Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Казачество и советская власть

Казачество и советская власть.

Взаимоотношения казачества с Советской властью в конце 1917 — начале 1918. Отношения между новой властью и казачеством не сразу обозначились четко: в первые месяцы после Февр. рев-ции население терр. Оренбургского казачьего войска оставалось политически инертным, за исключением «левой» части войсковой интеллигенции (фельдшеров, писарей, учителей и др.), объединявшей вокруг себя группы недовольных старым режимом. В июне 1917 инициативной группой (М. И. Свешников, Т. И. Седельников, Н. Ф. Турчанинов) была предпринята попытка создания самостоят. «Казачьей демократической партии» для «защиты интересов войскового сословия»; исполком (А. С. Беленин. А. Е. Бочкарев, А. И. Завалишин, М. П. Копытин), не получив поддержки со стороны войскового населения, трансформировался в оппозиционную офиц. власти группу деп. войскового круга. С нарастанием в стране полит. кризиса на войсковой терр. участились конфликты, связ. с самовольным захватом каз. земель иногородними арендаторами; в печати и на митингах звучали призывы к ликвидации каз. сословия. Создание Советов каз. деп. рассматривалось как возможность отстоять интересы войскового сословия: в авг. 1917 такой Совет появился в Троицке (предс. А. И. Кривощёков), вскоре он объединился с гор. Советом рабочих и солдатских деп. (через 10 дней объедин. орган распался). В отличие от рядового населения войсковое рук-во заняло открыто антисов. позицию, войсковой атаман полк. А. И. Дутов призвал к борьбе с большевиками — «наемниками Вильгельма». С прибытием к Чел. отряда подъесаула Н. Н. Титова, направл. командованием 3-го военного округа ОКВ для восстановления порядка и разоружения рабочих отрядов, Чел. Совет вынужден был временно пойти на компромисс — создание коалиционного К-та по поддержанию рев. порядка (см. Комитеты спасения революции). К концу нояб. большевики при поддержке отрядов, прибывших из Поволжья и рабочих центров Урала, восстановили положение. В Чел., Оренбурге были созданы военно-революционные комитеты. Действия верного присяге Дутова были квалифицированы большевиками как мятеж, его выступление совпало с началом репрессивной политики новой власти против каз-ва, к-рое в этот период еще не приняло сторону Дутова; войсковой атаман, покинув Оренбург, ушел с небольшим отрядом в тургайские степи. В янв.— февр. 1918 на поселковых каз. сходах повсеместно принимались резолюции о нейтралитете и отказе от вооруж. борьбы с Сов. властью, вернувшиеся с фронта казаки нередко высказывались в ее поддержку. В Троицке и Чел. каз. представители вошли в состав объедин. Советов. Краткий период относит. стабилизации социально-полит. обстановки на каз. терр. Урала завершился с началом акций реквизиции хлеба и скота у населения, обложения станиц ден. контрибуциями, позднее карат. операций с применением артиллерии. Недовольство политикой новой власти заставило казаков начать вооруж. борьбу; привело к стихийному созданию отрядов самообороны, частично примкнувших к формированиям Дутова, стало началом 1-го этапа Гражданской войны на Юж. Урале. Весной 1918 каз. части приступили к активным боевым действиям против красногвард. отрядов в районе Орск — Верхнеуральск — Троицк. После выступления Чехословацкого корпуса в мае 1918, с началом полномасштабной Гражд. войны, части красных были вытеснены за пределы войсковой терр.; Советы прекратили свою деят-сть.

Уничтожение казачьих станиц, одно из направлений большевист. политики массового террора в отношении каз-ва как потенциального противника Сов. власти. Рук-во большевист. партии в центре и на местах, игнорируя процессы имуществ. и полит. дифференциации каз-ва, рассматривало его как единую контррев. силу. Осенью 1917 на Юж. Урале получила распространение точка зрения, выраж. Е. Л. Васенко: «Если бы не казачество, дела бы у нас шли хорошо». Казаки, в свою очередь, не доверяли новой власти, с прибытием рев. войск в Чел. (сер. нояб. 1917) ожидали карат. мер. Первые вооруж. столкновения рев. войск с каз-вом произошли в момент наступления на Троицк Северного летучего отряда мичмана С. Д. Павлова 22—25 дек. 1917. У разъезда Шершни эшелон был обстрелян, ж.-д. пути в неск. местах разобраны. В 1 версте от ст. Полетаеве казаки создали оборонит. линию, разобрали 2 моста, повредили пути, телегр. столбы; к 7 ч утра 23 дек. 1917 станция и станица были взяты красными, 68 казаков попали в плен (рядовые вскоре отпущены). В последующие дни казаки потерпели поражение в столкновениях с войсками у ст-ц Еманжелинской и Нижнеувельской. Утром 25 дек. 1917 отряд Павлова вошел в Троицк, оставл. накануне штурма большей частью каз. отрядов. В среде казаков началась паника, в станицах — стихийная эвакуация семей и имущества в дальние поселки. Впоследствии местные большевики обвинили Павлова в снисходительности по отношению к казакам: из 300 казаков, взятых в плен при штурме Троицка, вскоре большинство (в т. ч. пом. окружного атамана полк. А. Н. Половников) было отпущено. По воспоминаниям Д. А. Тарасенкова (позднее командир сотни полка им. Ст. Разина), на собр. в ст-це Ключевской Павлов «ни одного слова не сказал, касающегося Советской власти, а лишь потребовал от станичников уплатить контрибуцию и сдать 100 пудов мяса. К утру станица сдала все необходимое». На 1-м губерн. съезде Советов (Оренбург, 12—25 марта 1918) большевики во главе с С. М. Цвиллингом обвинили каз. делегатов в контррев. устремлениях, пытались ограничить их в правах, ликвидировать местные органы каз. самоуправления. С принятием курса на расказачивание избр. в состав губерн. исполкома предс. каз. секции Н. П. Захаров первонач. именовался «комиссаром по ликвидации Оренбургского войска», затем в связи с протестами каз. населения — войсковым комиссаром ОКВ. В начальный период противостояния каз-ва и Сов. власти среди сторонников Дутова насчитывалось ок. 2 тыс. казаков. В ходе боевых действий, сопровождавшихся разрушением домов и церквей, и деят-сти красногвард. экспедиционных отрядов, производивших произвольные ден. контрибуции и конфискацию имущества, продовольствия и скота, представители новой власти восстановили против Советов значит. часть каз. населения края. К весне 1918 белоказаки контролировали значит. часть терр. Верхнеуральского, Троицкого уездов; 25 марта 1918 рабочие отряды Катав-Ивановского, Миньярского, Симского, Усть-Катавского, Юрюзанского заводов и местные дружины боевых организаций народного вооружения (Белорецкая, Верхнеурал., Тирлянская, Кирсинская, Инзерская, Авзяно-Петровская) числ. до 2 тыс. чел. заняли Верхнеуральск; после вступления в город уфим. отрядов М. С. Кадомцева (см. Кадомцевы) казаки отступили к ст-це Краснинской. На пути к Троицку отряды под командованием В. К. Блюхера двигались почти беспрепятственно до Полегаево; от ст. Полетаево-2 преодолевали вооруж. сопротивление каз. отрядов и многочисл. препятствия (близ каз. станиц были повалены телегр. столбы, разобраны ж.-д. пути, взорваны водокачки). В ст-це Еманжелинской красногвардейцами были взяты 9 заложников (в т. ч. священник), в ст-це Кичигинской арестованы 50 чел. В связи с многочисл. диверсиями на жел. дороге Блюхер отдал приказ (от 31 марта 1918), переданный в станицы через заложников и содержавший ультимативные требования к атаманам станиц Троицкого округа, о прекращении диверсий на жел. дороге и выдаче всех антисоветски настроенных лиц, в противном случае станицы «будут подвергнуты беспощадному артиллерийскому обстрелу». В ответ среди части станичников, следовавших каз. принципу «с Дона выдачи нет», активизировалось создание дружин самообороны, к-рые вели ожесточ. борьбу с Сов. властью. Нек-рые прилегающие к ж.-д. полотну станицы, по воспоминаниям красногвардейцев, «выразили свою покорность»: сдали оружие, вернули увез. рельсы и телегр. провода, выдали офицеров. При восстановлении ж.-д. путей на линии Нижнеувельская — Троицк работали мобилиз. рабочими отрядами казаки числ. ок. 1 тыс. чел. Налож. на станицы контрибуции (на Кичигинскую — 75 тыс. руб., на Нижнеувельскую — 50 тыс.) взыскивались с помощью боевиков. Артиллерией почти полностью был разрушен пос. Солодянский (близ Троицка). Направл. для усмирения казаков ст-цы Ветлянской отряд рабочих (ок. 300 чел.) во главе с Цвиллингом 2 апр. попал в засаду и был разгромлен. В ночь с 3 на 4 апр. потерпел поражение объедин. отряд казаков, татар, башкир и юнкеров, пытавшийся захватить Оренбург (в ходе столкновения погибло неск. сот человек). Оренб. ВРК предъявил всем станицам округа ультиматум: «...На белый террор предателей офицеров, юнкеров и примкнувших к ним казаков, нападающих на революционных рабочих и крестьян, вырезающих их семейства с малолетними детьми, ответим же беспощадным красным террором, силою артиллерийского огня и силою рабоче-крестьянских революционных масс. Пусть все станицы и поселки помнят, что, если какая-нибудь из них сделает хотя бы самое незначительное выступление против революционных рабочих и крестьян, она будет без всякого разбора виновных и невиновных сметаться с лица земли силою оружия...» («Известия» Оренб. губисполкома от 10 апр. 1918). Вопреки утверждению о том, что «армии не идут на казаков, а посланы для поимки Дутова» («Известия Челябинского Совета» от 3 апр. 1918), Кадомцев заявил, что «о пощаде с дутовцами» будет говорить, когда те «с чистосердечным раскаянием из рук в руки передадут главных дутовских атаманов и Дутова». Распространение получили расстрелы войсковых нач. «по приговору Совета», красногвардейцы разогнали ряд станичных Советов, признанных «кулацкими» (см. Раскулачивание). В ст-це Донецкой 1-го Оренб. округа после предъявления ультиматума о доставке в Оренб. ВРК 1500 пуд хлеба и 100 тыс. руб., об обеспечении дежурства на жел. дороге, о представлении фельдшера и нач. почтового отделения в штаб кр. отряда была разрушена арт. огнем старинная каз. крепость, сожжены церковь, хлебные амбары и св. 600 домов, погибли 50 стариков и больных. Жит. богатой Кособродской ст-цы (Троицкий уезд) сохранили ее, выполнив хлебную и ден. повинности. На Балканском прииске дружины Кадомцева конфисковали хлеб, скот, домашнее имущество (вплоть до детской одежды), в ст-це Карагайской «безобразничали вплоть до насилования» («Известия Верхнеуральского Совета» от 22—24 мая 1918). Кадомцев предложил для предотвращения контррев. выступлений выселить за пределы губернии жит. всех станиц и поселков, поддержавших Дутова. В Верхнеуральске «расстреливались пачками казаки и другие малоизвестные граждане по доносам и незначительным поводам. У Кадомцева был свой палач, здоровенный молодой татарин, мастерски отрубавший головы шашкой. Казнено было человек сто. Казалось, конца не будет этой вакханалии смерти». По фактам жестоких расправ с каз-вом Верхнеурал. Совет (предс. к-рого Н. П. Иванов сам многократно призывал к беспощадности в отношении врагов Сов. власти) в 20-х числах мая 1918 потребовал от Уфим. губерн. штаба БОНВ прекратить насилие; исполком Совета направил в Совнарком телеграмму на имя И. В. Сталина. В ответной телеграмме Иванову от Э. С. Кадомцева (см. Кадомцевы) утверждалось, что боевые отряды действуют согласно приказу центр. прав-ва; содержались обвинение Иванова в контррев. деят-сти и угроза высылки в Верхнеуральск рев. войск. Оренб. губисполкомом было принято спец. пост. (20 мая 1918) об ограничении карат. операций и погромов, наносивших серьезный экон. и полит. ущерб; принятии мер по борьбе с разрушениями; возложении ответственности за злоупотребления на нач. отрядов. Весной — летом 1918 мн. казаки вынужденно покидали постоянное место проживания, спасаясь от расправ. В ходе боевых и карат. операций только в Троицком и Верхнеурал. округах были разгромлены и сожжены 19 каз. поселков; по сообщению «Оренбургского казачьего вестника» (от 10 июля), «окончательно сожжены и уничтожены станицы: Татищевская, Богуславская, Павловская, Пречистенская и Донская... Несколько других станиц — Переволоцкая, Алексеевская, Григорьевская, Дедуровская, Угольная, Красногорская — разгромлены, у казаков уведен скот, отнят хлеб, деньги, одежда, хозинвентарь и разное имущество. Убытки — десятки миллионов рублей». В газ. «Голос трудового казачества» (от 30 мая 1918) сообщалось: «Трудовым казакам нередко приходится быть между двух огней. Их бьют партизаны, белогвардейцы, а также нет пощады от красноармейцев. Станицы, работавшие в контакте с Советской властью, уничтожаются»; в пример приводилась сожженная ст-ца Пречистенская (Оренб. уезд), где «уже давно существовала Советская власть». Летом 1918, с развертыванием Гражд. войны на Юж. Урале, участились случаи разгрома насел. пунктов в Троицком и Верхнеурал. уездах. Так, в Троицком уезде направл. для разоружения белоказ. отряда кр. бойцы (ок. 300 штыков и сабель под рук-вом Иванова) 5 июня сожгли в пос. Кулахтинском (в 25 верстах от ст-цы Уйской) 36 домов с подворьями и 19 хоз. строений, угнали 215 лошадей (погибли или были ранены ок. 40 чел., в осн. старики, женщины и дети; ущерб составил 20 тыс. руб.); 6 июня сожгли дома в пос. Краснокаменском. Во 2-й пол. июня 2-й сотней (командир Д. А. Тарасенков) полка им. Разина в пос. Кидышевском были сожжены 250 домов (из 300), вывезено имущество. Разгрому подверглись пос. Арсинский и Кассельский (ныне Нагайбак. р-н). Главком Объединенного Верхнеуральско-Троицкого отряда И. Д. Каширин, руководивший операциями в районе ст-цы Уйской в кон. июня 1918, заявил, что все поселки и станицы, население к-рых не поддерживает Красную Армию, «постигнет участь пос. Кидышевского». В момент разгара боев под Уйской (24—29 июня 1918) комиссар фронта И. Филатов сообщил Каширину, что срочно высылает «одно орудие с отрядом для ликвидации Уйского, Воронинского, Ведовского, Косогорского, Масловского поселков»; дал указание комиссару отряда И. В. Погорельскому с помощью артиллерии «не оставлять камня на камне». Летом 1918 под Оренбургом арт. огнем красногвардейцев было уничтожено более 3,5 тыс. домов в станицах. Войсковое прав-во 6 авг. 1918 направило в Комуч прошение признать уничтожение каз. станиц общегос. бедствием и ассигновать 10 млн руб. на восстановление х-ва. Всего за период боевых действий на Юж. Урале в 3 округах ОКБ было разгромлено и сожжено св. 30 каз. станиц и поселков. Ожесточ. сопротивление казаков приобрело целенаправл. форму: летом 1918 успешно действовали Кундравинские добровольческие полки, Уйский казачий полк и Петропавловский казачий полк. Политика массового террора против каз. населения, уничтожения станиц и выселения семей с войсковой терр. была узаконена и поставлена на воен.-гос. основу директивой от 24 янв. 1919, подпис. Предс. Президиума ВЦИК Сов. республики Я. М. Свердловым. Па собр. старых большевиков (Москва, 1936) предс. Оренб. губисполкома А. А. Коростелев и чрезвычайный комиссар по Зап. Сибири и Ср. Азии П. А. Кобозев свидетельствовали, что наиб. последоват. сторонником выселения «всех казаков из Оренбургского укрепрайона» выступал Л. Д. Троцкий; поступившая из центра директива не нашла однозначной поддержки у большевиков Оренбургской губернии. Несмотря на отмену в марте 1919 директивы о расказачивании, практика уничтожения насел. пунктов и выселения казаков существовала и в 1920-х гг. В итоге каз. нас. России сократилось с 4,4 млн чел. до 2 млн. В 1922 население поселков и станиц ОКВ уменьшилось, по разным данным, на 25—50% от прежней числ. Расказачивание способствовало в значит. мере распространению в крае голода (1921—22).

 

Политика РКП(б) в отношении казачества в 1920-е гг. Пленум ЦК РКП(б) 23—30 апр. 1925 по вопросу о каз-ве принял резолюцию, призывавшую парт. орг-ции «тщательно и постоянно» учитывать местные особенности каз. быта, не допускать «применения насильственных мер по борьбе с остатками казачьих традиций» и способствовать урегулированию конфликтов «между казаками, крестьянами и ранее угнетенными национальностями этих районов». Казакам было разрешено носить традиционную одежду и знаки отличия. Пленум предусмотрел ряд мер по привлечению малоимущих и середняцких слоев каз-ва к сов. и кооп. стр-ву, а также в РЛКСМ. Местным сов. и парт. органам предлагалось формировать актив не только из «проверенных на партийной и советской работе», но и из более широкого круга казаков, проявивших лояльность к Сов. власти,— представителей каз. интеллигенции, женщин, молодежи, бывших боевых командиров («руководителей красного казачества в борьбе с контрреволюцией»). ЦК партии заявил о намерении пересмотреть вопрос о лишении нек-рых категорий населения избират. права при выборах станичных и хуторских атаманов, писарей (избират. права были лишены священнослужители и их родственники, торговцы, имевшие патенты, бывшие полицейские и офицеры царских войск). Предполагалось распространить на все каз. области действие пост. Президиума ВЦИК о восстановлении в избират. правах заявивших о своей лояльности реэмигрантов (пост. было принято в связи с созывом 1-го Северокавк. съезда Советов). В каз. районах предписывалось в наим. Советов указывать: «...и казачьих депутатов»; в местной периодич. печати освещать «нужды казачества» с привлечением селькоров из каз. среды. Дети казаков при поступлении в уч. заведения уравнивались в правах с детьми крестьян; предлагалось наладить систематич. работу по направлению каз. молодежи (в т. ч. из «прошедших школу гражданской войны») в уч. заведения. При проведении антирелиг. пропаганды в районах с каз. и смешанным нац. составом населения рекомендовалось соблюдать «особенную осторожность и такт». Резолюция пленума содержала положения, касавшиеся необходимости оказать экон. поддержку при восстановлении пострадавших от Гражд. войны каз. терр.; подчеркивалось, что каз. районы не успевают восстанавливать х-во, а «иногородняя и казачья беднота, получив в процессе гражданской войны и землеустройства в свои руки дополнительные земельные наделы, лишена возможности их обработать», что вызывает «рост бедноты и ухудшение ее положения». Рекомендовалось, в частности, «быстрое и полное проведение землеустройства в казачьих районах с соответствующим обеспечением интересов иногородних крестьян и казачьей бедноты и предоставление этим районам широкого сельскохозяйственного кредита» (т. е. традиционные со стороны гос-ва меры содействия развитию х-ва — землеустройство и кредит — предусматривали классовый подход). Следствием принятых парт. решений стало широкомасштабное обследование терр. проживания каз. населения, в т. ч. Чел. округа Уральской области, где на бывших каз. землях проживало ок. 93 тыс. чел. (немн. более 30% жит. округа). Собирались сведения о парт. и сов. стр-ве, состоянии экономики, культуры, религии. Спец. вопросник содержал указание на необходимость сопоставления мощности каз. и крест. х-в, особенностей быта. В соответствии с требованием поощрять «здоровые казачьи тради- ции» в районах округа проводились праздники с бегами, джигитовкой, конные выставки и др. меропр. «с приданием им советского характера». Часть каз-ва с выходом парт. пост. связывала надежды на реализацию «общеполитических прав», «восстановление старого казачьего сословия» и земельных привилегий, возможность «организовать казачьи полки по-старому». В поселках оживленно обсуждался вопрос о возможности отбывания воинской повинности в кав. каз. войсках и получения гос. помощи для приобретения строевой лошади. Казаки «стали интересоваться советским строем», проявили активность в избират. кампании 1925. В районах Чел. округа 35—75% казаков приняли участие в перевыборах сельсоветов, крестьянских комитетов общественной взаимопомощи, органов кооперации. Фактически внимание власти к социально-экон. и культ. развитию терр. проживания каз. населения имело характер врем. кампании, свернутой к кон. 1920-х гг.

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика