Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Оренбургское казачье войско

Оренбургское казачье войско: воинская служба. Исторически казачество образовалось как особое воен. сословие, пользовавшееся рядом прав и преимуществ на условиях обязат. и общей воинской повинности.

 

Воинская повинность оренбургских казаков, порядок привлечения казаков Оренбургского казачьего войска (см. предыдущую статью) на воен. службу в 18 — нач. 20 вв. С созданием в сер. 18 в. по решению центр. власти для охраны юго-вост. рубежей Российской Империи ОКВ (в отличие от «вольных», т. е. сложившихся из беглой вольницы, каз. войск) вся его внутр. регламентация подчинялась местным гражд. и воен. властям. Казаки обязаны были служить «своекоштно» (приобретать обмундирование, снаряжение и строевых коней за свой счет); по спец. нарядам воен. властей выходить на службу в укрепления Оренбургской военно-пограничной линии; с полками принимать участие в боевых действиях; нести караульную и конвойную службу внутри Оренбургской губернии и за ее пределами. Срок нахождения на воен. службе длит. время не ограничивался — казаки должны были выполнять обязанности «до наступления дряхлости» или увольнялись вследствие получения на службе тяжелых увечий. Исключение составляли казаки, имевшие наряду с каз. арм. офицерские чины: они увольнялись в отставку по выслуге установл. срока на общих с арм. офицерами основаниях. Впервые порядок и сроки отбывания воен. службы оренб. казаками были регламентированы «Положением об Оренбургском казачьем войске» (12 дек. 1840). Казаки, достигшие 17-летнего возраста, зачислялись в категорию т. н. сиденков, в теч. 2 лет под рук-вом отставных офицеров и урядников готовились к предстоящей службе, выполняли различные повинности внутри станиц: охраняли станичные склады, общест. магазины, сеновалы; несли подводную и др. повинности по усмотрению нач. станичных правлений. Ежегодно 1 янв. достигших 20-летнего возраста молодых казаков собирали в станичном правлении, в присутствии офицеров и священников приводили к присяге и заносили в общий список очередности выхода на службу. С поступлением наряда они со старослужащими включались в формировавшиеся команды и отправлялись в пункты формирования частей. Отслужив установл. для конкретной части срок (1—3 года), казаки возвращались в станицы, где заносились в конец списка служилого состава и занимались х-вом до наступления очереди вновь выходить на полевую службу. Общий срок полевой службы составлял 25 лет, после чего казаки в теч. 5 лет должны были находиться на т. н. внутр. службе (выполнять различные обязанности по станицам). С 1857 казакам, прослужившим на полевой службе св. 25 лет, было разрешено за каждый лишний год полевой службы засчитывать 2 года нахождения на внутр. службе. Александром II были утверждены (6 апр. 1858) правила обмена очередями между казаками при назначении их в команды, высылавшиеся по год. наряду. Казак, у к-рого подходила очередь выхода на полевую службу, мог за особую плату нанять вместо себя желающего, а затем отслужить вместо него без дополнит. условий. В каждом случае составлялся спец. договор, в к-ром оговаривались условия обмена. Договор подписывался обеими сторонами в присутствии станичного нач., станичного судьи и писаря; утверждался командиром территориального полкового округа. В период проведения реформ 1860—70-х гг. условия отбывания казаками воинской службы изменились. По «Положению о военном составе Оренбургского казачьего войска» (1 июля 1867) устанавливался штат войска в 27 тыс. чел. Строевые части стали комплектоваться путем жеребьевки из лиц, достигших 19-летнего возраста. Все мужское население разбивалось на 2 разряда — служащих и неслужащих казаков. Лица, попавшие в категорию «неслужилых» (при отсутствии вакансий в разряде служащих), пожизненно освобождались от воен. службы и в теч. 22 лет ежегодно вносили по 4 руб. серебром в войсковой капитал и по 56 коп. в станичные суммы. Казаки, зачисл. в разряд служащих, по достижении 19-летнего возраста тянули жребий и проходили службу в строевых частях войска (5 лет в полку, 7 — на внутр. службе, 10 — в запасе). Отслужив 22 года, они увольнялись в отставку. По «Положению о военной службе казаков Оренбургского войска» (10 июня 1876) все мужское население войска «подлежало, без различия состояния, воинской повинности», для отбывания к-рой устанавливались новые сроки и условия. Служилый состав разделялся на 3 разряда: приготовит. (в к-ром казаки получали первонач. воен. подготовку), строевой и запасной. Общий срок нахождения на воен. службе составлял 20 лет; зачисление в каждый из разрядов происходило 1 янв. В приготовит. разряде казаки числились 3 года; по достижении 21 -летнего возраста переводились в строевой разряд и обязаны были служить в первоочередном полку 4 года; след. 8 лет находились на т. н. льготе в полках 2-й и 3-й очереди. Льготные 2-й очереди обязаны были иметь в полн. готовности строевого коня, обмундирование и снаряжение; после 4-летнего пребывания на льготе 2-й очереди перечислялись на льготу 3-й очереди, служили 4 года; затем переводились на 5 лет в войсковой запас и могли быть призваны на службу только в воен. время по особому указанию властей. Такая система несения воен. службы в ОКВ существовала до 1917.

 

Чини ОКВ. Чин, служебный разряд (класс) воен. и гражд. гос. служащих, был связан с определ. рангами, должностными обязанностями и правами. В рус. армии в сер. 16 в. появились чины в стрелецком войске (стрелец, десятник, пятидесятник, сотник и др.). В 17 в. в полках «нового строя» была введена система чинов с рус. (поручик, полковник) и зап.-европ. наим. (капитан, майор и др.). Пётр / упорядочил систему воен. и гражд. чинов «Табелью о рангах» (24 янв. 1722); в кон. 18 в. в нее были включены офицерские чины каз. войск. В 1798—99 наим. офицерских чинов каз. войск были приравнены в рангах к офицерским чинам арм. гусарских полков (сохранив прежние назв.): войсковые старшины — к майорам (8-й класс), есаулы — к ротмистрам (9-й класс), сотники — к поручикам (12-й класс), хорунжие — к корнетам (14-й класс). На ОКВ эти изменения были распространены в 1803. Единая система воинских чинов была введена в рос. каз. войсках 12 февр. 1828; она включала чины: штаб-офицеры (полковник, подполковник, войсковой старшина); обер-офицеры (есаул, сотник, хорунжий); ниж. чины (вахмистр, урядник, приказный, казак). В ОКВ при недостатке офицеров были введены зауряд-чины (зауряд-хорунжий, зауряд-сотник, зауряд-есаул), к-рые присваивались ниж. чинам, подходящим для исполнения офицерских должностей (допускались урядники, имевшие начальное образование). Зауряд-чины носили офицерскую форму, но без эполет и с особыми отличиями на погонах; довольствие получали по офицерской норме; дисциплинарной властью пользовались наравне с младшими офицерами и сами подвергались взысканиям, установл. для офицеров. В 1880 введен чин подхорунжего. В 1884 чин подполковника в каз. войсках заменен чином войскового старшины, к-рый раньше соответствовал чину арм. майора; введен чин подъесаула, равный штабс-ротмистру в кавалерии и штабс-капитану в пехоте. В кон. 19 в. в России сложилась единая система воинских чинов и званий в регулярных и иррегулярных войсках (см. табл.). (См. также Офицерский состав Российской императорской армии.)

Приказный, ниж. чин, введ. в 1-й пол. 19 в. По определению В. И. Даля («Памятная книжка казака», 1837), «приказный — тот же казак, рядовой, да только отборный, честный, правдивый, исправный, трезвый. А как хороших казаков много, так и выбирают в приказные такого, который бы знал службу получше других, то есть не старого, а бывалого. Приказным называется он для того, что ему приказано смотреть за другими; он помощник урядника, а где урядника недостает, там приказный заступает его место, а коли ведет себя хорошо и исправно, то жалуют его и в урядники». В каз. артиллерии чин П. соответствовал чину бомбардира, в пехоте — ефрейтора. По штатному списку (10 июля 1876) в каждой сотне каз. полка в мирное время должно было быть 3, в воен.— 8 приказных. В составе лейб-гвардии Сводно-казачьего полка в мирное время должно было быть 36, в воен.— 48 приказных. Согласно положению о георгиевских наградах 1913 в приказные производились казаки при пожаловании Георгиевским крестом 4-й степ. (их число не ограничивалось штатами). Обычное жалованье приказного в 1893 составляло 4 руб. 5 коп., усил,— 7 руб. 80 коп. Приказные носили на светло-синем погоне поперечный серебряный галун, в каз. артиллерии — золотой, на полевых погонах — галун кр. цвета.

Урядник, звание в каз. войсках, соответствовавшее званию унтер-офицера в регулярных войсках (в 17 в. в рус. армии урядниками называли всех унтер-офицеров в пехотных и драгунских полках). Нек-рое время существовали звания старшего урядника, к-рый выполнял обязанности пом. командира взвода, и младшего урядника, исполнявшего обязанности командира отделения.

Вахмистр, звание в каз. войсках и кавалерии. В ОКВ вахмистр выполнял обязанности пом. командира сотни из ниж. чинов, заведовал х-вом, реже командовал одним из взводов. Вахмистры ОКВ носили присвоенную ниж. чинам форм. одежду, суконные погоны светло-синего цвета с одним широким поперечным галуном. По утвержд. в 1840 штату в каждой каз. сотне на 146 строевых казаков полагалось по 7 старших и младших урядников и 1 вахмистру. Год. ден. содержание вахмистра в каз. сотне составляло 24 руб. в мирное и 36 руб. в воен. время, в арт. частях — 36 руб. в мирное и 54 руб. в воен. время. В годы Гражданской войны, в соответствии с утвержд. 2-м Чрезвычайным войсковым кругом в февр. 1918 «Штатами, условиями формирования и содержания частей», вахмистрам помимо месячного жалованья была установлена выдача суточных в размере 6 руб. в конных и 5 руб. в пластунских полках. За боевые заслуги имели по 4 Георгиевских креста вахмистры: А. П. Нестеров (пос. Агаповский), К. Г. Чурсин (ст-ца Кизильская); по 3 креста — И. И. Верещагин (пос. Таяндинский), Н. В. Подшивалов (ст-ца Карагайская), К. И. Кожемякин (ст-ца Куликовская); по неск. наград, в т. ч. Георгиевские кресты 3-й и 4-степ.,— И. Д. Холкин (ст-ца Еткульская), Н. Я. Мельников (пос. Краснинский), М. С. Бельшев и С. А. Кожевников (ст-ца Великопетровская).

Подхорунжий, звание в каз. войсках, соответствовавшее званию подпрапорщика в частях регулярной армии. Введено в 1880. Присваивалось урядникам и вахмистрам, сдавшим экзамены на чин обер-офицера, но не получившим офицерского звания из-за отсутствия вакансий в полку или недостаточной выслуги лет для утверждения. Звание присваивалось также выпускникам юнкерских уч-щ, распредел. в полки для прохождения стажировки и до пр-ва в первый обер-офицерский чин.

Хорунжий, первый обер-офицерский чин в каз. войсках, соответствовавший до 1884 чину прапорщика, затем чину арм. подпоручика. (В 18 в. «хорунжий» было назв. должности в каз. войске; хорунжий входил в состав войсковой старшины; войсковой хорунжий исполнял обязанности, связ. с организацией сборов казаков и смотром войск, занимался учетом вооружения, хранением войсковых регалий и т. п.) Хорунжий командовал взводом. Существовали войсковые, полковые и сотенные хорунжие (напр., войсковым хорунжим в Исетском каз. войске был Д. А. Ханжин; см. Ханжины). Сотник, обер-офицерский чин в каз. войсках, соответствовавший чину арм. поручика. С 17 до сер. 19 вв. обычно командовал подразделением в 100 чел. (с сер. 19 в. сотню в каз. войсках возглавлял есаул).

Подъесаул, обер-офицерский чин в каз. войсках, соответствовавший арм. чинам штабс-капитана и штабс-ротмистра. Введен в 1884. Подъесаул являлся пом. есаула, в его отсутствие командовал сотней.

Есаул, обер-офицерский чин в каз. войсках, с 1798 соответствовавший арм. чинам капитана и ротмистра. С сер. 19 в. обычно командовал сотней. В 18 в. «есаул» наз. и адм. должность в войсковой канцелярии ОКВ. В Оренб. нерегулярном корпусе (тысячном полку) существовали полковые есаулы (первонач. 2, затем 5 есаулов).

Войсковой старшина, штаб-офицерский чин, введ. в 1828. В 19 в. соответствовал чину майора армии, с 1884 — чину подполковника. С 1884 войсковые старшины носили серебряные погоны со светло-синим кантом, 2 просветами и 3 звездочками. По штату, введ. в кон. 19 в., в каз. полках было положено иметь по 2 войсковых старшины: один исполнял обязанности пом. командира; др., являясь младшим штаб-офицером, одноврем. командовал 6-й сотней в полках 6-сотенного состава. В гвард. каз. частях такого чина не существовало. Во 2-й пол. 19 в. кол-во находившихся на службе войсковых старшин было ограничено 15 вакансиями; после введения Положения о воен. службе (1876) их числ. увеличилась. Войсковые старшины находились на службе постоянно; после выслуги установл. срока вместо увольнения на льготу назначались командирами льготных полков (личный состав к-рых призывался по особому указанию). Жалованье войскового старшины конного полка в сер. 19 в. составляло 155 руб. серебром в год, пешего батальона — 165 руб., каз. артиллерии — 307 руб. 51 коп. При несении службы на расстоянии св. 100 верст от пределов войсковой терр. войсковому старшине полагалось усил. жалованье в размере 434 руб. (в т. ч. 132 руб. на питание, 21 руб. 90 коп. на содержание денщиков). В нач. 20 в. содержание войскового старшины составляло 1750 руб. в год. А. И. Дутов в чине войскового старшины был избран на Войсковом круге (1 окт. 1918) войсковым атаманом ОКВ. Должность атамана 3-го воен. округа занимали войсковые старшины: А. Н. Половников, А. В. Смирных. Остатки Оренбургской армии отступали в Китай под командованием войскового старшины, атамана 2-го воен. округа Н. В. Захарова.

 

Военное обучение казаков ОКВ, система допризывной воен. подготовки молодых казаков. До нач. 19 в. в ОКВ не существовало спец. системы воен. обучения т. н. новоставочных казаков (новобранцев). Как правило, боевая выучка приобреталась казаками уже во время службы. Подготовка каз. молодежи в станицах к предстоящей службе получила развитие в нач. 19 в., однако система воен. обучения казаков была выработана только во 2-й пол. века. При штабе ОКВ была создана спец. уч. сотня; для обучения основам воинского ремесла организованы кратковрем. сборы, на к-рые прибывали молодые казаки из станиц. С принятием положения о воинской службе оренб. казаков (1875) была определена возрастная категория спец. приготовит. разряда для прохождения молодежью программы первонач. воен. подготовки. С этого времени воен. обучение казаков подразумевало процесс обучения и воспитания каз. молодежи в соответствии с требованиями устава строевой службы казаков, положениями инструкций и спец. наставлений. Готовясь к призыву в первоочередные полки, молодые казаки должны были освоить в теч. 3 лет теоретич. и практич. часть единой программы. Строевую подготовку, начиная с выработки выправки и изучения одиночных строевых приемов, проводили инструкторы из числа наиб. опытных отставных или находившихся на льготе урядников и офицеров. След. этапами строевой выучки являлась отработка действий в пешем строю, затем — взводно-конное обучение. Одноврем. совершенствовались навыки верховой езды, джигитовки. Каждый казак до прибытия в полк должен был освоить ряд приемов: вскакивать и соскакивать с коня на полн. ходу (карьером); перепрыгивать с одной лошади на др.; на скаку поднимать предметы с земли (с лев. и с прав. сторон); преодолеть ров и барьер с одноврем. рубкой лозы или стрельбой в цель на скаку (карьером). Особое внимание уделялось навыкам стрельбы из винтовок. Первонач. изучалось «Наставление по стрельбе» (1879), отрабатывались до автоматизма приготовит. приемы. Казаки должны были обладать теоретич. представлениями о процессе стрельбы, устройстве прицела, его применении и функцион. назначении; уметь описать полет пули. Казаки экзаменовались на знание причин промахов при стрельбе и способов их устранения, изучали таблицу горизонтальных отклонений, учились применять поправки на ветер при стрельбе на расстояние до 300 м. При изучении материальной части стрелк. оружия практич. отработка начиналась со стрельбы холостыми патронами, затем переходили к «цельной стрельбе». Программа обучения казаков приготовит. разряда предусматривала усвоение правил обращения к воинским чинам и их титулования, порядка отбывания службы, обязанностей ниж. чинов, норм получаемого от казны довольствия. Молодежь получала разъяснения по вопросам предназначения казака как воина и значения присяги, по осн. положениям дисциплинарного устава и видам наказаний за проступки и воинские преступления. Задолго до выхода в полк казаки заучивали уставы строевой и караульной службы, обязанности часового и конвойного. Войсковое начальство осуществляло и религ.-патриотич. воспитание молодых казаков. Станичные священники совм. с атаманами поселков следили за нравственностью молодых казаков, их знанием молитв, символов веры, евангельских заповедей или Корана. Воен. обучением казаков занимались инструкторы из урядников (из расчета 1 инструктор на 25 чел.) под контролем атаманов станиц. Занятия в поселках проводились с 1 сент. по 1 апр., продолжались по 7—8 ч в день. Молодежь приготовит. разряда дважды (на 2-м и 3-м годах обучения) собиралась на станичные сборы продолжительностью 48 дней. Общее рук-во воен. обучением возлагалось на одного из офицеров управлений воен. отделов (см. Военные округа). В последний год подготовки, перед выходом на службу в первоочередные полки, все без исключения годные к воен. службе казаки проходили лагерные сборы. Для этой цели в каждом из 3 воен. отделов были построены летние лагеря с комплексом сооружений: казармами, уч. классами, конюшнями, столовыми, лазаретами, банями и пр. Для сборов артиллеристов были устроены спец. лагеря. В результате допризывной подготовки в полки прибывали казаки, к-рые имели полн. представление о воен. службе, определ. знания и навыки. Это позволяло, значит. сократив срок обучения новобранцев в частях, приступать к отработке действий в составе сотен и полка. Многочисл. документы, в т. ч. отчеты командиров полков и батарей ОКВ, свидетельствуют о том, что воен. обучение в станицах благоприятно сказывалось на уровне боеготовности частей, способствовало сокращению числа потерь в каз. частях; каз. полки отличались слаженностью действий и взаимовыручкой.

 

Военно-патриотическое воспитание казаков, процесс формирования нравств., психол. и физ. качеств. необходимых для выполнения воинского долга, чувства любви к Отечеству. Воспитание осуществлялось на боевых, семейно-бытовых традициях, обычаях и обрядах; включало воспитание уважения к воинской службе, рус. армии и своему войску, овладение основами воен. знаний и навыками воен. дела. Важными факторами формирования воен.-патриотич. сознания были каз. бытовой уклад, обряды, обычаи и праздники, в частности Войсковой праздник оренб. казаков (см. Оренбургское казачье войско; войсковые обряды и традиции). Воплощением развития самосознания оренб. каз-ва являлся песенный фольклор как один из связующих компонентов каз. менталитета, важнейшее средство сохранения и передачи бытовой культуры и традиций. Особое значение имели детские игры, мн. из к-рых являлись имитацией боевых действий. Процесс воен.-патриотич. воспитания продолжался на протяжении всей жизни казака: во время участия в боевых действиях, в период охраны пограничных рубежей, при выполнении задач по поддержанию внутр. порядка в губерниях России, при несении службы в первоочередных полках и на воинских занятиях и тренировках, на льготе. Каз. молодежь воспитывалась на героич. примерах из воен. истории. Ок. 200 казаков-оренбуржцев стали Георгиевскими кавалерами. Имена 30 оренб. каз. офицеров — кавалеров орд. Св. Георгия — выбиты на стенах Георгиевского зала в Кремле. Жизнь казака проходила в обстановке постоянной готовности к воен. действиям, боевые качества вырабатывались всем укладом жизни каз. общины, семейного воспитания.

 

Награды ОКВ. В 19—20 вв. отличившиеся в боевых действиях полки и подразделения рос. армии жаловались коллективными наградами: Георгиевскими знаменами и штандартами (вручались полкам); Георгиевскими серебряными трубами (отличались от наградных серебряных труб наличием прикрепл. на раструбе Георгиевского креста, жаловались с лентами орд. Св. Георгия, имели памятную надпись; вручались полкам и подразделениям, вплоть до роты); особыми знаками «За отличие» (вручались всем офицерам и ниж. чинам отличившихся полков или подразделений, носились на головном уборе выше кокарды) и др. Первой коллективной наградой, пожалов. императорским указом (грамота от 11 нояб. 1831) оренб. казакам, являлось знамя с надписью «За отличие в Турецкую войну в 1829 году», торжественно вруч. 9-му Оренб. каз. полку (6 марта 1832), к-рый участвовал в рус.-тур. войне 1828—29; весь личный состав полка был награжден мед., на к-рых была выгравирована та же надпись. Отличившиеся в боях с турками на Дунайском театре воен. действий (апр.— май 1828) хорунжие Бобылев и Шредрейдер были награждены орд. Святой Анны 4-й степ. «За храбрость», хорунжий Гурьев произведен в сотники. За героич. действия в боях с тур. кавалерией и во время преследования неприятеля (30—31 мая) был произведен в сотники хорунжий Чернов, в хорунжие — урядники Рожков и Попов (впоследствии награжден орд. Святой Анны 3-й степ. с бантом за отличие при осаде креп. Шумла в авг. 1829). За умелое рук-во полком был награжден орд. Святой Анны 3-й и 4-й степ. есаул И. В. Падуров (позднее генерал-майор). Мн. наградами отмечены каз. формирования, принимавшие участие (как отд. сотни в составе арм. отрядов, позднее как оренб. каз. полки) в воен. кампаниях и походах преим. на среднеазиат. театре воен. действий (см. Среднеазиатские походы) в 19 в. Так, 17-я отд. оренб. каз. сотня в 1873 в составе Туркестанского отряда участвовала в Хивинском походе (всего во взятии Хивинского ханства участвовали 12 оренб. каз. сотен и 1 конно-арт. батарея); за активные боевые действия и героизм, проявл. 15—16 июня 1873 при овладении Хивой, личный состав сотни был пожалован знаками на головные уборы с надписью «За Хивинский поход в 1873 г.». В 1875 быв. 17-я сотня, ставшая 1-й сотней 4-го Сводного Оренб.-Урал. каз. полка (позднее 1-й Оренб. каз. полк), участвовала в покорении Кокандского ханства (всего во взятии Коканда участвовало 8 оренб. каз. сотен); 29 дек. 1875 в составе небольшого кав. отряда под командованием ген.-м. М. Д. Скобелева провела боевую рекогносцировку; 8 янв. 1876 наряду со 2-й и 5-й оренб. каз. сотнями действовала в спешенном строю в составе 2-й штурмовой колонны под начальством капитана Ионова; за героич. действия при покорении Коканда была награждена серебряными трубами с надписью «За отличие в деле 22 августа 1875 г.», личный состав — также мед. за Хивинский и Кокандский походы. В Ахалтекинской воен. эксп. 1880—81 (рук. ген.-адъютант Скобелев) участвовали 1, 2, 3-я сотни 2-го Оренб. каз. полка (быв. 5-й Оренб. каз. полк, сформир. в 1876) под командованием подполк. Б. А. фон Мореншильда; за участие в боевых действиях ниж. чины и офицеры этих трех сотен были награждены знаками на головные уборы с надписью «За штурм крепости Геок-Тепе 12 января 1881 г.». Первая сотня Четвёртого Исетско-Ставропольского полка, ранее участвовавшая в составе Оренб. отряда (наряду с др. отд. оренб. сотнями — 1, 4, 5 и 6-й) в Хивинском походе 1873, отличилась в 1881 при взятии туркменской креп. Геок-Тепе, действуя в составе Туркестанского отряда под командованием полк. А. Н. Куропаткина; получила в награду знаки на головные уборы с надписью «За взятие крепости Геок-Тепе 12 января 1881 г.». Сотни, вошедшие в состав 6-го Оренб. каз. полка (быв. 3-й Оренб. каз. полк),— 2-я (быв. 8-я отд. сотня) и 3-я (быв. 12-я отд.) — в 1873 участвовали в составе Туркестанского отряда в боевых действиях по завоеванию Хивинского ханства; были награждены знаками на головные уборы с надписью «За отличие в Хивинском походе в 1873 г.»; 2-я сотня в 1875 участвовала в Кокандском походе. На Кавк. театре воен. действий в ходе рус.-тур. войны 1877—78 отличились 2 оренб. каз. полка (быв. 6-й и 7-й); 4 сотни 6-го Оренб. каз. полка и все сотни 7-го Оренб. каз. полка были награждены знаками на головные уборы с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877—1878 гг.»; в нояб. 1878, по возвращении полков на территории ОКВ, была организована их торжеств. встреча в Оренбурге (полки прошли парадным строем под специально сооруж. триумф. аркой, на торжеств. обеде личному составу вручены подарки); после расформирования полки получили новую нумерацию и наим.— 7-й и 8-й льготные каз. полки 2-й очереди. Наградами были отмечены и каз. батареи. Первой батарее Конно-арт. бригады ОКВ перешли регалии участвовавшей в 1875 в Кокандском походе 3-й батареи (из 3 арт. взводов к-рой в 1876 была сформирована 1-я батарея) — Георгиевские серебряные трубы с надписью «За штурм г. Андижана 1 октября 1875 г.». В Конно-арт. бригаде ОКВ 1-й и 2-й арт. взводы 2-й батареи (быв. 5-я), сформир. в 1876 из 2 арт. взводов быв. 1-й батареи и 1 взвода быв. 3-й батареи, носили на головных уборах знаки с надписью «За отличие в Хивинском походе 1873 г.» (к-рых была удостоена быв. 1-я батарея). Личный состав 3-й батареи (быв. 6-я), к-рая была сформирована из 3 арт. взводов быв. 2-й батареи, принимавшей в 1873 участие в Хивинском походе (часть личного состава — и в походе по завоеванию Бухары в 1868), носил знаки на головных уборах с надписью «За отличие в Хивинском походе 1873 г.» (2-й и 3-й взводы этой батареи — также знаки с надписью «За отличие в 1868 г.»). Оренб. казаки приняли активное участие в русско-японской войне 1904—05. В 1904 на Дальневост. театр воен. действий в составе льготной каз. див. были отправлены 9, 10, 11, 12-й Оренб. каз. полки 2-й очереди; в апр.— первоочередной 1-й Оренб. каз. полк (из Киевского воен. округа). За героич. действия сотни 1, 11 и 12-го полков были награждены знаками на головные уборы «За отличие в войну с Японией в 1904—1905 гг.». Все регалии и коллективные награды ОКВ были утрачены в период Гражданской войны.

 

Георгиевские кавалеры ОКВ. Орд. Св. Великомученика и Победоносца Георгия занимал особое место в наградной системе Российской Империи. Орд. Св. Георгия 1-степ, за всю рос. историю были удостоены всего 25 чел., орд. всех 4 степ.— только 4 чел.: М. Б. Барклай-де-Толли, И. И. Дибич-Забалканский, М. И. Кутузов, И. Ф. Паскевич. В 1869 к награждению орд. Св. Георгия было приравнено награждение золотым Георгиевским оружием «За храбрость»; в 1807 был учрежден знак отличия Воен. орд.— серебряный крест на георгиевской ленте (с 1913 — Георгиевский крест), к-рым награждали солдат и унтер-офицеров. Георгиевскими кавалерами были: оренб. воен. губ. Г. С. Волконский, О. А. Игельстром, Н. А. Крыжановский и др. Орд. 4-й, 3-й, реже 2-й степ., Георгиевскими крестами (в т. ч. всех степ.) и оружием были награждены за воинские отличия: И. Г. Акулинин, Т. Х. Афанасьев, М. Ф. Безмельницын, А. А. Грибанов, И. А. Гришин, Г. П. Жуков, И. М. Зайцев, А. Р. Исаенко, В. А. Карликов, М. К. Кузнецов (см. Кузнецовы), Ф. В. Курдаков, И. Н. Лосев, М. Ф. Меховое, В. К. Нейзель, А. П. Нестеров, А. Н. Ончоков, В. М. Панов, Е. Г. Пашнин, И. В. Пашнин, В. М. Печёнкин, А. А. Полозов, А. В. Смирных, Л. П. Тимашев, М. В. Ханжин, Г. В. Харин и др. Орд. Св. Георгия награждены также:

Николай Алексеевич Долгов [1872 — дата смерти неизв.; казак ст-цы Богуславской. Окончил Оренб. каз. юнкерское уч-ще по 2-му разряду. На службе с 1895, хорунжий (1898). Во время 1-й мир. войны есаул 12-го Оренб. каз. полка. За храбрость в бою 13 дек. 1914 награжден орд. Св. Георгия 4-й степ. В 1917 командир 2-й Оренб. запасной конной сотни];

Иван Николаевич Есипов [7.03.1878 — дата смерти неизв.; из казаков ст-цы Таналыкской. Окончил Орское 4-классное гор. уч-ще и Оренб. каз. юнкерское уч-ще по 2-му разряду. На службе с 1899, хорунжий (1903), сотник (1907), подъесаул (1910), войсковой старшина (1917). Службу проходил в частях ОКВ. В составе 10-го Оренб. каз. полка участвовал в рус.-япон. войне. За боевые отличия награжден 3 орд. Атаман ст-цы Таналыкской. Во время 1-й мир. войны командовал сотней в 16-м Оренб. каз. полку. За боевые отличия награжден 2 орд., за храбрость в бою 28 июля 1916 — орд. Св. Георгия 4-й степ.];

Павел Никандрович Крылов [даты жизни неизв.; из войскового сословия. В 1-ю мир. войну в 17-м Оренб. каз. полку (до февр. 1915), затем в 3-м Оренб. каз. полку. За храбрость в бою 4 июня 1916 награжден орд. Св. Георгия 4-й степ.];

Глеб Алексеевич Попов [даты жизни неизв.; окончил Неплюевский кадетский корпус и Николаевское кав. уч-ще по 1-му разряду. В 1-ю мир. войну хорунжий Одиннадцатого Оренбургского казачьего полка, отличился в боях в дек. 1915,15 июля 1916 — на направлении Линев — Войнин (обнаружил, атаковал и обезвредил батарею противника); награжден орд. Св. Георгия 4-й степ. Св. Ан-ны 4-й степ.]; Федор

Иванович Рохмистров [4.02.1884 — 4.06.1916; окончил Оренб. каз. юнкерское уч-ще по 2-му разряду. На службе с 1898, хорунжий (1900), сотник (1905), подъесаул (1909), войсковой старшина (1917, посмертно). Службу проходил в частях ОКВ. В составе 1-го Оренб. каз. полка участвовал в рус.-япон. войне. За боевые отличия награжден 3 орд. Во время 1-й мир. войны командир сотни 12-го Оренб. каз. полка. За боевые отличия награжден 4 орд., за храбрость в бою 8—10 сент. 1915 — орд. Св. Георгия 4-й степ. Погиб в бою];

Валентин Георгиевич Чернов [1891 — дата смерти неизв.; из войскового сословия. Окончил 5 классов Оренб. Неплюевского кадетского корпуса и Оренб. каз. уч-ще по 1-му разряду. Хорунжий (1914). Во время 1-й мир. войны в 11-м Оренб. каз. полку, сотник; за храбрость в бою 15 июля 1916 награжден орд. Св. Георгия 4-й степ.] и др. Неск. орд. и Георгиевским оружием (за храбрость в бою 28 июля 1916) был награжден командир сотни 16-го Оренб. каз. полка подъесаул А. М. Пастухов (28.03.1889 — дата смерти неизв.). За боевые отличия в Первую мировую войну Георгиевскими крестами и мед. неск. степ. были награждены мн. казаки Первого Оренбургского казачьего полка.

 

Почетные казаки ОКВ. Звание почет. казака существовало в каз. войсках Российской Империи во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. Утверждалось императорским указом по представлениям каз. войск. Отменено после Февр. 1917. В ОКВ числилось 56 почет. казаков: Павел Осипович Агапов [почет. казак ст-ц Нижне-Озерная (1902) и Оренб. (1916)]; Петр Осипович Агапов [пос. Чебаркульский (1908) и Нижне-Краснинский (1909) ст-цы Травниковской, ст-ц Остроленская (1903), Кундравинская (1908), Звериноголовская (1909)]; Я. Ф. Карабаш (ст-цы Верхнеурал., пос. Смелого ст-цы Магнитной);

Михаил Алексеевич Беляев [1863—1918; ген. от инфантерии, воен. министр; почет. казак ст-цы Сухомлиновской (1915)]; П. П. Бирк [ст-цы Пречистинской (1891)];

Александр Петрович Богуславский (даты жизни неизв.; ген. от инфантерии, нач. Главного управления иррегулярных войск, почет. казак ст-цы Оренб.); Петр Семенович Ванновский [1822—1904; ген. от инфантерии, воен. министр, почет. казак ст-ц Каменно-Озерная (1892), Оренб. (1898) и Верхнеурал. (1896)];

Илларион Иванович Воронцов-Дашков [1837—1916; граф, ген.-адъютант, ген. от кавалерии, наместник на Кавказе, почет. казак ст-цы Краснохолмской (1892)];

Федор Константинович Гершельман [1853—1918; ген. от кавалерии, нач. штаба Варшавского воен. округа, почет. казак ст-цы Рассыпной];

Михаил Иванович Гончаренко [(1861 — дата смерти неизв.), ген.-м., нач. штаба ОКВ, почет. казак ст-цы Степной (1908)];

Иосиф Владимирович Гурко [Ромейко-Гурко; 1828 —1901; ген.-фельдмаршал, команд. Варшавским воен. округом, почет. казак ст-цы Павловской (1898)];

Михаил Николаевич Граббе [1868—1942; граф, ген.-м., командир лейб-гвардии Сводно-каз. полка, почет. казак ст-ц Кундравинская, Павловская и Чел. (1913)];

Евгений Георгиевич Гарф [даты жизни неизв.; ген.-л., нач. Главного управления каз. войск, почет. казак ст-цы Нижнеувельской (1906)]; Михаил Иванович Драгомиров [1830—1905; ген.-адъютант, команд. Киевским воен. округом, почет. казак ст-цы Кизильской (1896)]; Ф. Е. Евдюков [ст-цы Кумлякской (1916)]; В. И. Ершов [почет. казак пос. Прорывного ст-цы Звериноголовской, ст-ц Пречистинская, Верхнеурал., Буранная (1897), почет. старик ст-цы Оренб.]; Николай

Александрович Иванов [1842—1904; ген.-л., команд. Туркестанским воен. округом, почет. казак ст-цы Каменно-Озерной]; А. А. Избышев [ст-цы Звериноголовской (1894)]; Ф. А. Келлер [ст-цы Наследницкой (1915)]; Владимир

Николаевич Коковцев [1843—1943; действит. тайный советник, предс. Сов. Мин. и министр финансов, почет. казак ст-цы Березиновской (1912)];

Николай Алексеевич Косач [1844 — дата смерти неизв.; ген.-м., вице-губ. С.-Петербурга, почет. казак ст-цы Усть-Уйской]; А. Н. Куропаткин (почет. казак ОКВ);

Асинкрит Асинкритович Ломачевский [1848 — дата смерти неизв.; ген.-м., оренб. вице-губ., почет. казак ст-цы Рассыпной (1890)]; Константин

Клавдиевич Максимович [1849 — дата смерти неизв.; ген.-л., наказной атаман Урал. каз. войска, почет. казак ст-цы Сакмарской (1894)]; Н. П. Мальцев [ст-ц Оренб., Пречистинская, Воздвиженская, Буранная, Кардаиловская, Краснохолмская, Линевская, Рассыпная, Татищева (1913)]; Н. А. Маслаковец (ст-цы Нижне-Озерной); Алексей

Сильверстович Мелянин [1848 — 1917; ген.-м., командир 1-й бригады Туркестанской каз. див., почет. казак пос. 2-го Санарского ст-цы Кособродской (1897)];

Григорий Васильевич Мещеринов [1827—1901, ген.-адъютант, ген. от инфантерии, команд. Казанским воен. округом, почет. казак ст-цы Оренб. (1901)];

Николай Валерьянович Муравьев [1850—1908; действит. тайный советник, министр юстиции, почет. казак ст-цы Пречистинской (1894)]; Н. А. Наследов [ст-ц Верхнеурал. и Березинская (1910), Наследницкая (1913), почет. попечитель всех каз. школ ст-цы Березинской (с 1912)]; Павел

Осипович Щербов-Нефедович [1847—1918; ген.-л., нач. Главного управления каз. войск при Воен. мин-ве, почет. казак ст-ц Оренб., Кизильская, Кундравинская, Нижнеувельская, Коельская, Кардаиловская, Верхнеурал.]; В. Ф. Ожаровский [ст-цы Гирьяльской (1909), пос. Смелого ст-цы Магнитной (1908), пос. Варненского ст-цы Великопетровской, ст-ц Травниковская, Наследницкая (1909), пос. Мертвецовского ст-цы Богуславской];

Алексей Андреевич Поливанов [1855—1920, ген. от инфантерии, воен. министр, почет казак ст-цы Березинской (1912)];

Василий Николаевич Полозов [1851 — дата смерти неизв.; ген.-м., атаман 1-го отдела, почет. казак ст-ц Гирьяльская и Оренб. (1911)];

Николай Алексеевич Протасов-Бахметев [1834—1907; ген. от кавалерии, главноуправляющий свиты Его Императорского Величества канцелярии по учреждениям Императрицы Марии и попечитель Александровского лицея, почет. казак ст-цы Магнитной (1879)]; Г. К. Рихтер [ст-ц Павловская, Сакмарская, Уйская (1911)]; Вел. кн.

Борис Владимирович Романов [1877—1943; ген.-м., походный атаман каз. войск, почет. казак ст-цы Оренб. (1916)]; кн.

Гавриил Константинович Романов [1887—1939; почет. казак ст-цы Сакмарской (1916)]; кн. Евгений

Максимилианович Романовский, герцог Лейхтенбергский [1847—1901; ген.-л., командир 37-й пехотной див., почет. казак ст-цы Буранной (1873)];

Феофил Матвеевич Самоцвет [1834—1905; ген. от инфантерии, дир. Неплюевского кадетского корпуса, почет. казак ст-цы Оренб.];

Сеид Абдул Ахад [даты жизни неизв.; эмир Бухарский, ген.-адъютант, почет. казак ОКВ (1911)];

Сеид-Мир-Алим-хан [1879—1943; эмир Бухарский, ген.-м., почет. казак ст-цы Оренб. (1913)];

Сеид Мухамед Рахим Богадур [даты жизни неизв.; хан Хивинский, ген.-л., почет. казак ОКВ];

Д. Е. Серов [см. Серовы; почет. казак ст-цы Сакмарской (1912), пос. Филимоновского ст-цы Кундравинской (1913)]; Ф. М. Стариков [ст-ц Верхнеурал. и Чел.]; Н. А. Сухомлинов [см. Сухомлиновы; почет. казак ст-ц Воздвиженская, Звериноголовская, Ключевская, Кундравинская, Великопетровская, пос. Степного ст-цы Степной, ст-цы Кособродской, пос. 2-го Санарского ст-цы Кособродской (1913), ст-цы Чел. (1914)]; В. А. Сухомлинов [см. Сухомлиновы; почет. казак ст-ц Сакмарская и Березинская (1912), Павловская и Городищенская (1913), Долгодеревенская (1914), Чел. (1915)]; Ф. Ф. фон Таубе [ст-ц Михайловская, Уйская, Павловская, Гирьяльская, Уйская (1906)]; И. А. Толстой [ст-цы Оренб. (1874)];

Дмитрий Андреевич Топорнин [1846—1914; ген.-л., командир 16-го арм. корпуса, почет. казак ст-цы Богуславской (1909)]; М. С. Тюлин [ст-цы Кундравинской (1917)]; И. И. Угличинин [ст-цы Звериноголовской (1911), почет. попечитель всех станичных и поселковых школ Кундравинского станичного юрта (1913)]; Н. А. Холмский [пос. Чебаркульского ст-цы Травниковской (1901)];

Василий Павлович Чернов [1853 — дата смерти неизв.; полк., непременный чл. Оренб. губерн. правления, почет. казак пос. Полоцкого ст-цы Варшавской (1908)]; В. Н. Шишкин [ст-цы Сакмарской, пос. Остроленского ст-цы Верхнеурал. (1916)];

Евграф Владимирович Шпицберг [1843 — дата смерти неизв.; ген. от кавалерии, нач. 1-го арм. корпуса, почет. казак пос. Магнитного ст-цы Магнитной (1911)].

 

Памятники казакам ОКВ. Память о боевых заслугах оренб. казаков увековечивалась в песенном творчестве, живописных и лит. произв. , монументах, мемориальных плитах. Мн. памятники были утрачены, разрушены в сов. период. В Верхнеуральске, в Никольской церкви, сохранилась икона Богородицы; в ее ниж. поле узкой полосой расположено панорамное изображение эпизода боя (среди разрывов снарядов бегут в атаку казаки спеш. сотни), неск. ниже — надпись: «В память европейской войны 1914—1915—1916 года от казаков Оренбургского 16 полка». В Агаповском районе сохранилась икона, ранее находившаяся в церкви (до ее разрушения) пос. Черниговского; на иконе — поясное изображение Св. архангела Михаила, архистратига, покровителя рус. воинства, в ниж. поле — надпись: «Жертвована икона в память русско-германской войны в поселок Черниговский казаками 10 полка», далее следуют фам. 24 казаков (фам. 25-го утрачена из-за осыпания грунта). В с. Агаповка (близ автотрассы Магнитогорск — Чел.) по инициативе Ю. Я. Козлова и Л. Л. Сибакова в 2005 установлен памятный знак — монолитная гранодиоритовая глыба (вес 40 т, выс. св. 3 м) с мраморной доской, на к-рой изображен Св. Георгий (в верх. лев. углу), высечена надпись: «Жителям Агаповского района — казакам Оренбургского казачьего войска, верой и правдой служившим Отечеству»; под доской — шашка и лавровая ветвь (символы воинской доблести и славы); фигурная 8-гранная ограда изготовлена Козловым. В пос. Наваринка Агапов. р-на имеется чугунная плита с надписью, посв. памяти погибшего в рус.-япон. войну казака Рубанова (ранее она находилась у стен церкви, уничтож. в 1930-е гг.); в музее Магнитогорска — чугунная плита, ранее (в 19 в.) установл. в центре ст-цы Магнитной в память о коменданте крепости И. И. Мистрове, участнике рус.-тур. войн. На трассе Уфа — Чел., в с. Травники, сохранился памятник казакам ст-цы Травниковской (автор неизв.). Представляет собой квадратную пирамиду из 2 гранитных блоков, к-рая установлена на кирпичном отштукатур. постаменте; выемки в ребрах верх. блока придают граням очертания креста. На обелиске выбито посвящение: «Сия колонна построена в 1910 году в память павших чинов Травниковской станицы в войну с Японией в 1904—1905 г. и в честь выхода станичников с 11-м полком на театр войны». На гранях пирамиды углубл. рельефом нанесены фам., имена и воинские звания 184 погибших и умерших от ран казаков ст-цы Травниковской. По словам старожилов, пирамида была увенчана чугунной скульптурой сидящего на коне казака (утрачена в сер. 1950-х гг.). В нач. 1990-х гг. памятник был реставрирован, 6 мая 1992 состоялось его торжеств. открытие и освящение. В с. Миасском (Красноармейский район) в 1909 установлен памятник «Казакам бывшим в 4-й и 5-й сотнях в 11-ом Оренбургском казачьем полку в русско-японской войне 1904—1905 годов»; представляет собой гранитную колонну, на к-рой высечено 76 имен; реставрирован в 1967. В Верхнеуральске, в сквере напротив церкви во имя Свт. Николая Чудотворца, на месте, где до рев-ции был каз. клуб, в 1992 установлен памятник (крест) в честь примирения казаков, павших за Отечество в рядах противоборствующих сил в период Гражданской войны. В с. Степном Пластов. р-на в нач. 2000-х гг. на средства жит. реставрирован памятник (квадратная кирпичная отштукат. колонна с жел. 4-скатной крышей, увенч. крестом), установл. в 1909 по инициативе полк. М. В. Ханжина в память о погибших казаках ст-цы Степной. В 2003 установлен Крест примирения (с надписью «В память павшим казакам») близ с. Уйского, на г. Глазуновской, где в Гражд. войну произошло кровопролитное сражение. В с. Еманжелинка (Еткульский район) установлен памятник казакам и всем защитникам Отечества (2002).

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика