Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Оренбургское казачье войско

Оренбургское казачье войско, казачье военное общество, созданное по проектам обер-секретаря Правительствующего Сената И. К. Кирилова и оренб. губ. И. И. Неплюева; 3-е по числ. из 11 каз. войск Российской Империи (см. Казачество). Размещалось на Ю.-В. России, на территории, пограничной с киргиз-кайсацкой (казахской) степью, между Урал. каз. войском (Илецкой защитой) и Сиб. линейным каз. войском. Учреждено в 1748 указом имп. Елизаветы Петровны в связи с интенсивным освоением земель вдоль верховьев р. Яик (Урал) с примыкающими отрогами Урал. гор и степями для охраны рос. границ от кочевников (см.: Колонизация Южного Урала; Крепости; Оренбургская военно-пограничная линия). Старшинство войска официально установлено с 1574 (с основания острога воеводой И. Г. Нагим). Первые казаки на территории Оренб. края появились во 2-й пол. 1730-х гг. В февр. 1736 по приказу нач. Оренбургской экспедиции Кирилова в осн. им Оренб. креп. расположилась 1-я каз. команда из урал. (яицких) «охотников» (добровольцев), крещеных мишарей. Из служилых людей и крестьян заурал. слобод образовалось исетское казачество. В 1744 в Оренб. креп. были переведены 150 уфим. городовых казаков и 6 рот самарских казаков и дворян во главе с атаманом М. Шиловым. Они стали основой для формирования ОКВ. В 1748 указом Воен. коллегии было предписано «ко всему обретающемуся в Оренбургской губернии нерегулярному корпусу назначить атамана, подчинить ему также самарских и уфимских казаков и дворян, с их атаманами, старшинами, отставными и малолетками, и числить всех их в одной команде». Первым атаманом нерегулярного войска (см. Оренбургский нерегулярный казачий корпус) стал сотник В. И. Могутов. В 1755 в войске числилось 1099 получавших жалованье, 703 «маложалованных» и 3080 «безжалованных» казаков. После подавления Пугачевского восстания власти ужесточили контроль в каз. общинах, казаки попали в полн. зависимость от комендантов креп., назначавшихся из числа арм. офицеров. Большая часть казаков жалованья от казны не получала; особенно в тяжелом положении оказались казаки, входившие в состав гарнизонов крепостей и укреплений пограничной линии и вынужд. нести службу и обеспечивать себя за счет собств. средств (это обусловило массовое участие казаков в Крестьянской войне под предводительством Е.И.Пугачёва). В 18 — нач. 19 вв. войско не имело единой терр., условно размещалось от Волги до Сибири; казаки проживали вместе с неказ. населением. В 1798 оренб. казаки были сведены в 5 кантонов: в 1-й вошли исетские казаки, в 3-й — уфим., в 4-й — проживавшие в окрестностях Оренбурга, в 5-й — самарские, во 2-й — все пр. (подробнее см. ниже). В войсковое управление входили войсковой атаман, войсковая изба, кантон. и станичные нач. В 1803 войско было реорганизовано, сведено в одно целое. В дек. 1840 издано новое положение, регламентировавшее все стороны жизни казаков. Во главе войска встал наказной атаман, при нем действовали войсковое правление, войсковое дежурство (штаб) и нек-рые др. органы управления (подробнее см. ниже). Отданная в пользование войска сплошная терр. разделялась на 10 полковых и 2 военных округа. В 1843 в казачье сословие были обращены крестьяне Оренб., Троицкого и Челябинского уездов. В 1865 терр. войска административно была объединена с Оренбургской губернией, губернатор к-рой одноврем. исполнял обязанности и наказного атамана. После упразднения полковых округов было образовано 3 воен. отдела (1868). В гражд. отношении казаки стали подчиняться общегуберн. учреждениям, в воен.— войсковому штабу и атаманам воен. отделов. В 1870-х гг. для формирования полков и батарей 2-й и 3-й очередей были созданы полковые округа в каждом воен. отделе. Кроме охраны пограничной линии с кон. 18 в. оренб. казакам было вменено в обязанность участие в воен. действиях. Впервые казаки ОКВ (163 чел.) были мобилизованы в 1790 и участвовали в рус.-шведской войне (в составе отряда капитана С. Б. Мертваго); 1-й и 2-й Оренб. каз. полки, отправл. в 1807 на войну с Наполеоном, после окончания кампании несли сторожевую службу на рус.-тур. границе, затем участвовали в русско-турецкой войне 1806—12. В Отечественную войну 1812 войско выставило 2 конных полка: 3-й Оренб. каз. и Атаманский (см. Атаманские полки). Со 2-й пол. 19 в. каз. части использовались преим. на ср.-азиат. театре воен. действий и участвовали в присоединении Туркестана к России (см. Среднеазиатские походы), в 20 в.— в русско-японской войне, Первой мировой войне; направлялись на формирование Лейб-гвардии Сводно-казачьего полка. Положением 1876 для оренб. казаков был установлен срок службы в 20 лет. По достижении 18 лет казак зачислялся в приготовит. разряд, проходил обучение и в 21 год переводился в служилый разряд, в к-ром состоял 12 лет (4 года на срочной службе и 8 лет «на льготе»). Льготные казаки 2-й и 3-й очередей (4 года) призывались на лагерные сборы и должны были быть постоянно готовыми к выходу на службу. По достижении 33 лет казак переводился в войсковой запас и еще 5 лет числился в запасных, после чего увольнялся и мог быть призван только в воен. время в войсковое ополчение. Все необходимое для воен. службы (коня, обмундирование, снаряжение, оружие) оренб. казаки приобретали за собств. счет. Платой за воен. службу являлись земельные наделы (по 30 дес на душу), предоставлявшиеся казакам по зачислении их в приготовит. разряд. К нач. 1-й мир. войны полн. стоимость табельного снаряжения и коня составляла 300—350 руб. на 1 казака. В воен. время войско должно было выставлять 18 конных полков, отд. дивизион, 6 арт. батарей, неск. десятков особых сотен и запасные части. В мирное время на службе находилось 6 полков: 1-й Оренб. Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича каз. полк (см. Первый Оренбургский казачий полк); 2-й Оренб. каз. воеводы Нагого полк; Третий Уфимско-Самарский полк, Четвёртый Исетско-Ставропольский полк; 5-й атамана Могутова Оренб. каз. (см. Пятый Оренбургский казачий полк); 6-й Оренб. каз. атамана Углицкого полк. Именным был Девятый Оренбургский казачий полк 2-й очереди — в честь его бывшего командира ген.-м. И. В. Падурова. В составе ОКВ числились представители мн. национальностей: русские и украинцы (87%), татары (6,5), нагайбаки (3), мордва (2), башкиры (1), калмыки (0,5); наряду с православными служили мусульмане. Войсковое управление располагалось в Оренбурге. Знак ОКВ (см. ниже) был утвержден 18 февр. 1912. Войсковой праздник отмечался ежегодно 23 апр., в день Св. Великомученика и Победоносца Георгия. К нач. 1917 числ. войскового сословия составляла ок. 572 тыс. чел.; в пользовании войска находилось св. 7,4 млн дес земли. Каз. население проживало в 61 станице, 446 поселках и 553 хуторах. После 1917 в ОКВ было возрождено каз. самоуправление (см. ниже). Чрезвычайным войсковым кругом 1 окт. 1917 предс. войскового прав-ва и войсковым атаманом был избран А. И. Дутов, выступивший организатором вооруж. борьбы против большевиков. В Чел. уезде в дек. 1917 представителями демократич. каз. интеллигенции и фронтового каз-ва, находившегося в оппозиции к атаману Дутову, был создан Челябинский казачий круг. Мн. оренб. казаки воевали в Гражданскую войну: одни на стороне белых, др.— красных. После поражения войск адм. А. В. Колчака в Тобольско-Петропавловской операции казаки ОКВ участвовали в Голодном походе (в составе Оренбургской армии), Сибирском Ледяном походе; мн. оказались в эмиграции. (См. также Союз казаков на Дальнем Востоке.) Оставшиеся в Сов. России подверглись расказачиванию (см. также Казачество и Советская власть). С развитием движения за возрождение каз-ва на рубеже 20—21 вв. в Чел. была создана областная общественная организация «Оренбургское казачье войско».

 

Административно-правовые и нормативные акты. Регулировали порядок прохождения службы, поземельное устройство, воен. и гражд. управление в ОКВ. Указ Воен. коллегии от 22 июля 1748 об организации Оренб. иррегулярного войска и введении ин-та войскового атамана был дополнен 15 мая 1755 Положением о штате «нерегулярных людей Оренбургской губернии», подчин. в воен. отношении «оренбургскому главному начальству», в гражд.— губерн. канцелярии. В 1798 Оренб. губ. была разделена в воен. отношении на дистанции, в гражд.— на кантоны, включая 7 каз. (2 урал. и 5 оренб.) с кантон. нач. во главе.

Положение «Об устройстве Оренбургского казачьего войска и о штатах онаго» (8 июня 1803) подчинило ОКВ оренб. воен. губернатору, определило штатную реорганизацию подразделений войска и войсковой канцелярии во главе с войсковым атаманом, впервые установило форму обмундирования.

«Положение об Оренбургском казачьем войске» (12 дек. 1840) было направлено на количеств. увеличение каз. сословия и включало в себя большинство законов по каз. вопросу, принятых в 1820—30-х гг. Закрепляло за ОКВ «в вечное пользование» сплошную терр. (почти 8 млн дес ) по всей протяженности Оренб. пограничной линии (в глубину линии не менее 15 верст; часть терр. Оренб., Троицкого, Чел. уездов; земли Илецкого р-на, между Новой пограничной линией и старой, ст-цы Переволоцкой); исключение составили лишь гор., заводские, владельч., церк. земли, а также «солевозные и скотопрогонные» дороги. Войско было подчинено Департ. воен. поселений. В его состав включались: оренб. казаки; ниж. чины, добровольно решившие остаться в войске; каз. офицеры; белопахотные солдаты и люди воен. происхождения (малолетки), жившие на войсковых землях; отставные ниж. чины, жившие на войсковых землях; бывшие казенные крестьяне и солевозцы, переселившиеся в Илецкий район; государственные крестьяне, жившие в черте Оренб. воен. линии и в прилинейных уездах; люди податного состояния, жившие на каз. землях и пожелавшие вступить в каз. сословие; башкиры, мещеряки (мишари) и татары, к-рые желали вступить в каз. сословие. Все лица, вошедшие в состав войска, должны были вместе с потомством навсегда оставаться в каз. сословии и нести каз. повинности. Лицам, не вошедшим в состав войска, запрещалось иметь постоянную оседлость на войсковых землях. Душевой каз. надел должен был составлять не менее 30 дес. Земли ОКВ были разделены (вместо прежних кантонов и дистанций) на 10 полковых округов (каждый включал 2,5 тыс. семейных казаков и формировал 1 каз. полк), составлявших 2 воен. округа (Оренб. и Троицкий). Войско должно было постоянно содержать 10 конных каз. полков (№ 1—10), 1 конно-арт. бригаду из 3 батарей (№ 16—18) и войсковую сотню мастеровых. В полку числилось 870 чел., в конно-арт. бригаде — 774, в сотне мастеровых — 250. Полки имели 2 очереди: 1-я — для линейной, 2-я — для внеш. службы. Помимо определ. штатом 10 полков разрешалось формировать сводные полки ОКВ. Управление войском осуществлял командир Отд. Оренб. корпуса (воен. управление), являвшийся одноврем. оренб. воен. губернатором (гражд. управление). У него в подчинении находился войсковой наказной атаман (нач. див. и гражд. губернатор), при к-ром действовал войсковой штаб. Наказному атаману были подчинены воен. округа, возглавлявшиеся окружными штаб-офицерами. След. ступенью были полковые округа, подчинявшиеся полковым командирам. Низшей адм. единицей являлись станицы во главе со станичными нач. В результате введения Положения 1840 числ. ОКВ возросла до 72 530 чел. (1845). Казаки по Положению 1840 освобождались от подушного оклада и рекрутского набора, получали право ловли рыбы в озерах за линией. Было упорядочено воен.-адм. и хоз. положение ОКВ, что способствовало обеспечению внутр. спокойствия в регионе. Принятие в 1-й пол. 19 в. ряда положений, регламентировавших жизнедеятельность конкретных каз. войск, зафиксировало существование особого воен.-служилого сословия с определ. обязанностями, правами и привилегиями. В теч. 19 в. реформирование различных сторон жизни каз. общин было связано с ростом и изменением структуры населения войсковых терр., уменьшением земельного запаса, сокращением потребностей гос-ва в выполнении казаками воен. функций при одноврем. стремлении сохранить сословие как надежную опору власти.

Реформы 1860—70-х гг. формально создали ряд условий для «развития казаков в гражданском отношении». Начались унификация адм. устройства каз. областей по образцу имперских терр., объединение воен. и гражд. органов управления. Указ Правительствующего Сената «Об образовании из Оренбургской губернии двух губерний: Уфимской и Оренбургской» (31 мая 1865) вызвал реорганизацию войскового управления. Были соединены должности наказного атамана ОКБ и оренб. губернатора; вместо войсковых структур гражд. управления создавалось Войсковое хоз. правление с усеч. полномочиями. В адм., суд., полицейском отношении оренб. казаки были подчинены губерн. учреждениям, в воен. и хоз.— войсковым (войсковой штаб и Войсковое хоз. правление). Проекты создания единой земской хоз. структуры в Оренб. губ. не были осуществлены. Деление на полковые округа упразднялось, 10 сент. 1866 терр. ОКВ была разделена на 3 воен. округа (указом императора от 18 мая 1868 переим. в отделы). Повелением имп. Александра II (28 окт. 1866) срок обязат. службы казакам Урал. и Оренб. каз. войск был сокращен до 22 лет (15 лет полевой и 7 лет внутр. службы). Ограничение служилого состава (27 тыс. чел.) было закреплено «Положением о военном составе Оренбургского казачьего войска, сроках службы строевых частей и о способе их комплектования» (1 июля 1867). В результате появилась категория «войсковых граждан», оставшихся вне службы, уплачивавших особый сбор в войсковые и станичные капиталы и «своими мирными занятиями содействовавших культурному развитию казачества». В 1869 император утвердил решение Гос. совета об освобождении войсковых офицеров и чиновников от обязат. срока службы; им разрешались выход из сословия, поступление на службу вне своих войск без отчисления из них. Принятие Устава всесословной воинской повинности 1874 способствовало унификации системы комплектования Вооруж. сил России; на его основе было выработано единое Положение о воен. службе, распростран. на все, кроме Урал., каз. войска; «Положение о военной службе казаков Оренбургского войска», утвержд. 10 июня 1876, действовало без изменений до Февр. 1917. Особое внимание в 1860—70-х гг. обращалось на вопросы владения и пользования землей (см. Землевладение и землепользование, разд. «Землевладение и землепользование у оренбургских казаков»). «Положение об обеспечении землей генералов, штаб-, обер-офицеров и классных чиновников Оренбургского казачьего войска» (18 янв. 1875) определило особые земельные права войскового офицерского корпуса: служащим и отставным войсковым чинам «пожизненные» земельные участки передавались в «вечное потомственное владение». Размер такого землевладения устанавливался с учетом относит. изобилия и «малодоходности» земли в Оренб. крае. Величина надела зависела от качества земли, что определялось законом о таксации земель от 9 июля 1877 и «Положением о классификации земель Оренбургского казачьего войска», принятым Воен. советом 26 мая 1878. Происходившие в жизни каз. общин изменения были закреплены в «Положении об общественном управлении в казачьих войсках» (май 1870), регламентировавшем управление в рамках осн. адм. единиц — каз. станиц и поселков (станичный и поселковый сходы, станичный и поселковый атаманы, станичное правление, станичный суд). Правом участия в сходе — высшем распорядит. органе станичного звена управления — пользовались все проживавшие на территории станичного юрта казаки-домохозяева, а в оговор. случаях и «иногородние» (т. е. представители др. сословий, получившие возможность селиться на войсковой терр., арендовать землю, возводить жилые и хоз. постройки, заниматься ремеслами на основании закона от 29 апр. 1868).

Контрреформы 1880-х — нач. 1890-х гг. Со смещением правительств. курса в сторону консервации обособленности каз-ва, усиления его зависимости от гос-ва вышло новое «Положение об общественном управлении станиц казачьих войск» (3 июня 1891), согласно к-рому избирать станичное правление и станичный суд могли на сборе уже не все домохозяева, а выборные представители (1 чел. от 10 дворов). Избрание и деят-сть станичных правлений контролировались атаманами отделов и войсковой администрацией. В первые же годы в этот нормативный акт был внесен ряд изменений; в 1897 утверждено «Положение о гражданском управлении Оренбургского казачьего войска», действовавшее до Февр. 1917. Внутр. воен.-адм. структуру ОКВ до 1917 определяло «Положение об управлении военными отделами Оренбургского войска» (24 янв. 1884). В апр. 1917 было разработано «Временное положение о самоуправлении области войска Оренбургского», утвержд. лишь в июле 1919 и фактически не применявшееся.

Советские правовые и нормативные акты. Декрет ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» (10 нояб. 1917) явился законодат. основанием для расказачивания. Последним офиц. документом, определявшим политику Советской власти в отношении каз-ва, явилась резолюция, принятая Пленумом ЦК РКП(б), состоявшимся 23—30 апр. 1925. ЦК декларировал намерения не допускать «применения насильственных мер по борьбе с остатками казачьих традиций», учитывать местные особенности каз. быта, привлечь малоимущие слои каз-ва к сов. и кооп. стр-ву, пересмотреть вопрос о лишении избират. прав в отношении бывших выборных лиц станичного управления и реэмигрантов, уравнять в правах детей казаков с детьми крестьян при поступлении в уч. заведения. Фактически внимание власти к социально-экон. и культ. развитию терр. проживания каз. населения было лишь врем. кампанией (завершившейся к кон. 1920-х гг.).

Постсоветские правовые и нормативные акты. В 1990-х гг., с развитием движения за возрождение каз-ва, появился ряд нормативных актов, регулирующих и организующих этот процесс: указ Президента РФ «О мерах по реализации Закона РСФСР “О реабилитации репрессированных народов” в отношении казачества» (15 июня 1992), пост. Верх. Совета РФ «О реабилитации казачества» (16 июля 1992), пост. Прав-ва РФ «О концепции государственной политики по отношению к казачеству» (22 апр. 1994), Указ Президента РФ «О государственном реестре казачьих обществ в РФ» (9 авг. 1995).

 

Административно-территориальное деление и военное устройство ОКВ. Первонач. команды казаков, рассредоточ. по пограничным крепостям Нижнеяицкой, Самарской, Сакмарской, Красногорской, Орской, Верхнеяицкой, Верхнеуйской, Нижнеуйской дистанций (см.: Верхнеуральская дистанция; Уйская дистанция), особого Оренб. дистрикта, гарнизонам крепостей внутр. Исетской линии, не были связаны единым органом воен. управления. Одни были подчинены воеводам, др.— командирам гарнизонных и ландмилицких полков и т. п. Указом Воен. коллегии от 17 мая 1753 было предписано расширить власть атамана Могутова («ему положено было и при всех казаках Оренбургской губернии, где ни есть, кроме яицких, быть войсковым атаманом»); определен врем. штат ОКВ: Оренб. нерегулярный корпус [7 рот (738 чел.) во главе с сотниками под командованием войскового есаула]; «казаки Оренбургского ведомства по рр. Самаре и Яику» [800 чел. (все с жалованьем), в т. ч. 15 атаманов (9 руб. в год), 15 хорунжих (7 руб.), казаки (3)]; «казаки Ставропольского ведомства» [Ставрополь, Самара и Алексеевен; 250 человек (все без жалованья), в т. ч. 3 атамана, 3 хорунжих, 1 писарь]; казаки Уфимской провинции [150 «маложалованных казаков», в т. ч. 1 атаман, 1 сотник и 1 писарь; 1100 казаков креп. Елдяцкой, Красноуфим., Нагайбакской и Табынской (все без жалованья), в т. ч. 4 есаула, 4 сотника, 4 хорунжих, 4 писаря]; казаки Исетской провинции [в 6 крепостях 1380 чел. (все без жалованья), в т. ч. 6 есаулов, 6 сотников, 6 хорунжих, 6 писарей]. В 1753 впервые в офиц. документах появилось назв. «Оренбургское казачье войско»; указом Воен. коллегии атаману Оренб. нерегулярного корпуса было предписано именоваться атаманом ОКВ. В 1755 был утвержден новый штат ОКВ (4877 ед.): Оренб. нерегулярный корпус — 1094 чел. (все с жалованьем) в Оренбурге и 103 маложалов. казака в Бердской сл.; в Оренб. ведомстве — 800 казаков (450 маложалов. и 350 своекоштных); в Ставропольском ведомстве — 250 казаков (своекоштных); в Уфим. пров.— 150 маложалов. и 1100 своекоштных казаков; в Исетской пров.— 1380 своекоштных казаков. Общее рук-во ОКВ осуществляли войсковой атаман через войсковую канцелярию и губернатор через губерн. канцелярию. Императорским указом (10 апр. 1798) Оренб. пограничная линия была разделена на 5 дистанций (1-я — от Звериноголовской креп. и Алабужского редута до Верхнеуральска; 2-я — от Верхнеуральска до Орска; 3-я — от Орска до Оренбурга; 4-я — от Оренбурга до Уральска; 5-я — от Уральска до Гурьева городка); ОКВ (по предложению воен. губ. О. А. Игельстрома) — на 5 кантонов: 1-й (нач.— атаман, поручик Д. Ханжин; см. Ханжины) — ст-цы Еманжелинская, Еткульская, Миасская, Санарская и Чистоозерская, г. Чел.; 2-й (атаман, прапорщик Н. Осинцов) — ст-цы Кичигинская, Коельская, Уйская и Чебаркульская, г. Красноуфимск; 3-й (атаман, подпоручик Ф. Ветошников) — г. Уфа, пригород Табынск, ст-цы Елдяцкая, Нагайбакская; 4-й [войсковой атаман, полк. А. А. Углицкий (см. Углецкие)] — креп. Верхнеозерная, Ильинская, Красногорская, и Орская, ст-цы Бердская, Каргалинская, Кондуровская, Новосергиевская, Ольшанская, Переволоцкая, Сорочинская и Тоцкая, гг. Бузулук, Оренбург; 5-й (атаман, поручик И. Углицкий) — ст-цы Алексеевская, Борская, Красносамарская, Мочинская и Табынская, креп. Нижнеозерная, Рассыпная и Чернореченская, гг. Самара, Ставрополь. На 1798 в каз. кантонах насчитывалось 20449 служащих, отставных и малолетков (по др. данным,— 21 227, в т. ч. 227 каз. старшин, 517 урядников, 7506 казаков, 3001 отставных, 9976 малолетков). В Оренб. нерегулярном корпусе, предназнач. для выполнения экстренных воен. задач и организационно не входившем в кантон, было 2100 чел. (из их числа содержался полк в 1090 чел. по штату 1755). С 1798 поселения казаков в городах и крепостях стали наз. станицами (в их состав входили и близлежащие каз. поселки). Станичные атаманы подчинялись в воен.-адм. отношении кантон. нач., к-рые вели учет служащих казаков, наблюдали за хоз. деят-стью, контролировали распределение общинных земель; распределяли наряды на службу (на общем собр. станичных атаманов). Походные атаманы, подчин. гл. походным дистанционным («дистаночным») нач., сопровождали казаков на линейную службу (16 мая — 16 нояб.). В 1798 были назначены походными нач. дистанций: 1-й — чел. атаман М. Казанцев, миасский атаман есаул Е. Манойлов, еткульский атаман прапорщик И. Севастьянов; 2-й — чебаркульский атаман А. Медведев, уйский атаман М. Коновалов, чебаркульский походный атаман Д. Пустозеров; 3-й — табынский атаман поручик Шебанов, нагайбакский атаман Н. Куклин, атаман Верхнеозерной креп. И. Рукавишников; 4-й — атаман Татищевской креп. В. Дюгаев, Ольшанский атаман С. Харитонов, борский атаман Ф. Чеботарев. Положением Воен. коллегии от 8 июня 1803 ОКБ было подчинено по воен. части воен. губернатору (как инспектору Оренбургской военной инспекции), по гражд.— оренб. губерн. начальству. Определен новый штат войсковой канцелярии (8 ед.): войсковой атаман в чине подполковника «ежели выше того не имеет»; 2 чл. непременных штаб- или обер-офицерских чинов; 2 асессора (переизбиравшихся через 3 года); прокурор (в ведомстве губерн. прокурора); 2 секр. (по штату 1755 было 3 ед.: войсковой атаман, войсковой есаул, писарь). С небольшими изменениями кантон. система воен.-адм. и территориального устройства ОКВ существовала до введения Положения об ОКВ от 12 дек. 1840, к-рым впервые была четко определена и законодательно закреплена за ОКВ единая терр.— 15-верстная полоса вдоль пограничной линии от Илецкой Защиты до Звериноголовской креп. и часть внутр. волостей Оренб., Троицкого и Чел. уездов вместе с проживавшими там государсвенными крестьянами. Система кантон. правлений была упразднена; в воен.-адм. отношении войско было разделено на 2 воен. и 10 полковых округов. Решение гражд. дел было предоставлено полковым и станичным правлениям, имевшим свой штат. С этого времени на войсковую терр. и казачье сословие не распространялось действие общего суда (его функции исполняла Комиссия воен. суда) и земской полиции (полицейский надзор возлагался на станичных нач., в распоряжении к-рых были спец. команды из казаков, перевед. на внутр. службу). Каз. школы были выведены из ведения Мин-ва народного просвещения. ОКВ стало изолир. орг-цей, находившейся под полн. контролем гос-ва. Была введена должность наказного атамана ОКВ, к-рый по воен. части пользовался правами нач. див. (управлял войском через войсковое и окружные дежурства), по хоз.— гражд. губернатора. В сер. 19 в. в структуру ОКВ входили: наказной (наказный) атаман (при нем 2 адъютанта, канцелярия: письмоводитель и его пом.); войсковое правление [предс.— наказной атаман; нач. штаба ОКВ, старший присутствующий, старший чл. правления, 3 асессора, 3 пом. асессора, 3 дьяка, 4 повытчика, протоколист, экзекутор, архивариус, казначей и его пом., корректор войсковой типографии, контролер и его пом., чиновник ревизии, врачебная управа (старший лекарь, 2 младших лекаря); войсковой прокурор; управляющий войсковой случной конюшней и конским рассадником; ветеринар войскового завода]; войсковое дежурство (см. ниже); комиссия воен. суда (презус, 4 асессора, аудитор); окружные штаб-офицеры и окружные дежурства 2 воен. округов; полковые правления (4 заседателя, секр., казначей) и командиры полков 2 воен. округов (1-й округ — полки № 1, 2,3,4 и 5; 2-й округ — полки № 6, 7, 8, 9 и 10; в 1855 добавились полки № 11 и 12); конно-арт. бригада ОКВ [командир бригады; адъютант, бригадный квартирмейстер, командир арт. школы; командиры и личный состав батарей: № 17 (из 1, 2 и 3-го полковых округов; 3 офицера, лекарь), № 18 (из 4, 5, 6 и 7-го полковых округов; 4 офицера, лекарь), № 19 (из 8, 9 и 10-го полковых округов; 7 офицеров, лекарь); в янв. 1841 по новому штатному расписанию батареи получили № 16, 17 и 18]. Полковые правления (подчин. окружному штаб-офицеру, позднее нач. воен. округа) руководили полковыми округами, в состав к-рых входили станицы и поселки. Во главе полковых округов находились полковые командиры (штаб-офицеры), являвшиеся нач. полков и полковых правлений. В округах формировалось по 1 конному полку 6-сотенного состава для внеш. службы. Штаб-квартиры полковых округов располагались: 1-го — в ст-це Нижнеозерной (7686 х-в), 2-го — в ст-це Изобильной (8321), 3-го — в ст-це Оренб. (7784), 4-го в ст-це Верхнеозерной (7279), 5-го — в ст-це Наследницкой (7468), 6-го — в ст-це Верхнеурал. (8091), 7-го — в ст-це Михайловской (7894), 8-го — в ст-це Уйской (7198), 9-го — в ст-це Кундравинской (7338), 10-го — в ст-це Челябинской (7480), 11-го — в ст-це Еткульской (7520), 12-го — в ст-це Усть-Уйской (7721). Все вопросы, касавшиеся воинской повинности казаков, находились в ведении окружных правлений (к-рые через полковые правления и командиров полков контролировали состояние воен. подготовки, своевременность выхода на службу по нарядам и пр.); вопросы деят-сти каз. общин — в ведении станичных правлений (станичный нач., 2 судьи, 2 писаря). В соответствии с Положением от 14 дек. 1840 станицами стали наз. поселения, в которых размещались станичные органы управления. В состав станичных юртов вошли каз. поселки (поселения, где имелось собств. управление), выселки и хутора. С выделением из Оренб. губ. новой Уфимской губернии (указ от 5 мая 1865) на оренб. каз-во, вошедшее в состав населения Оренбургской губернии, была распространена власть уездной полиции. Канцелярия наказного атамана, врачебная управа ОКВ, все полковые правления, должность войскового прокурора были упразднены; образовано войсковое хоз. правление, к-рое через станичные правления осуществляло надзор за войсковым имуществом и общест. зданиями, войсковыми лесами, исправностью почтовых станций, дорог и мостов, контроль над распределением земельных наделов, сдачей их в аренду и др. (Подробнее см. Оренбургское казачье войско: хозяйство.) Выходцам из разных сословий было разрешено переселение на каз. терр. (без причисления к каз-ву). По военной части войско оставалось в ведении наказного атамана, к-рый руководил воинскими формированиями через сохран. 2 воен. округа. После ликвидации полковых округов (31 авг. 1865) за ОКВ осталась обязанность выставлять 12 полков и конно-арт. бригаду. С упразднением Оренб. отд. корпуса (6 мая 1865) на его базе был создан Оренбургский военный округ. Указом от 10 сент. 1866 войсковая терр. была разделена на 3 каз. округа с центрами в Оренбурге (1-й округ), Орске (2-й), Троицке (3-й); каз. округа возглавляли нач. из штаб-офицеров. Воен. управление сосредоточивалось в окружных дежурствах (с прежними штатами). Станичные нач. в воен. вопросах были подчинены нач. округов, в др.— войсковому хоз. правлению. В штате станичного правления должность 1 заседателя была упразднена, 2-й заседатель был переим. в пом. станичного нач. По «Положению о военном составе Оренбургского казачьего войска, сроках службы строевых частей и о способе их комплектования» (1 июля 1867) решением Главного управления каз. войск (9 сент. 1867) правления в 30 станицах ОКВ были упразднены, в 4 станицах открыты. Кол-во станичных юртов сократилось с 68 до 40 (затем стало 42); в состав 1-го и 2-го воен. округов вошли по 13, в 3-й — 14 станиц (всего на войсковой терр. насчитывалось 390 населенных пунктов). С преобразованием воен. округов ОКВ в отделы (18 мая 1868) дежурства были переим. в управления отделов, нач. округов — в атаманы отделов; центр 2-го воен. отдела переведен из Орска в Верхнеуральск. Управление отдела состояло из атамана (полковник или генерал-майор), его пом. (штаб-офицер), старшего адъютанта с пом., делопроизводителя и обер-офицера (наблюдал за каз. школами); позднее были введены должности наблюдающих за воен. обучением казаков, за «военно-конскими» табунами и вет. врача. Атаманы и управления отделов занимались воен. вопросами, войсковое хоз. правление (через станичные правления) — социально-экон. Воен. отделами руководил войсковой штаб (войсковое дежурство переим. приказом императора от 14 дек. 1872). После принятия положений о воинской повинности и о воинской службе в ОКВ (10 июня 1876) в составе каждого воен. отдела было создано по 2 полковых округа. Воен. отделы существовали до сер. 1917; решением 1-го войскового круга воен. отделы были переим. в округа, существовавшие до лета 1919. Летом 1918 из состава 3-го округа был выделен 4-й Чел. округ. В результате реформ 1860—70-х гг. гражд. часть ОКВ перешла в ведение общих губерн. органов; в состав станичных об-в были включены жит. разных сословий (с их поселками и хуторами). Во главе станичного об-ва находилось управление, куда входили: станичный атаман, станичное правление, станичный сход [высший распорядит. орган станичного юрта; право участия в нем имели все проживавшие на территории юрта домохозяева войскового сословия (лица вневойскового сословия — только в случаях, когда рассматривались вопросы, имевшие к ним прямое отношение)] и суд. В 1884 станичные сходы были преобразованы в сборы, в к-рых принимали участие только выборные не моложе 26 лет. В кон. 19 — нач. 20 вв. осн. адм. единицей войсковой терр. являлся станичный юрт, образов. из неск. каз. поселков и хуторов. В станице — центре станичного юрта — находилось станичное правление во главе с атаманом станицы; в поселках — поселковые правления во главе с поселковыми атаманами. По всем воен.-адм. и нек-рым др. вопросам станичные юрты находились в подчинении атаманов воен. отделов. В 1-й воен. отдел (адм. ц. Оренбург) входили 16 станиц (юртов) и 64 поселка: Оренб. (с 2 поселками), Буранная (4 поселка), Воздвиженская (4), Гирьяльская (4), Городищенская (3), Донецкая (7), Ильинская (4), Каменноозерная (4), Кардаиловская (3), Нижнеозерная (2), Никитинская (7), Орская (3), Павловская (2), Сакмарская (4), Татищевская (4), Угольная (7). Во 2-й воен. отдел (Верхнеуральск) — 13 ст-ц: Березинская (пос.: Астафьевский, Бородинский, Куликовский, Натальинский, Углицкий, Фершампенуазский, Чесменский); Варшавская (Амурский, Георгиевский, Еленинский, Елизаветпольский, Кацбахский, Княженский, Могутовский, Неплюевский, Новинский, Полоцкий); Великопетровская (Анненский, Варнинский, Парижский, Полтавский, Толстинский); Верхнеуральская станица (Арсинский, Кассельский, Остроленский, Спасский); Карагайская (Ахуновский, Краснинский, Петропавловский, Урлядинский); Кваркенская (Адрианопольский, Аландский, Бриенский, Екатерининский, Елизаветинский, Кульмский); Кизильская (Браиловский, Грязнушенский, Ершовский, Измаильский, Обручевский, Сыртинский, Увельский); Магнитная станица (Боборыкинский, Верхнекизильский, Наваринский, Смеловский, Требиятский, Черниговский, Янгельский); Наследницкая (Атаманский, Андреевский, Брединский, Мариинский, Павловский, Рымникский); Николаевская (Александровский, Владимировский, Катенинский, Константиновский, Кулевчинский, Маслоковецкий); Степная (Аминевский, Бирюковский, Кидышевский, Магадеевский, Стрелецкий, Сухтелинский, Чернореченский); Таналыкская (Банный, Березовский, Калпацкий, Орловский, Севастопольский, Тереклинский, Уртазымский); Уйская (Беловский, Булатовский, Вронинский, Выдринский, Кочневский, Краснокаменский, Кулахтинский, Кумлякский, Приданниковский, Соколовский, Токмасский, Тюхветевский, 1-й Усцелемовский, 2-й Усцелемовский, Фоминский, Шукуровский). В 3-й воен. отдел (Троицк) — 13 ст-ц: Долгодеревенская (пос.: Баландинский, Бухаринский, Есаульский, Заварухинский 1-й, Заварухинский 2-й, Казанцевский, Касаргинский, Каштакский, Ключевский, Костылевский, Кременкульский, Медиакский, Прохоровский, Ужовский, Урефтинский, Харлушевский, Шигаевский, Щербаковский); Еткульская (Александровский, Аткульский, Барсуковский, Батуринский, Бектышский, Белоусовский, Георгиевский, Грознецкий, Еманжелинский, Ерофеевский, Журавлевский, Калачевский, Каратабанский, Копытовский, Кораблевский, Коркинский, Кузнецовский, Назаровский, Николаевский, Печенкинский, Потаповский, Селезянский, Соколовский, Сухоруковский, Тимофеевский, Томинский, Устьянцевский, Шатровский, Шеломенцевский, Шибаевский, Шумаковский); Звериноголовская (Алабугский, Озерный, Прорывный); Ключевская (Березовский, Бобровский, Варваринский, Каракульский, Клястицкий, Ново-Аминевский, Теренкульский); Коельская (Верхнеувельский, Долговский, Звягинский, Ключевский, Кокушинский, Колотовкинский, Мохаревский, Погорельский, Поповский, Скутинский, Таяндинский, Тимашевский, Чуксинский, Шабунинский, Ямский); Кособродская (Берлинский, Борисовский, Каванский, Кочкарский, Михайловский, Осиповский, Подгорный, 1-й Санарский, 2-й Санарский); Кундравинская (Большаковский, Ключевский 2-й, Мельниковский, Темирский, Устиновский, Уштаганский, Филимоновский, Черновский); Михайловская (Алексеевский, Веринский, Лейпцигский, Михайловский, Надеждинский, Тарутинский); Миасская (Адищевский, Баландинский, Ильинский, Канашевский, Козыревский, Пашнинский 1-й, Пашнинский 3-й, Петровский, Притчинский, Севастьяновский, Софоновский, Таукаевский, Устьянцевский, Фроловский, Ханжинский, Харинский, Худяковский 2-й, Черкасовский, Шумовский, Якуповский); Нижнеувельская (Гагаринский, Дуванкульский, Казанцевский, Карсинский, Кичигинский, Лутовской, Марковский, Сосновский, Хомутининский, Хуторский, Чистоозерский); Травниковская (Аджитаровский, Архангельский, Барановский, Барсуковский, Верхнекарасинский, Запеваловский, Казбаевский, Камбулатский, Ключевниский, Коротановский, Косотурский, Кугалинский, Малковский, Маскайский, Медведевский, Мельниковский, Непряхинский, Нижнекарасинский, Сарафановский, Ступинский); Усть-Уйская (Кочердыкский, Крутоярский, Лутовской, Трехозерский); Челябинская станица (Бутаковский, Глубокинский, Дударевский, Исаковский, Кайгородовский, Киселевский, Коноваловский, Круглянский, Малышевский, Мысовский, Николаевский, Першинский, Полетаевский 1-й, Полетаевский 2-й, Синеглазовский, Смолинский, Сосновский, Сухомесовский, Трифоновский, Троицкий, Тугайкульский, Черняковский, Чипышевский, Шершневский, Фотеевский, Чуриловский). До 1917 кол-во станиц и поселков существенно не менялось.

 

Войсковое дежурство ОКВ (1840—72), структурное подразделение, осуществлявшее воен. управление на каз. терр. Создано в соответствии с Положением об ОКВ (дек. 1840). Войсковое дежурство во главе с нач. штаба находилось в непосредств. подчинении наказному атаману. Функции войскового дежурства заключались в контроле за соблюдением установл. правил решения воен. вопросов, использованием воен. капитала, отбыванием казаками службы; в формировании и отправке каз. команд и полков на полевую и внутр. службу; в организации и проведении инспекторских проверок. В состав войскового дежурства входили: нач. штаба (назначался из офицеров регулярной армии); дежурный штаб-офицер (он же управляющий канцелярией); 2 старших адъютанта (из обер-офицеров); аудитор, экзе- кутор-казначей, архивариус, писари. Впоследствии штаты подразделения были расширены: введены должности правителя дел штаба, казначея, аудиторов и асессоров воен.-судной части (см. Военно-судная комиссия). Общее рук-во войсковым дежурством возлагалось на нач. штаба ОКВ (пом. наказного атамана), к-рому подчинялись окружные дежурства. В состав окружных дежурств входили: окружные штаб-офицеры (позднее нач. воен. округов), имевшие права командира бригады, старший адъютант в чине есаула или сотника, его пом., аудитор, старший и 4 младших писаря. Окружные дежурства через полковые правления контролировали состояние и ход воен. подготовки казаков, соблюдение очередности выхода на воен. службу, своевременность приобретения и сохранность воен. амуниции, снаряжения и оружия. С ликвидацией 31 авг. 1865 полковых правлений все воен. рук-во было сосредоточено в окружных дежурствах; станичные нач. по всем вопросам, касавшимся службы, обязаны были обращаться непосредственно к окружным дежурным офицерам или нач. округов. В февр. 1866 штатное расписание войскового дежурства было изменено: упразднены должности правителя дел штаба, архивариуса, казначея и его пом., 1 аудитора, асессоров. Войсковое дежурство существовало до 14 дек. 1872, когда было переим. в войсковой штаб; окружные дежурства ликвидированы, штаб-офицер стал именоваться пом. нач. штаба ОКВ. Все функции войскового дежурства перешли к штабу, действовавшему до окончания Гражданской войны.

 

Самоуправление в ОКВ (1917—19), воен.-адм. реформа, вызванная демократич. преобразованиями в России после Февр. 1917. Февр. рев-ция привела к слому прежней системы гос. власти и органов управления. После получения известия об отречении имп. Николая II и создании Врем. прав-ва демократически настроенные круги Оренбурга немедленно приступили к созданию органов рев. власти. Оренб. губ. и наказной атаман ген.-л. М. С. Тюлин, вице-губ. Л. А. Пушкин были отстранены 6 марта 1917 от занимаемых должностей. Исполнение обязанностей наказного атамана было временно возложено на атамана 1-го воен. отдела ген.-м. Н. П. Мальцева. Приказом команд. Казанским военным округом 2 апр. были освобождены от обязанностей атаманов 2-го и 3-го воен. отделов полк. Д. Е. Серов (см. Серовы) и Ф. Е. Евдюков; вместо них назначены войсковые старшины Ф. С. Луговских и В. А. Токарев. Группа демократически настроенных офицеров и представителей войсковой интеллигенции внесла предложение об изменении прежней системы управления войском, для чего было решено впервые в истории войска созвать Войсковой круг, призванный стать распорядит. органом войскового самоуправления. В станицах были проведены выборы делегатов. Войсковой круг проходил в Оренбурге 17 апр.— 2 мая. Под рук-вом предс. круга А. С. Шеметова был принят ряд решений и документов, в т. ч. «Временное положение о самоуправлении ОКВ», кардинально изменившее прежнюю систему управления. Высшим органом самоуправления ОКВ признавался Войсковой круг, деп. к-рого избирались из числа лиц, достигших 21-летнего возраста, на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования из расчета 1 деп. от 5 тыс. жит. К участию в выборах допускались и «иногородние», при условии их проживания в станице не менее 2 лет; в станицах, где преобладало «иногороднее» (неказ.) население, кол-во таких деп. («неказаков») не должно было превышать числа избр. деп. войскового сословия. Право представительства на Круге получили и казаки, находившиеся в строевых подразделениях; для них устанавливалась квота — 1 деп. от каждой отд. части. Был определен срок полномочий деп.— 3 года; новые выборы должны были проводиться не позднее чем за 2 мес до окончания срока. Предусматривалось проведение очередных (ежегодно в нояб. для рассмотрения смет и текущих вопросов), внеочередных и чрезвычайных заседаний Круга. Внеочередные могли быть созваны войсковой управой для рассмотрения вопросов, требовавших разрешения до созыва очередной сессии (по усмотрению управы либо по требованию 1/6 части деп. или ревизионной комиссии); чрезвычайные — соответственно по чрезвычайным обстоятельствам (вызванным воен. временем, стихийными бедствиями, для решения экстр. вопросов). Исполнит. органами становились войсковая управа, войсковой атаман и воен. отдел (позднее войсковой штаб). Чл. управы избирались на Круге из числа его деп. в возрасте не моложе 25 лет сроком на 4 года. В состав управы входили: войсковой атаман, нач. воен. отдела и 6 чл. Управление разделялось на воен. (осуществлялось войсковым атаманом, действовавшим через воен. отдел и окружных атаманов) и гражд. (осуществлялось управой). Позднее Положение было доработано: кроме чл. управы, переим. в войсковое прав-во, стали избираться и 4 канд. При управе (затем войсковом прав-ве) действовала канцелярия, состоявшая из отделов: агрономич., бухгалтерского, вет., горного, дорожно-строит., земельно-межевого, кустарного, лесного, мед., нар. образования, оброчного, оценочно-статистич., прод., распорядит., снабжения, страхового, финанс. Нач. воен. отдела также избирался Кругом из числа лиц, имевших «военно-административный опыт» и офицерский чин. Решением 1-го Круга войсковая терр. была разделена на 4 округа: 1-й — с центром в Оренбурге, 2-й — в Верхнеуральске, 3-й — в Троицке, 4-й — в Чел. Ср. звеном новой структуры управления становились окружные съезды и окружные управы (позднее переим. в правления). Деп. окружных съездов должны были избираться из расчета: 1 чел. от 2,5 тыс. жит. (на тех же основаниях, что и деп. Войскового круга). Съезд, в свою очередь, избирал окружную управу, состоявшую из предс. и 4 чл. и являвшуюся распорядит. органом окружного управления; предс. управы одноврем. являлся и атаманом округа. По «Положению о самоуправлении в ОКВ» распорядит. властью низового звена наделялся станичный сход, состоявший из гласных, избиравшихся всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием на 1 год (из расчета: 1 чел. на 40 жит. станицы); кол-во гласных должно было быть не менее 30 и не более 100. Сходы получали более широкие права, чем прежние выборные органы; становились полновластными распорядителями жизни каз. общин и только в незначит. степ. зависели от вышестоящих органов войскового управления. Решения схода могли быть отменены лишь в исключит. случаях. Все вопросы решались простым большинством голосов; выборы должностных лиц станичной управы (атаман, его пом. и не менее 2 чл.) полагалось проводить закрытой баллотировкой. Выборы новых структур управления надлежало провести после окончат. утверждения Положения. В решении Круга отмечалось, что «Войсковой Круг и Войсковая Управа в ряду общегосударственных органов управления соответствуют в области земско-хозяйственной жизни губернским земским учреждениям, окружные съезды и управы — уездным земским учреждениям, станичные и поселковые — органам волостного земства, обладают правами и несут обязанности земских волостных и сельских учреждений». До созыва очередного Круга, назнач. на осень 1917, управление войском было поручено ген.-м. Мальцеву. В изданном им приказе отмечалось: «Впредь до утверждения, установленным порядком, положения о самоуправлении в войске и согласно постановлению Войскового Круга сего числа 1 мая вступили в исполнение своих обязанностей Мальцев — временного Наказного атамана, [Г. Ф.] Шангин — старшего члена Войскового хозяйственного правления, [М. П.] Репников и [М. П.] Копытин — советников того же правления». В преддверии очередного Круга съезды прошли в 1, 2 и 3-м округах войска. Атаманом 1-го округа был избран К. Л. Каргин, 2-го — полк. Луговских. На съезде деп. 3-го округа (23 июля 1917) предс. управы и атаманом округа был назначен полк. Токарев; нач. воен. отдела округа — подъесаул Н. Г. Завершенских; чл. окружной управы — прапорщик П. И. Гостев, учитель гимназии В. А. Матушкин, казак Д. В. Шишкин. Позднее во «Временное положение...» был внесен ряд поправок: Управа была переим. в Войсковое прав-во, окружные и станичные управы — в правления; вместо воен. отдела был создан войсковой штаб; войсковая терр. провозглашена «Областью войска Оренбургского». Окончат. вариант Положения был утвержден только в кон. июня 1919 на Круге, проходившем в Троицке. Реализовать его в полн. объеме помешала сдача каз. терр. частям Кр. Армии.

 

Войсковой знак ОКВ, офиц. символ принадлежности к ОКВ. Утвержден 18 февр. 1912. Представляет собой щит сложной конфигурации, увенч. каз. папахой голубой эмали. Щит состоит из 4 полос. В верх. полосе белой эмали — погрудное изображение золотого двуглавого орла под императорской короной. Ниже — полоса голубой эмали, символизирующая р. Урал. Под ней на поле белой эмали — голубой Андреевский крест. В ниж. части щита на золотистом поле изображены лук и 2 скрещ. стрелы. Щит обрамлен голубой эмалевой лентой с золотой окантовкой. Лента завязана внизу в бант с надписью «1574» (год, с к-рого ведется старшинство ОКВ). Знак (выс. 55 мм, шир. 35 мм) изготавливался из бронзы; существовала его разновидность — без надписи «1574».

 

Знамена ОКВ, офиц. знаки принадлежности полков к ОКВ, символы воинской доблести каз. сословия. К 1916 в Знаменной избе на войсковой площади в Оренбурге находилось, согласно описи, 54 знамени и сотенных значка, вруч. в разное время оренб. казакам по Высочайшим указам. Среди них значились 1 знамя и 3 штандарта уфим. казаков, пожалов. по указу царя Алексея Михайловича уфим. воеводе А. Левонтьеву в 1675 и переданные в войсковую канцелярию ОКВ после упразднения Уфим. каз. ст-цы (1835). Знамя было «белое, шелковое, обложенное со всех четырех сторон бледно-розовой каймою. На обеих сторонах полотна изображения одинаковые: в средине государственный герб, опирающийся на рога луны. Над гербом в лентах надпись с одной стороны: “умножу семя твое”, с другой: “яко звезды небесныя” и в средине: “знаменем побеждай враги”. Наверху изображены лик Бога Отца, а по бокам герба образы святых угодников Бориса и Глеба и над головами их благословляющая из облака рука и звезды; боковая к древку кайма, а также нижняя усыпаны звездами». Всего уфим. воевода в 1675 получил 20 тафтяных знамен для «служилых русских людей и... башкирцев, которым велено быть на службе великого государя». В кон. 17 — нач. 18 вв. на знаменах городовых казаков обычно помещались изображения св. угодников. От исетского каз-ва, к-рое согласно указу Коллегии воен. дел вошло в состав ОКВ (1748), к оренб. казакам перешло 8 знамен. В Знаменной избе хранились 6 знамен, пожалов. (16 июля 1734, 17 мая 1735) по прошению атамана И. Чернова и ротмистра дворянских рот П. Максимовского самарским и алексеевским казакам, к-рые в 1744 были переведены на Оренб. воен.-пограничную линию. На этих знаменах (согласно рис. 1832) был изображен вензель из 2 букв «Р», «положенных одна на другую наискось... в растворе их помещена цифра 1 на боках вензеля ветки (лавровые.— Лет.)». Можно предположить, что самарским и алексеевским казакам, как ранее и уфим. служилым людям, знамена (образца времен царствования имп. Петра Г) были выданы из хранилища воинских регалий. По ходатайству губ. Неплюева ОКВ были высочайше пожалованы (21 мая 1756) войсковое (в ОКВ — бунчук) и полковое (для нерегулярного корпуса) знамена, а также 10 (по числу рот в корпусе) сотенных значков. Вручение штандартов состоялось 24 янв. 1757. «Войсковое знамя (бунчук) из шелковой ткани, обложенное кругом темно-розовой каймой... на которой в щите... представлен вид Оренбурга, с изображением зданий разными красками, с южной его стороны, с надписью “Оренбург”; вверху крест в сия- нии. Полотно знамени сверху откосом, в виде трапеции, и укреплено на черном древке с медным копьем... Полковое знамя совершенно такое же, как и войсковое, но меньшего размера... Древко черное с железным копьем... Десять ротных (сотенных) значков совершенно одинакового вида с войсковым знаменем... древки черные, а некоторые красные, все с железными копьями». В 1842 ОКВ было передано 10 знамен для сформир. по положению 1840 каз. полков. Знамена были доставлены с сопроводит. грамотой имп. Николая I (от 18 нояб. 1842): «Божьего Милостью Мы Николай Первый Император и Самодержец Всероссийский и прочая, и прочая, и прочая. Нашему Оренбургскому Казачьему Войску. В ознаменования благоволения Нашего к Оренбургскому казачьему войску. Всемилостивейше жалуя оному десять знамен, для каждого полка по одному,— повелеваем: по прочтению сей Нашей грамоты пред полками и, по освящении знамен, употреблять оныя на службу Нам и отечеству с верностью, усердием и храбростью, Российскому воинству свойственными». В станицах ОКВ состоялись церемонии освящения и торжеств. вручения полковых знамен, в частности, Оренб. каз. полку № 9 — в ст-це Еткульской Челябинского уезда 31 янв. 1843. Имп. Александром II было пожаловано (июнь 1855) 6 знамен оренб. пешим каз. батальонам, подписан указ (дек. 1856) о пожаловании знамен учреждаемым полкам № 11, 12 ОКВ. После расформирования пеших батальонов их знамена хранились в войсковом штабе, в июле — авг. 1914 (с началом мобилизации частей ОКВ) торжественно вручены отправлявшимся на фронт льготным 14, 15, 16, 17 и 18-му полкам 3-й очереди. В 1, 2, 3, 4, 5, 6, 10, 11, 12 и 13-м оренб. полках были знамена, получ. войском в 1842; в 7-м и 8-м каз. полках — пожалов. в 1856. Во время войскового и полковых праздников оренб. казаков тожественно выносились войсковое и полковые знамена, мимо к-рых церемониальным маршем проходили войска после церк. литургии и молебна. Особым уважением в войске пользовалось знамя 9-го каз. полка, известное как «падуровское». Оно представляло собой светло-голубое полотнище с вышитой надписью «За отличие в Турецкой войне» и было получено личным составом за мужество и храбрость в период рус.-тур. войны 1828—29: полк под командованием есаула Падурова отличился в бою при Козолуджи, под креп. Кулевча и Шумла; весь личный состав был награжден мед., 155 чел.— орд. и знаками отличия Воен. орд., Падуров — орд. Святой Анны 3-й и Владимира 4-й степ. с бантом, произведен в чин войскового старшины. Об отношении оренб. казаков к исполнению воинской присяги и к боевому знамени свидетельствует эпизод истории 1-й мир. войны: во время наступления армии ген. А. В. Самсонова в Вост. Пруссии (авг. 1914) небольшая группа казаков 2-го Оренб. каз. им. воеводы Нагого полка вышла из окружения (20 авг. 1914) во главе со знаменосцем урядником А. Прочанкиным, сохранив и «доставив знамя к остаткам полка, собравшимся у городка Остроленска. Этим своим подвигом урядник Прочанкин спас полковую святыню от плена и увековечил свое имя в истории», как отмечалось в приказе по ОКВ. За проявл. мужество и верность присяге все 10 казаков (в т. ч. Прочанкин, младшие урядники П. Русанов и А. Ковешников, ветфельдшер Ф. Подтиков, М. Толкачев, Е. Репьев, И. Чернов, А. Игнатенков) были награждены Георгиевскими крестами 4-й степ.; семьям героев были преподнесены иконы с выгравир. на серебряной табличке надписью «Наказный атаман генерал-лейтенант Сухомлинов благоволяет родных героя (имя и звание), спасшего в боях с немцами 16—17 августа 1914 года знамя 2 оренбургского казачьего воеводы Нагого полка в назидание потомству 1915 г.». Знамена и др. регалии ОКВ, в т. ч. почитавшаяся казаками Табынская икона Божией Матери, были утрачены во время Гражданской войны, часть из них находились в лагере оренб. казаков, интернир. в Китай. Копии знамен ОКВ экспонируются в обл. краеведческом музее Оренбурга.

 

Форма казаков ОКВ, комплекс предметов воен. обмундирования, снаряжения и знаков различия. Форма позволяла определить принадлежность к определ. каз. войску, конкретному формированию (подразделению), воинский чин, звание и специальность. Подразделялась на парадную, повседневную, полевую и рабочую; на летнюю и зимнюю. В Оренб. нерегулярном корпусе и в начальный период существования ОКВ не было единого установл. каз. обмундирования; действовали определ. требования к одежде снаряжаемых на службу казаков (они должны были на службе носить опрятные суконные кафтаны, просторные шаровары, шапки, сапоги-ичиги; зимой — армяки, тулупы, шубы; набор и качество обмундирования зависели от состоятельности казака, а также времени и места несения службы). В кон. 1740-х гг. обмундирование казака дополнялось оружием: саблей, сайдаком (лук) со стрелами; нек-рые казаки имели огнестрельное оружие (все казаки нерегулярного корпуса были вооружены ружьями). С 1751 по требованию губ. Неплюева оренб. казаки были обязаны носить длинные кафтаны синего сукна, опояс. черным сыромятным ремнем; шаровары, заправл. в сапоги; высокие бараньи шапки с верхом синего или малинового цвета. Установл. Неплюевым форма существовала до кон. 18 в. С 1757 все казаки должны были иметь ружья, купл. по строго установл. ценам у казны. В апр. 1786 ген.-губ. Игельстром, обнаружив при смотре уфим. казаков, что мн. из них не имеют оружия, предписал: «Так как казаки рекрут не дают, податей не платят, а только по очереди отправляют воинскую службу, то каждый казак безоговорочно должен иметь ружье, хотя б и не калиберное, саблю, пику, суму с 20 патронами и 2 лошади, черную лошадиную сбрую, под опасением, что неисправных будут назначать на службу в полевые полки в солдаты, а негодных к военной службе — в погонщики». В том же году при смотре Оренб. нерегулярного каз. корпуса он указал, что казаки не имеют единообразной форм. одежды (ходят «в мужичьем и разноцветном платье»); предписал оренб. казакам носить куртки кр. солдатского сукна и чтобы «шаровары и верх папах были из синего сукна». Игельстром впервые в янв. 1786 назвал корпус Оренб. каз. полком. По Положению об ОКБ 1803 был определен штат тысячного (непременного) полка; чиновники тысячного полка были приравнены к арм. чинам: войсковой полковник — к арм. майору, есаул — к ротмистру, сотник — к поручику, хорунжий — к корнету. Казакам полка предписывалось иметь на вооружении саблю, 2 пистолета, пику. Высочайшим указом в полку была введена новая форма одежды: близкие по покрою к обмундированию регулярной армии синие мундиры, кафтаны и шаровары; малиновые воротник и выпушка; смушковая шапка, белые кушаки. Обмундирование и снаряжение казаки заводили за свой счет. У каз. офицеров обмундирование было таким же, как у казаков, но только «с серебряным казачьим прибором». Остальная часть ОКВ носила обмундирование по образцу, установл. Неплюевым. В 1808 Оренб каз. полкам — 1-му и 2-му (принявшим участие в боях на Зап. театре воен. действий против наполеоновских войск, а после заключения Тильзитского мира направл. в состав Молдавской армии, действовавшей против Турции),— а затем и всем казакам ОКВ было предписано носить такую же форму, как у донских казаков: темно-синий мундир с кр. выпушкой по вороту и обшлагам, темно-синие шаровары с широкими кр. лампасами, кивер из черной мерлушки с кр. лопастью и белым султаном (в тысячном полку лампасы были двойные и узкие). Были введены погоны: для урядников и рядовых казаков — кр. суконные, для каз. офицеров — серебряные. Урядникам полагалась серебряная тесьма по вороту мундира, офицерам — серебристый шарф, ниж. чинам — цветной кушак. Казаки тысячного полка имели такую же форму, но приборное сукно, воротники и обшлага мундиров были малинового цвета. На пиках казаков развевались бело-малиновые «флюгера». Амуниция оренб. казаков состояла из черной кожаной сумки с перевязью для 25 патронов, кремневого ружья и сабли с металлич. ножнами. Мундиры казаки носили преим. зимой и по торжеств. случаям; летом им разрешалось носить куртки или полукафтаны. Установл. в 1808 форма одежды существовала до 1835, когда мундиры стали шить из темно-зеленого сукна (вместо темно-синего). В 1825 была введена фуражка без козырька (по образцу регулярных частей). Для чинов 1-го каз. полка ввели лампасы и погоны синего цвета; для казаков др. конных частей, согласно предписанию командира Отд. Оренб. корпуса от 8 янв. 1837,— малиновые лампасы и погоны. В янв. 1838 особым приказом по Оренб. корпусу для личного состава Оренб. и Урал. каз. войск были введены серые шинели со светло-синими погонами (у оренб. казаков ворот шинели был также светло-синим, а у урал.— серым). На киверах ниж. чинов и офицеров вместо султанов появились белые помпоны, витые шнуры и 2-цветные кокарды; у офицеров — «чешуйчатые» эполеты и темляки к сабле на серебряной ленте с оранжевыми полосками по краям. Отличит. особенностями обмундирования казаков-артиллеристов были алые погоны и такого же цвета выпушка по вороту и обшлагам мундира, узкий кант вместо широкого лампаса. В 1839 для ниж. чинов всех каз. войск (кроме Донского и Сиб.) вместо сабель были введены на вооружение шашки (производились на Златоустовской оружейной фабрике). Пика образца 1839 имела синее древко (дл. 3,4 м) с 3-лепестковым наконечником. Со временем гладкоствольное каз. ружье образца 1832 было заменено ударным ружьем образца 1846. В походах казакам полагалось кроме ружей иметь по 2 пистолета; их носили в спец. кобурах: один на лев. боку, др. в чушке седла. В 1856 пистолеты для ниж. чинов были отменены. В соответствии с Положением об ОКВ, высочайше утвержд. 12 дек. 1840, для офицеров и казаков войска были введены мундиры и шаровары темно-зеленого цвета со светло-синим прибором, кивера из черной смушки с синей лопастью, синий бум. кушак (у офицеров — серебряный, у ниж. чинов артиллерии — кр.). Артиллеристам ОКВ полагались кр. приборное сукно, черные обшлага и ворот мундира с алой выпушкой; казакам конных полков — светло-синие обшлага и ворот мундира; офицерам — серебряные «чешуйчатые» эполеты (офицерам конно-каз. артиллерии — золотистые). Ниж. арт. чины (рядовые казаки и урядники) также носили медные гладкие эполеты с алым суконным полем и нанес. на него кр. номером батареи. По вороту и обшлагам мундиров всех офицеров и урядников ОКВ нашивался серебряный или золотистый галун. В 1845 короткие мундиры (заправлявшиеся в шаровары) были вновь заменены на длиннополые чекмени. В 1846 установлена неск. отличная форма мундиров для офицеров и казаков, служивших «по внутреннему управлению» (в полковых, окружных и войсковом управлениях ОКВ). Для чиновников управления (кроме адъютантов и их пом.) ввели для ношения на службе чекмень темно-зеленого сукна с кр. воротом и серебряными петлицами на клапанах рукавов и вороте, к-рые по борту (до полы) имели кр. выпушку, а по вороту — черную. Па чекмене носились серебряные эполеты. Отставные ниж. чины и станичные нач., находившиеся «при исполнении обязанностей по внутреннему управлению», были обязаны «соблюдать в одежде приличную форму», т. е. офицерам полагалось «носить чекмень без эполет, форменные шаровары, шапку с кушаком и фуражку»; ниж. чинам предписывалось носить каз. темно-зеленый кафтан, форм. шаровары, кушак и шашку. Позднее требования к ношению обмундирования отставными чинами изменились: с 1855 отставные каз. офицеры носили форму без эполет (увол. без права ношения мундира — чекмень без эполет, петлиц и др. знаков отличия офицера); при чекмене разрешалось носить шаровары, фуражку с кокардой и шашку на портупее с темляком. В 1857 кивера были отменены, для казаков введены папахи. Зауряд-офицеры (зауряд-хорунжие, зауряд-сотники, зауряд-есаулы) носили чекмени с нашитой по вороту белой тесьмой, не имели эполет и офицерского темляка. Во 2-й пол. 19 в. для казаков, принимавших участие в среднеазиат. походах или проходивших службу в Туркестанском воен. округе, были введены укороч. шаровары, заправлявшиеся в сапоги, и т. н. солдатские гимнастич. рубахи (гимнастерки) из арм. полотна со светло-синими погонами. В 1785 для оренб. казаков ввели шинель из арм. серого сукна; на нее нашивались погоны с медными пуговицами, по вороту — светло-синие суконные клапаны. Была введена также утепл. куртка (теплушка). У ниж. чинов на фуражке появились лакиров. кожаный козырек (с 1901 — для всех чинов) и мельхиоровая кокарда. В кон. 19 в. была осуществлена унификация каз. обмундирования и снаряжения. При переводе казаков из полков на службу по внутр. управлению они должны были иметь только шашки и пистолеты. В полн. перечень обмундирования и снаряжения казака входили: мундир с шароварами (2 комплекта), шинель серого сукна (2 шт.), башлык (1), папаха (1), фуражка с чехлом (2), галстук (2), кушак (1), набрюшник (1), полотняная рубаха с погонами (2), теплушка (1), полушубок (1), форм. сапоги (3 пары), рубаха с подштанниками (4 шт.), полотенце и платки (2 комплекта), портянки холщовые и суконные (2 пары), перчатки теплые (2 пары), поясной ремень (1 шт.), шашка с портупеей (1), патронташ (1), седло с прибором (1), тренога (1), попона с тороком (1), нагайка (1), скребок и щетка (2), щетки (3), аркан (1), конская торба (4), сумка (1), пика с темляком (1), подковы с гвоздями (2 пары), кожаный чемодан (1 шт.). В кон. 19 в. стоимость этого набора составляла значит. по тем временам сумму — ок. 120 руб. После рус.-япон. войны обнаружилась необходимость перехода на более удобную форму одежды, приспособл. к условиям ведения боевых действий. В 1906—10 была разработана и введена новая каз. форма, сохранившая нек-рые традиционные элементы прежней. При выходе на службу в первоочередные полки казак должен был приобретать 2 комплекта обмундирования — парадное и повседневное. Офицеры ОКВ стали носить сине-зеленые мундиры с серебряными эполетами (или галунными погонами с номером полка; ворот мундира и обшлага отделывались традиционного цвета выпушкой; на мундире были ординарные серебряные петлицы), серебряный кушак, серо-синие шаровары со светло-синим лампасом; папахи черного цвета со светло-синим верхом и крестообразным галуном. Ниж. чины имели мундир из такого же сукна, но более темного цвета, серо-синие шаровары с лампасами, погоны приборного сукна с номером полка, кожаный поясной ремень, папахи или фуражки без козырьков и с кокардой (фуражки с козырьком носили только офицеры и ниж. чины нестроевого разряда). Артиллеристы ОКВ, в отличие от чинов конных полков, по вороту и обшлагам мундира имели кр. выпушку, черные ворот мундира и клапаны, кр. лампасы. Погоны ниж. чинов артиллерии были кр. цвета с нанес. на них буквой «О». Парадный мундир и верх фуражки ниж. чинов были черного цвета со светло-синим приборным сукном. В 1910 было введено стандартное полевое обмундирование: китель или гимнастерка защитного цвета, форм. шаровары с лампасами, полевая фуражка. Па кителях носились светло-синие петлицы с пуговицей, у офицеров — серебряный погон с номером полка. Приказные на погоне носили 1 узкий галун, младшие урядники — 2, старшие урядники — 3; вахмистры имели широкий поперечный галун, а подхорунжие носили (с 1884) галун буквой «Т». Казаки именных полков носили на погонах спец. вензеля (напр., казаки 1-го Оренб. каз. полка имели вензель цесаревича Алексея). На папахах казакам полагалось носить спец. знаки из мельхиора, получ. их подразделениями в войнах и кампаниях. На мундирах казаки носили Георгиевские кресты и Георгиевские мед. 4 степ., золотые и серебряные мед. на Владимирской ленте «За спасение погибавших», знаки отличия Св. Анны, войсковой знак ОКВ (введ. в 1912), спец. знаки «За отличную стрельбу» 3 степ. и др. (См. также: Наградная система; Оренбургское казачье войско: воинская служба, раздел «Награды ОКВ».) Казаки не снабжались готовым обмундированием, как солдаты регулярной армии, а должны были сами шить одежду на заказ. В теч. всего периода службы были обязаны содержать в полн. исправности вооружение, снаряжение и строевого коня. Обмундирование и снаряжение ежегодно проверялись на различных строевых смотрах войсковым и станичным начальством. В случае обнаружения негодности снаряжения или вооружения казак был обязан приобрести замену (иногда в рассрочку). В годы 1-й мир. войны арм. и каз. обмундирование подверглось упрощению. С кон. 1915 казакам разрешалось носить шаровары синего или черного цвета, шинель без цветных клапанов на вороте, сапоги пехотного образца и солдатские гимнастерки. В годы Гражданской войны каз. обмундирование практически не отличалось от обмундирования кав. частей (за исключением шаровар с широкими лампасами и папах со светло-синим верхом).

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика