «всякое обыкновенное огородное растение родится наилучшим образом, особенно белая репа, которая удивительной величины бывает». По данным Оренб. канцелярии за 1767 и 1794, ср. урожай по губернии составлял «сам-2» — «сам-2,2». При этом урожайность в разных Южноурал. уездах была различной: в 1794 в Белебеевском уезде — «сам-6», в Чел. и Бузулукском — «сам-3» — «сам-3,5», в Мензелинском собрали немн. больше, чем посеяли. Урожайность во мн. зависела от погодных условий и уровня агротехники. Осн. с.-х. орудиями были соха (разновидности: 1-зубая, с 2 сошниками, соха-односторонка), борона (до рубежа 18—19 вв.— дерев.), серп, коса; в западной части губернии на степных залежных землях применялись плуги; в местностях с тат. и башк. населением — сабан. Крест. земли в Оренб. губ. не удобрялись, на помещичьи поля для удобрения почвы выгоняли скот, сеяли гречиху. Под воздействием рус. населения земледелие стало развиваться среди нерус. народностей края, особенно на территории Зап. Башкирии. И. И. Лепёхин, побывавший там в 1770-е гг., свидетельствовал, что башкиры в районе Табынска «начинают вникать в хлебопашество, и всякий старается по крайней мере столько посеять хлеба, сколько для домашнего обихода потребно». Башкиры, жившие по рр. Ай, Катав, Юрюзань, производили столько хлеба, что могли поставлять его заводам (правда, в незначит. кол-вах). Общее кол-во зерна, производимого в Оренб. губ. в кон. 18 в., превосходило ежегодную потребность населения. По данным губерн. властей (привед. Тарасовым), в 1791 урожай зерновых (рожь, ячмень, пшеница, полба, овес и др.) составил более 3 млн четв. (1 четв. = 209,91 м). По расчетам местной администрации, на год. потребление населением было необходимо 768 тыс. четв., на фураж и посевы — 1,4 млн. Остальной хлеб (более 1 млн четв.) поставлялся на товарный рынок. (См. также: Зерновое хозяйство; Торговля хлебная.) Осн. производители и поставщики товарного хлеба — государственные крестьяне — были обеспечены достаточным кол-вом земли. Официально каждой семье полагалось по 15 дес на 1 душу мужского пола; крестьяне, обеспеч. рабочей силой, могли иметь по 20—25 дес на душу. Надел включал пашню, сенные покосы и лес. По сведениям Оренб. казенной палаты, у крестьян «недостатка в земле поныне (1800) не только не видно, но и сверх высочайше опробованной 15-десятинной пропорции показывается важнейший излишек». (См. также Землевладение и землепользование.) Постепенно зажиточные крестьяне сосредоточивали в своих руках земельные участки разорившихся односельчан, арендовали казенно-оброчные и башк. земли, иногда приобретали землю в собственность. На этих землях вели товарное х-во, для обработки земли привлекали наемных работников. Плата за аренду земель в Оренб. губ. была невелика (от 30 коп. до 1 руб. за десятину на неск. лет). (См. также Кортома.) Источники 18 в. свидетельствуют, что полукочевое, отгонное скотоводство оставалось осн. занятием башкир и казахов; вошла в обиход заготовка сена на зиму. По наблюдениям Рычкова, во время башкирских восстаний в х-вах башкир произошло «великое оскудение в лошадях, но по успокоению оного, в короткое время так они снова у них расплодились, что оные из них многие имеют сот по 5-ти лошадей и больше и все вообще стали быть оными опять достаточны». Паллас писал: «Некоторые башкиры имеют по нескольку сот лошадей... а есть и такие, коих богатство в сем от 2-х до 4-х тысяч лошадей простирается». Коневодство являлось ведущей отраслью х-ва, в значительной степени носило товарный характер. Особой славой пользовались иноходцы. Башкиры разводили также коров, верблюдов, овец. С начала колонизации края в большинстве крест. х-в лошадей использовали как тягловую силу при обработке земли (преобладали т. н. рус. лошади), коров и мелкий рогатый скот — для получения мясных и молочных продуктов. О числ. скота у крестьян можно судить по размерам сенокосных угодий. В Оренб. губ. в кон. 18 в. покосы составляли 3,9 млн дес (14% всей площади); под сенокосами было занято на 1,8 млн дес больше, чем под пашнями; на 1 душу мужского пола приходилось 6 дес пашни и 11,2 дес покосов. Числ. ж-ных в каждом дворе неизв.; она была неодинаковой, зависела от степ. зажиточности домохозяев. Судя по обеспеченности крест. дворов сенокосными участками, в большинстве из них имелось нек-рое кол-во лошадей, крупного рогатого и мелкого скота, могла быть птица. В большинстве х-в урал. горнозаводского населения разводили крупный и мелкий рогатый скот на мясо и молоко, лошадей — для перевозки заводских грузов. Домашний скот держали и горожане. Только у жит. Чел. в кон. 18 в. имелось более 3 тыс. голов лошадей и КРС. К кон. 18 в. сложилось 3 крупных очага земледелия: в Исетской, Оренб. и Уфимской провинциях; развивались рыночные отношения. Гл. роль в с.-х. освоении края сыграли рус. государственные крестьяне. В 1-й пол. 19 в. в нечерноземной полосе преобладали посевы ржи (С.-З. Урала), овса (Сев. Урал); в черноземной — пшеницы (юж. часть Оренб. губ. и Пермская губерния), овса, ячменя (Пермская, Оренб. губ.), проса (Оренб., Уфимская губернии), гречихи, полбы (Уфим. губ.). Во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. гл. зерновые культуры (пшеница, рожь, овес, ячмень) занимали до 99% посевных площадей; ср. урожайность пшеницы в крест. х-вах составляла 34—50 nyd с десятины, ржи — 36—47, овса — 39—51, ячменя — 38—51. В нач. 20 в. на Урале насчитывалось 56 конных з-дов; в Вятской, на С. Перм. и Уфим. губ. были распространены коровы первично-лесной (сев.) породы, малорослые и низкоудойные (от их скрещивания с кр. датской породой произошел в нач. 18 в. т. н. суксунский скот, от скрещивания с холмогорской и др. в нач. 19 в.— тагильская порода, высокопродуктивная по молоку и мясу). Широкое распространение на Урале получила романская порода овец; в Оренб. и Уфим. уездах разводили курдючную овцу. В 4 урал. губерниях в 1910 насчитывалось 2753458 лошадей, 4670112 голов КРС, 6416761 овец и коз, 871112 свиней. Наибольшим было поголовье скота в Оренб. губ., наименьшим — в Вятской. (См. также: Оренбургское казачье войско: войсковое хозяйство и быт населения.) Значит. сокращение поголовья скота и посевных площадей произошло в период 1-й мир. войны (см. Первая мировая война; разделы «Положение в Оренбургской губернии в период войны», «Продовольственное положение») и рев-ции (см. Южный Урал в 1917—18); Гражданская война, политика военного коммунизма вызвали тяжелый кризис С. х. в стране и на Урале. (См. также Голод 1921—22.) К 1923 кол-во лошадей сократилось (по сравнению с 1916) в 2 раза, КРС — в 2,5, овец и коз — в 3, свиней — в 8 раз.

 

Сельскохозяйственные орудия в 18—19 вв. Набор пахотных орудий определялся гл. обр. господствовавшей земледельч. системой. На Южном Урале для вспашки залежей повсеместно применялся сабан, напоминавший тяжелую соху с колесным передком, куда впрягали 2 лошадей. По сравнению с сохой, не пригодной для работы на твердых переложных и целинных землях, сабан характеризовался более высокой производительностью, лучше уничтожал сорняки; при переложной системе земледелия оставался гл. земледельч. орудием. Русские и мордва пользовались сабаном в осн. для поднятия целины и залежей, дальнейшую обработку производили сохой. Татары и чуваши пахали сабаном разные земли. На повсеместное распространение сабана в 1850-е гг. указал В. М. Черемшанский. Наряду с наиб. распростран. 1-сошным сабаном в вост. уездах встречался более соверш. 2-сошный. В Чел. уезде применялась его усовершенств. модификация: на передке крепился особый нож — ширт, подрезавший пласт земли вертикально, что значит. облегчало работу сошников. Использовался также тат. сабан, напоминавший примитивный плуг. С сер. 1850-х гг. в Бугульминском и Бугурусланском уездах Самарской губ. сабан вытеснялся более соверш. конным и воловьим плугами. В Бузулукском уезде Самарской губ. конным плугом к этому времени пахали «под все хлеба на всякой почве», в Чел. уезде плуг встречался редко. Для перепашки старых полей и двоения паров широко применялась соха. В зависимости от качества почв использовались разные типы сох (обычно с 2 сошниками). Так, на старых выпах. землях удобно было пахать русанкой, у к-рой имелась перекидная полица, позволявшая отваливать пласт в любую сторону. Глубина вспашки регулировалась простым натяжением чересседельника. Для обработки твердых почв использовалась более тяжелая косуля, к-рая отваливала и переворачивала пласт. В сев. районах широко применялась ее разновидность — вятская косуля с большим кол-вом жел. деталей, в к-рую впрягали 2 лошадей. В гористых местах Троицкого, Верхнеуральского, Златоустовского уездов использовалась соха, у к-рой роль «подошвы» выполняли сошники, роль оглобель — постромки. Таким орудием было удобно пахать между корнями деревьев и камнями. Применялись также дерев., жел. и комбинир. бороны разных форм и размеров. В х-вах государственных крестьян в 19 в. встречалась чаще жел. борона, более удобная и долговечная по сравнению с дерев. Для измельчения комьев земли иногда применялись дерев. катки, чаще — дерев. колотушки или просто обух топора. Др. приспособления (культиваторы, усовершенств. плуги) не использовались. Дерев. детали сабанов, плугов и сох, как правило, изготавливались в крест. х-ве; жел. сошники приобретались на рынке. Существовали спец. мастерские по пр-ву земледельч. орудий. Напр., в Кунгуре был налажен выпуск сох, имевших особое клеймо и весивших почти вдвое легче самодельных. Повсеместному распространению таких орудий препятствовала их относительно высокая цена: простая соха стоила 2 руб. серебром, косуля — вдвое дороже, сабан — 3—6 руб. (в зависимости от конструктивных особенностей), конный плуг — 6—7. Особенно дороги были металлич. детали. Так, в сер. 1850-х гг. жел. сошник стоил 5 руб. ассигнациями и был доступен не каждому домохозяину. В середине 19 в. специализация земледельч. орудий достигла высокого уровня, появились более эффективные модели сох, расширилось применение плужной обработки земель, однако отсутствие во мн. х-вах свободных денежных средств препятствовало внедрению эффективной техники. Примитивная соха и сабан оставались осн. орудиями вспашки. Почвообрабатывающие орудия не имели такого значения, как пахотные, и меньше подвергались конструктивным изменениям.

 

Сельское хозяйство Челябинской области. На Урале уровень с.-х. пр-ва 1916 был достигнут к 1928, в ходе реализации новой экономической политики. Существ. помощь Южноурал. крестьянам оказало гос-во, выделив весной 1922 более 1 тыс. вагонов семян и большое кол-во фуража для скота. На село направлялись с.-х. орудия и машины. При этом С. х. оставалось мелким, раздробл., малопроизводит., малотоварным, осн. на примитивной технике (гл. тягловой силой были лошади). Коллективизация, призванная преодолеть отставание путем объединения мелких х-в в крупные, применяющие совр. технику, сопровождалась ликвидацией единоличных крест. х-в, раскулачиванием. В 1934 в Челябинской обл. имелось 2876 колхозов, засевавших св. 97% площадей, введ. в севооборот. После организации машинно-тракторных станций повысилась эффективность использования с.-х. техники. В 1929 была создана первая тракторная колонна (на терр. Уйскогорайона). В 1934 МТС обрабатывали 68% посевной площади колхозов, в 1939 — 99,9%. (См. также Электрификация сельского хозяйства.) В годы Великой Отечественной войны в С. х. области изменился руководящий состав, сократилось кол-во техники, более половины механизаторских кадров составляли женщины и подростки (в 1942 по призыву парт. и комс. орг-ций на работу в МТС пришло 4 тыс. комсомолок; было организовано 110 тракторных бригад, объединявших 800 трактористок); уменьшились посевные площади, особенно зерновых культур (на 40%), поголовье скота сократилось, в т. ч. лошадей и свиней — почти на 50%. После войны начался процесс укрупнения х-в. Если в 1940 в области насчитывалось 884 колхоза, то в 1960 их было 162, к 1970 — 65. В это же время увеличилось кол-во совхозов: в 1940 их было 55, в 1960 — 82, в 1970 — 133, в 1990 — 193 (см. Колхозно-совхозное производство). В середине 1950-х гг. в области началось широкое освоение целины. Посевные площади в 1955 увеличились по сравнению с 1950 на 79%. Данные о кол-ве посевных площадей представлены в табл. 1. С целью повышения плодородия с.-х. земель на полях области проводились работы по хим. мелиорации. К сер. 1980-х гг. уд. вес посевных площадей, на к-рых были внесены минеральные удобрения, достиг 66% (см. Агрохимическая служба). Улучшалась техн. оснащенность с.-х. предпр. На полях области в 1990 работали 27 335 тракторов и 10772 комбайна (соответственно в 4,4 и 3 раза выше довоен. уровня). К нач. 1990-х гг. поголовье скота увеличилось по сравнению с довоен. уровнем: КРС — в 2,3 раза, свиней — в 5. Наибольшее кол-во КРС в области отмечено в 1984 (1312,9 тыс. голов), свиней — в 1984 (633,2 тыс.), овец и коз — в 1975 (1065,8 тыс.). К кон. 1980-х гг. в жив-ве области были достигнуты значит. успехи, особенно в скотоводстве и свиноводстве (см. табл. 2). Ср. надой от 1 коровы в 1990 в с.-х. орг-циях достиг 2838 кг (в 2,6 раза выше довоен. уровня). На это повлияли результаты работы племенной службы области. Птицеводство было практически полностью переведено на пром. основу. Ср. яйценоскость 1 курицы-несушки достигла 258 яиц в год (по сравнению с 1970 возросла на 62,3%). Пр-во осн. продуктов жив-ва, урожайность и валовой сбор с.-х. культур, в т. ч. на душу населения, представлены в табл. 3, 4, 5. В 1990-х гг. в С. х. произошли коренные изменения. В стране была ликвидирована гос. монополия на землю, созданы правовые условия функционирования экономики, осн. на сочетании крупного, ср. и мелкого пр-ва; финанс. поддержка села из федерального бюджета почти полностью прекратилась. В Челябинской обл. произошло сокращение посевных площадей с 2649,5 тыс. га в 1991 до 1852,1 тыс. га в 2006. Поголовье КРС во всех категориях х-в с 1991 уменьшилось в 2,8 раза; в т. ч. коров — в 2,3, свиней — в 1,7, овец и коз — в 6,7 раза. С 1990 в Челябинской обл. начался процесс создания крест. (фермерских) х-в (КФХ), пик к-рого пришелся на 1993; к 1994 их было зарегистрировано 7022. (См.: Союз крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов; Центр по подготовке фермеров.) К 2006 кол-во КФХ сократилось до 4811; на каждое из них приходилось в ср. по 99,2 га земельных угодий. Осн. направлением деят-сти КФХ являлось растениеводство. Выросло значение личных подсобных х-в. Развитие индивид. сектора в С. х. активизировалось в связи с либерализацией цен, дефицитом продовольствия, перераспределением земель, интенсивным выделением земельных участков собственникам личных х-в, владельцам садов и огородов (см.: Предоставление земель в пользование; Распределение земель по формам собственности). В 2005 доля х-в населения в общем объеме с.-х. продукции составила 59,5% (в 1990 — 25,1%); доля с.-х. орг-ций уменьшилась до 36,7% (в 1990 — 74,9%). В области производилось 2,4% с.-х. продукции России (ниже ее доли в составе населения страны). Ср.-год. числ. работников, занятых в С. х. области, составляла ок. 50 тыс. чел. при общей числ. сел. населения более 640 тыс. Одноврем. со значит. уменьшением общего кол-ва работающих снизился на 3% уд. вес работников в возрасте до 30 лет (подобная динамика наблюдалась и в составе рук. и специалистов х-в, и органов управления АПК): в 1991 сотрудники в возрасте до 30 лет составляли 11,2% общего кол-ва работников, в 2001 — 7,8%; в возрасте старше 55 лет — соответственно 2,1 и 3,1%. Одноврем. снизился уровень квалификации рук. х-в и внутрихоз. подразделений; специалистов с высшим образованием в 1991 насчитывалось 31,3%, в 2001 — 29,7%; без спец. подготовки — соответственно 23,9 и 22,6%. Среди рук. х-в высшее образование имели 75%, среди гл. специалистов — 60%. В ср. звене было занято 7664 чел., из них с высшим образованием — 1845 чел. Снижение уровня пр-ва продукции, оплаты труда, ухудшение техн. оснащенности вызвало сокращение числ. с.-х. работников. К 2004 прав-во области по предложению Главного управления сельского хозяйства и продовольствия (с 2004 Министерство сельского хозяйства) приняло ряд решений, предусматривающих обеспечение безубыточной деят-сти с.-х. орг-ций. Был создан экон. механизм сезонного кредитования сел. товаропроизводителей, к-рый включал консолидацию в бюджете области (см. Консолидированный бюджет) всех средств, направл. на закупку продуктов, и их конкурсное распределение на основе госзаказа и квот. (См. Заказ на сельскохозяйственную продукцию.) Программа поддержки с.-х. пр-ва предусматривала инвестиции, кредитование, модернизацию. В 2003 на развитие АПК было выделено 1,1 млрд руб., в т. ч. 600 млн — на закупку техники; в 2005 — св. 2,5 млрд руб., в т. ч. 700 млн в виде кредитов. Это способствовало улучшению ситуации в С. х. области. В нач. 21 в. стабильно увеличивались поголовье птицы и пр-во яиц во всех категориях х-в, поголовье свиней — в с.-х. орг-циях. За счет внутриобл. пр-ва практически полностью обеспечиваются потребности населения в картофеле (см. Картофелеводство) и позднеспелых овощах (см. Овощные культуры), курином яйце. Ок. 1/3 потребляемых мясных и молочных продуктов привозится из др. регионов. С. х. Чел. обл. включает: предпр. (в 2005 — 500); КФХ (зарегистрировано в 1996 — 6408, в 2002 — 4918, в 2003 — 4869, в 2004 — 4835, в 2005 — 4811); личные (подсобные) х-ва населения. (См. также Сельскохозяйственная кооперация.) В с.-х. орг-циях более 60% производимой продукции приходится на животноводч. В КФХ и х-вах населения преобладает пр-во растениеводч. продукции (в 2005 — соответственно 76,5% и 57,7 общего объема получ. продукции). Структура пр-ва с.-х. продукции по категориям х-в характеризуется данными, представл. в табл. 6. В Челябинской обл. сложилось неск. зон с различной производств. специализацией С. х.: пригородная (включает предпр. адм. сел. районов, прилегающих к Магнитогорску, Чел. и городам горнозаводского ареала и ориентирующихся на пр-во скоропортящейся, малотранспортабельной продукции); переходная — молочно-мясного скотоводства, зернового х-ва и картофелеводства (включает предпр. адм. районов лесостепи); юж. степная зона — зернового х-ва, мясного скотоводства и овцеводства. В Челябинской обл. практикуются адаптивный подход в сельском хозяйстве, контурно-мелиоративный метод обустройства терр., к-рый предполагает использование элементов ландшафта с учетом рельефа местности и почв. покрова (см.: Адаптивно-ландшафтная система земледелия), районирование сельскохозяйственных культур. (См. также: Агроэкосистем оптимизация; Пар; Почвообработка; Природно-климатические ресурсы сельского хозяйства.) Достаточно высоким потенциалом обладает с.-х. наука области. Работают Челябинский агроинженерный университет, Уральская академия ветеринарной медицины; 4 НИИ (Научно-исследовательский институт ветеринарной санитарии, гигиены и экологии; Научно-исследовательский институт механизации и автоматизации сельскохозяйственного производства; Научно-исследовательский институт плодоовощеводства и картофелеводства; Научно-исследовательский институт сельского хозяйства).

 

Реализация сельскохозяйственной продукции. В советский период вся произвед. с.-х. продукция использовалась для гос. нужд и распределялась гос. органами. В 1990-х гг. в ходе экон. преобразований появились новые каналы ее реализации. На первонач. этапе из-за дефицита ден. массы и высоких темпов инфляции для реализации с.-х. продукции была характерна большая доля натур. оплаты и бартерных операций (с.-х. предпр. рассчитывались продуктами питания за приобрет. товары и выполн. работы). С восстановлением ден. оборота объемы бартерных сделок и натур. оплаты значит. уменьшились. Объемы гос. заказа на с.-х. продукцию сократились. Обеспечение предпр. социальной сферы продуктами питания, реализацию гос. поддержки местных товаропроизводителей и формирование резервов для гос. нужд с 1997 осуществляет Продовольственная корпорация Челябинской области. После выполнения обязательств по договорам с Прод. корпорацией с.-х. организации направляют оставшуюся часть произвед. продукции на перерабатывающие заводы и фабрики, реализуют через торг. сеть или продают предпр. общест. питания Чел. и др. областей, используют как эквивалент денег для оплаты труда и расчетов за поставки по бартерным сделкам (см. табл. 7). Объемы с.-х. продукции зависят от кол-ва произвед. продукции и ее товарности (соотношение реализ. и произвед. продукции). Эти показатели по х-вам всех категорий представлены в табл. 8. Цена на с.-х. продукцию при реализации постепенно возрастала (см. табл. 9). Рост цен на зерно в 2001 составил 3,8%, в 2002 отмечено падение на 22,4%, в 2003 цены выросли в ср. на 54,6%, в 2004 — на 65%. Аналогичная ситуация сложилась при реализации мясной продукции.