Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Бобровский этап

Бобровский этап, сакский этап, начальный этап истории ранних кочевников Юж. Зауралья. Представлен памятниками тасмолинской историко-этногр. общности, сложившейся в урало-казахстанских степях в 7—6 вв. до н. э. К Б. э. отнесено ок. 30 погребальных и помин. комплексов. Надмогильные сооружения представлены курганами и округлыми кольцевыми вымостками, сложены из земли, камня или их сочетаний. Захоронения совершались в простых грунтовых ямах прямоугольной и овальной формы, ямах с подбоем вдоль длинной продольной стенки; погребальные камеры перекрывались деревом или кам. плитами. При отсутствии ям кости ж-ных, керамич. и др. инвентарь находились на уровне древней поверхности. При погребенных, улож. вытянуто на спине (головой в сторону С.-З.), обнаружен сопровождающий инвентарь: предметы вооружения (кинжалы, чеканы, наконечники стрел, колчанные крюки); наборные пояса, зеркала, жертвенники-алтари, амулеты, напутств. пища. По набору инвентаря погребения разделены на 2 группы: захоронения мужчин-воинов (с оружием) и захоронения женщин-жриц (с предметами культа и украшениями). Среди муж. воинских погребений выделяются захоронения в кургане-4 Бобровского могильника и кургане-2 могильника Иртяш 14; среди жен.— захоронение в кургане-2 Варненской группы (см. Варненские курганы), содержащее золотые накосники, кам. жертвенник и костяной гребень, украш. изображением хищника. Наибольшее кол-во аналогий предметам погребального инвентаря курганов Юж. Зауралья обнаружено в комплексах 8—6 вв. до н. э. вост. районов Евразии, преим. в Сев. и Центр. Казахстане и Приаралье. Сравнение курганов Юж. Зауралья по погребальному обряду и инвентарю с памятниками сопредельных терр. позволяет включить ранних кочевников Юж. Зауралья 7—6 вв. до н. э. в сакскую историко-этногр. область. Погребальный обряд и конструкция надмогильных сооружений номадов Юж. Зауралья наиб. близки к таковым кочевников 7—6 вв. до н. э. Сев. и Центр. Казахстана, что дает основание объединить их в тасмолинскую историко-этногр. общность. Контакты с сырдарьинскими саками определили сходство погребального инвентаря и отд. элементов обряда. Связи номадов Юж. Зауралья с кочевниками и полукочевниками Казахстана и Ср. Азии обусловлены расположением зимних пастбищ, контакты с лесостепными племенами Зауралья — местонахождением летних стоянок. Налаживание тесных экон., культ. и др. связей с С. и Ю. стимулировалось постоянной потребностью кочевников в продуктах земледелия, ремесл. изделиях, сырье для собств. ремесл. пр-ва. Благоприятные климат. условия в Юж. Зауралье (7—5 вв. до н. э.) способствовали широкому освоению номадами его степной и лесостепной зон. О контактах полукочевого лесостепного населения со степным миром в 7—6 вв. до н. э. свидетельствуют мат-лы поселений и городищ лесостепного Зауралья и Притоболья: находки бронз. зеркал с центр. петлей на обороте, бронз. ножей без выдел. (или слабо выдел.) рукояти и форм для их отливки; бронз. наконечников стрел и форм для их отливки; бронз. амулетов-колесиков, жел. булавок, предметов конской упряжи и т. п. О раннем проникновении кочевников в ареал иткульской культуры свидетельствует найд. на берегу оз. Иртяш подпружная пряжка в виде свернувшегося в кольцо хищника сем. кошачьих (2-я пол. 7 — нач. 6 вв. до н. э.). Свидетельством воен. активности кочевников на юж. рубежах иткульского мира является погребение 3 кургана-2 могильника Иртяш 14. Процесс становления иткульской культуры и функционировавшего на ее базе металлург. очага совпал с началом активного проникновения кочевников в лесостепь. Вероятно, потребность кочевого мира в цветном металле стимулировала становление иткульского очага металлургии. Включение ранних кочевников Юж. Зауралья 7—6 вв. до н. э. в сакскую историко-этногр. область позволяет установить направления связей ананьинских племен с сакским миром (в т. я. и с Вост. Казахстаном и Алтаем). В 7—6 вв. до н. э. связи осуществлялись, вероятно, 2 путями: 1-й (зап.) — через Зап. (Приурал.) Башкирию, Юж. Приуралье и Приаралье (низовья Амударьи и Сырдарьи); 2-й (вост.) — через лесостепное Зауралье (иткульская культура), Юж. Зауралье и низовья Сырдарьи, Чу и Сарысу. Направление этих путей совпадает с маршрутами ежегодных кочевок номадов Юж. Приуралья (или Юж. Приаралья) и Юж. Зауралья. Кочевники, зимовавшие на Устюрте, Мангышлаке, низовьях Амударьи, на лето уходили далеко на С.— в районы Юж. Приуралья, отд. группы — в Приурал. Башкирию. Здесь они могли вступать в контакты с племенами культуры курмантау, а через них — с ананьинским миром. Спускаясь на зиму к Ю., кочевые племена Юж. Приуралья и Приурал. Башкирии на местах традиционных зимних пастбищ соседствовали с кочевыми и полукочевыми племенами Ср. Азии, что обусловило возникновение тесных связей между племенами. Концентрация номадов в полосе пустынь и предгорий от Каспия до Балхаша и Семиречья способствовала тесному взаимодействию урало-казахстанских кочевников с племенами Юж. Казахстана и Ср. Азии, Вост. Казахстана и Алтая. Именно по этому пути могли проникнуть в Приуралье, к племенам ананьинской культуры, инновации в области вооружения и конской упряжи и связ. с ними идеологич. воззрения. Группы ранних кочевников Юж. Зауралья, летовки к-рых располагались в басс. Тобола, верховьях Урала, Уя, междуречье Уя и Миасса, имели зимние пастбища в пустынной зоне между Сырдарьей и Балхашом, где зимовали кочевники Сев. и Центр. Казахстана, кочевники и полукочевники ряда районов Ср. Азии. Это благоприятствовало связям между племенами, обмену достижениями в области материального пр-ва, духовной жизни. Возможностей для связей с кочевниками Вост. Казахстана, Алтая, Тувы и Минусинской котловины у племен тасмолинской историко-этногр. общности было больше, чем у номадов Юж. Приуралья и Приаралья. Об этом свидетельствует состав металла нек-рых предметов 7—6 вв. до н. э. из Сев. и Центр. Казахстана и Юж. Зауралья. Иткульские металлурги, предположительно являясь одними из поставщиков металла и изделий из него ранним кочевникам Юж. Зауралья, были хорошо знакомы с комплексом сакского вооружения и конской упряжи, предметами культа и иск-ва. Связи иткульских племен с ананьинцами формировались в эпоху бронзы и документированы находками как общих для этих культур предметов, так и изделий, характерных для ананьинцев на вост. склоне Урала, ананьинской керамики на иткульских памятниках и тальковой (заурал.) керамики в Приуралье. По мнению С. 6. Кузьминых, для ананьинцев 8—6 вв. до н. э. имели существ. значение связи с населением Ср. и Юж. Урала, откуда цветной металл поступал к кузнецам-литейщикам Волго-Камья. Вероятно, иткульские металлурги являлись звеном, соединявшим на В. ананьинцев с номадами сакской историко-этногр. общности. Ранние кочевники Юж. Зауралья 7—6 вв. до н. э., входившие в тасмолинскую историко-этногр. общность, являлись составной частью обширного сакского мира, поддерживали активные связи с кочевым и полукочевым населением Казахстана и Ср. Азии, а через них с жит. более вост. областей Евразии (включая Туву и Минусинскую котловину), племенами Заурал. лесостепи и ананьинской общностью Волго-Камья.

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика