Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Аренда и концессии

Аренда и концессии (1917—20), экон. меры стимулирования развития пром-сти. В кон. дек. 1917 группой предпринимателей во главе с А. П. Мещерским в СНК был представлен проект образования гос.-капиталистич. металлург. треста. Проект предусматривал вливание ряда крупных у рал. заводов в пром. объединение «Коломна — Сормово» (см. ниже). Реализация проекта открывала перспективу создания на Урале крупной металлург. базы (ок. 20% объема выплавляемого в стране чугуна); развития пр-ва вагонов, судов, рельсов, машин и др. Ни один из 3 вариантов проекта, предлож. группой Мещерского (в т. ч. предусматривавший равное участие гос-ва и частных лиц), не был принят ВСНХ. На совещании с фабрикантами и заводчиками было заявлено о недопустимости проникновения в сов. экономику иностр. капитала (к-рый представляла группа Мещерского). Ход переговоров контролировал В. И. Ленин, к-рый на объедин. заседании ВСНХ, ЦК Союза металлистов и ВЦСПС (11 апр. 1918) потребовал полн. национализации заводов и перехода авторов проекта на службу Сов. гос-ву в качестве техн. специалистов, организаторов производства. В янв. 1918 ВСНХ объявил конкурс на проект создания единой орг-ции урал. з-дов с привлечением к реорганизации пром-сти частного капитала. В кон. марта 1918 на Коллегии горного и металлург. отдела ВСНХ был заслушан доклад о создании Урал. к-та по разработке вопросов переустройства урал. пром-сти. Со стороны предпринимателей Стахеевых поступило предложение о создании треста с долевым участием амер. (60% акций), рус. (20%) предпринимателей и гос-ва (20%). Проект содержал предложения по выделению лесного х-ва в особую группу, реорганизации угольной пром-сти на новых техн. основах, переходу к коксовой плавке, переоборудованию заводов и перемещению пром. центров, формированию территориальных единиц из Урала и Донецкого басс. Одобр. (с нек-рыми поправками) предложение «группы Стахеева» практич. осуществления не получило, т. к. прав-во сочло экономически и политически невыгодным преобладание иностр. капитала. К вопросу о возможности использования иностр. опыта для подъема пром-сти большевики вернулись по окончании Гражданской войны. Комментируя декрет СНК «Общие экономические и юридические условия концессий» (23 нояб. 1920), Ленин утверждал: «Концессии не страшны, если мы отдадим концессионерам несколько заводов, сохраняя большинство за нами». С переходом к новой экономической политике (весна 1921) открылся доступ частного капитала в пром-сть. Изменения в гос. управлении пром-стью привели к тому, что мн. предпр. при переводе на хозрасчет оказались нерентабельны и были закрыты. По стране бездействовало св. 10 тыс. предпр.; гос-во не имело средств для налаживания пр-ва и организации охраны оборудования. Декретом от 5 июля 1921 «О порядке сдачи в аренду предприятий, подведомственных Высшему Совету Народного Хозяйства» отд. гражданам, кооперативам, товариществам и др. объединениям предоставлялось право арендовать гос. пром. предпр. СНК предлагал «не колеблясь и энергично проводить в жизнь декрет о сдаче в аренду в отношении тех предприятий, которые не могут быть пущены в ход и поддерживаемы советскими государственными органами, содействуя тем самым разгрузке государственного аппарата от мелких предприятий и заводов» (9 авг. 1921). Были установлены условия аренды и ответственность арендаторов по Гражд. и Уголовному кодексам за сохранность получ. ими в пользование оборудования, за снабжение предпр. и работающих на них. Гос-во не брало на себя никаких обязательств по снабжению сданных в аренду предпр., их рабочих и служащих. Совнархозам предоставлялось право контроля за использованием аренд, предпр. и выполнением заключ. договоров. На Урале сдача в аренду предпр. началась в авг. 1921; к 15 нояб. 1921 губерн. совнархозами (см. Советы народного хозяйства) было сдано в аренду 186, в т. ч. с.-х. предпр.— 123, лесной пром-сти — 6, хим.— 18, силикатной — 5, текстильной — 17, металлообр.— 5, коммунального х-ва — 12. К концу года кол-во сданных в аренду предпр. достигло 204, среди них преобладали мелкие полукустарные и кустарные заведения, предпр. пищ. пром-сти, муком. мельницы. Так, Челябинским губернским совнархозом на 1 марта 1922 было сдано в аренду 45 предпр., среди них 34 мельницы, 3 пимокатных, 2 предпр. хим. пром-сти, 2 кож. и 1 металлург. з-д и др. Сроки аренды были различны: от 1 до 5, редко — до 20 лет (в ср. ок. 3 лет). Размер арендной платы составлял 5—30%, реже — до 40% готовой продукции (в ср. 12%); она выплачивалась деньгами либо долей продукции предпр. В соответствии с классовыми принципами нэпа первоочередное право на получение аренды предоставлялось орг-циям кооперации; допускалась сдача предпр. в аренду частным лицам. В нач. 1922 на долю частных лиц приходилось 40% общей числ. аренд. предпр., на кооп. орг-ции — 30— 35%, на артели — 20%. На Урале процент предпр., аренд. частными лицами, был высоким в осн. за счет сдачи мельниц. С передачей мельниц в ведение прод. к-тов (пост. Совета Труда и Обороны от 2 дек. 1921) числ. арендных предпр. в пром-сти резко сократилась. В 1922 было сдано в аренду 144 (из запланир. 743) предпр. На Урале сдача предпр. в аренду не получила широкого распространения, как отмечали местные гос. органы, из-за отсутствия необходимых коммерч. связей и предложений с достаточным оборотным капиталом. Арендаторы («частники») были поставлены в невыгодные условия по сравнению с гос. и кооп. предпр. Законодательством сфера деят-сти частных предпринимателей была ограничена: им запрещалось открывать предпр. с числ. рабочих св. 20, выступать посредниками между гос. и кооп. орг-циями. В условиях дефицитной экономики частный предприниматель в любой момент мог лишиться доступа к сырью, транспорту и т. д. Гос. и кооп. предпр. пользовались преимуществ. правом на перевозку грузов, получение кредита; им было запрещено заключать сделки на дефицитные товары с частными лицами. На местах отмечались перегибы в реализации прав на аренду. Глава прав-ва А. И. Рыков критиковал порядок, при к-ром «кооператоры, приезжая в город, требуют предоставление кредита и получают его в целом ряде фабрик, а в удостоверение своей кредитоспособности не представляют ничего, кроме брошюры тов. Ленина “О кооперации”». Частный предприниматель по договору был обязан выполнять производств. программу, утвержд. губсовнархозом; своевременно вносить платежи. Состоят. арендаторы не хотели попадать в зависимость от местных властей, рисковать своим капиталом. Аренда воспринималась как врем. вынужд. мера, отступление от принципов социализма. Недопустимым считалось участие коммунистов в аренде предпр., применявших наемный труд. На Урале в числе первых были арендованы (дек. 1921) механич. мастерская в Кыштыме и завод в Нязепетровске (ныне Чел. обл.), Сысертский (ныне Свердловской обл.), Ильинский (ныне Пермский край) з-ды. К нач. 1926 в регионе было 111 аренд. предпр. с 2260 рабочими, составлявшими 2% (в т. ч. на кооп. предпр.— 1,5%, на частных — 0,5%) общей числ. работавших в фаб.-зав. пром-сти; они производили 2,9% продукции (в т. ч. кооп. арендаторы — 2,2%, частные — 0,7%) от общего объема производства. Несмотря на небольшой уд. вес, арендная пром-сть способствовала трудоустройству части безработных, нек-рому насыщению рынка предметами потребления; часть сумм от арендной платы направлялась на содержание законсервир. заводов и нужды нар. образования. Один из первых концессионных договоров, подписанных (2 нояб. 1921) между РСФСР и «Американской объединенной компанией медикаментов и химических препаратов» на Алапаевские (ныне Свердловской обл.) асбестовые рудники, давал возможность в условиях экон. блокады Сов. России установить деловые отношения с Западом, получать помощь хлебом. Ленин оценил полит. значение договора: «Пусть фиктивная, но концессия (асбест или другие ценности Урала...). Нам важно показать и напечатать... что американцы пошли на концессии». В марте 1921 с предложением о создании концессии (сроком на 99 лет) из всех предпр., ранее входивших в Рус.-азиат. акц. об-во (медеплавильные з-ды и рудники Карабаша, Кыштыма, Таналыка; свинцово-цинк. комбинат Риддера, Экибастузские угольные копи), выступил англ. промышленник и финансист Л. Уркварт, к-рому ранее принадлежали разработки медных руд (где имелись также золото и серебро) в районе Кыштыма (см. Кыштымская корпорация). В ходе переговоров между Урквартом и наркомом внеш. торговли Л. Б. Красиным (лето 1921, Лондон — Москва) был выработан проект концессионного договора; спец. комиссия (предс. И. К. Михайлов) обследовала урал. и сиб. предпр. Политбюро ЦК РКП(б) отклонило (кон. 1922) проект концессионного договора (по офиц. версии, в связи с «кабальными условиями» эксплуатации урал. недр). Красин в докладе предс. ВСНХ П. А. Богданову о ходе переговоров утверждал, что «сейчас в этом деле на 90% чистой политики...». Добиваясь междунар. признания, Сов. прав-во активно использовало тактику концессионного бойкота для оказания нажима на прав-ва зап. стран, что оборачивалось потерями для рос. экономики. Концессионную деят-сть затрудняло экон. положение сов. нар. х-ва (низкая производительность труда, отсутствие сырья и полуфабрикатов необходимого качества, их дороговизна, большие общие расходы по оплате рабочей силы, трудности в обеспечении трансп. перевозок, завышение курса сов. валюты, высокий таможенный тариф и др.). Коммерч. успех не гарантировал стабильности концессиям. В концессионном договоре, к-рый являлся единств. признаваемым в Сов. гос-ве документом, защищавшим права концессионного капитала, оговаривалась лишь часть условий иностр. предпринимат. деят-сти, др. часть определялась центр. и местными органами гос. власти. Т. о., концессионные предпр. попадали в полн зависимость от гос-ва, к-рое на практике могло менять условия концессионной деят-сти без согласования с иностр. предпринимателем. Причинами малой эффективности А. и к. в период нэпа наряду с общим состоянием сов. нар. х-ва были невозможность функционирования капиталистич. пр-ва в условиях централиз. директивно-плановой экономики, временность допуска частного и гос. капитализма.

 

«Коломна — Сормово», пром. объединение паровозе- и судостроит. предпр. Коломны и Сормово, Кулебакского железоделат. з-да. Образован в мае 1913. В 1916 в его состав вошли Акц. об-во Белорецких з-дов (см. Белорецкий горный округ) и Пермское лесопром. торг. об-во. К нояб. 1917 пром. группа (дир.-распорядитель Мещерский) объединяла ряд тесно связ. производств. деят-стью машиностр., металлург. и вспомогат. предпр. (всего ок. 60 тыс. рабочих). Представл. Мещерским проект создания крупного гос.-монополистич. треста на базе «Коломна — Сормово» («Русское национальное общество объединения металлургических, механических, машиностроительных, судостроительных, паровозостроительных и вагоностроительных заводов») предусматривал объединение до 75% рос. предпр. паровозостроения и до 50% — вагоностроения, в частности слияние с трестом «Коломна — Сормово» ряда крупных заводов центра, юга России, а также Урала: Пермского лесопром. об-ва, Инзерских з-дов, предпр. Златоустовского, Белорецкого, Катав-Ивановского, Симского горных округов и др. (с общим кол-вом рабочих 300 тыс. чел.). Этот проект (как и представл. Мещерским в дек. 1917, в янв. 1918) был отклонен Сов. прав-вом. Пост. ВСНХ от 18 июня 1918 предпр., входившие в группу «Сормово — Коломна», были национализированы, получили назв. «Объединенные национальные машиностроительные заводы “Сормово — Коломна”»; Постановлением ВСНХ от 19 нояб. 1918 — «Государственные объединенные машиностроительные заводы».

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика