Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Крестьянская война

Крестьянская война (1773—75) под предводительством Е. И. Пугачева, народное движение, явившееся формой выражения недовольства сложившейся системой социально-сословных отношений, внутр. политикой имп. Екатерины II. Волнения приписных крестьян, вызванные принуждением отрабатывать казенную повинность на горных з-дах, происходили почти ежегодно (с нач. 18 в.). Недовольны были своим положением, условиями труда и быта заводские крестьяне (см. Крестьянство), мастеровые и работные люди, вольнонаемные из местных башкир, работавшие на урал. з-дах. В теч. 17—18 вв. возобновлялись башкирские восстания. Зимой 1770/71 произошли волнения принадлежавших Строгановым крестьян, отказавшихся отрабатывать повинности на Очерском железоделат. з-де и соляных промыслах. В 1772 было подавлено локальное восстание яицких казаков. Ухудшение социального положения мн. податных сословий, религ. (в частности, раскольников) и нац. групп населения, жесткий курс прав-ва в отношении казачества способствовали перерастанию стихийных нар. волнений в орг. выступления, получившие характер воен. действий. Начавшееся в сент. 1773 в районе Яицкого городка восстание под предводительством Е.И.Пугачёва охватило Урал, Приуралье, Зап. Сибирь, Ср. и Ниж. Поволжье; приобрело характер К. в. Одной из причин стремит. распространения восстания стало соответствие содержания пугачевских «манифестов» нар. представлениям об идеальном общест. устройстве, как о полн. равенстве, уравнит. распределении земли и пр. собственности, «казацкой вольнице» (с ее полн. самоуправлением, решением общест. вопросов на сходе). Пугачев, провозгласивший себя имп. Петром Федоровичем, своими «манифестами» освобождал «подданных» от помещиков и повинностей, рекрутчины и принудит. работы; призывал убивать дворян, «дабы вывести их ненавистное семя», их имущество разрешал забирать в «награждение». Казаков, среди к-рых было мн. раскольников, Пугачев жаловал «крестом и бородою, рекою и землею, травами и морями, и денежным жалованьем, и свинцом и порохом, и вечною вольностью». Мн. простые люди переходили на сторону Пугачева вынужденно — опасаясь истязаний и позорной смерти в случае неповиновения восставшим или под влиянием большинства. На определ. этапе восстания крестьянство, не находя защиты у правительств. войск, вынуждено было искать «охранных грамот» от грабежа и убийств у мятежников. Руководящая роль в восстании принадлежала воен.-служилому сословию — яицким, оренб. казакам и башкирам. В окт. 1773 на территории Уфимской и Исетской провинций действовали большие группы башк. повстанцев, к Пугачеву примкнули казаки Нагайбакской креп. В нояб. начались волнения среди рабочих металлург. з-дов Златоуста и его округи. Обстановка в горнозаводской зоне в кон. 1773 способствовала быстрому распространению смуты. Приказчик Троицко-Саткинского з-да С. Моисеев сообщил 30 нояб. 1773 гл. приказчику Ф. Ахматову, что «башкирцы, ближние от завода, неспокойны». В рапорте коменданту Троицкой дистанции крепостей бригадиру А. А. де Фейервару Ахматов доносил (2 дек.) о появлении повстанч. башк. отряда, о переходе крестьян Катавского, Юрюзанского, Симского, Архангельского, Авзяно-Петровского заводов на сторону Пугачева, просил прислать воен. команду. В начале дек. восставшие напали на рудники Златоуст. и Троицко-Саткинского заводов, увели с собой почти всех работавших; 6 дек. заводы остановились. Крестьяне Троицко-Саткинского завода 18 дек. передали старшине башк. повстанцев Юлаю Азналину прошение на отправку к Пугачеву выборных людей для выражения преданности и получения охранной грамоты. Казак И. С. Кузнецов, отправл. в дек. на Юж. Урал атаманом И. Н. Зарубиным-Чикой собирать повстанч. армию, 22 дек. 1773 занял Троицко-Саткинский завод; повстанцы забрали лошадей, скот, до 10 тыс. руб. из заводской конторы, 12 пушек, 250 ружей, 5 пуд пороху; населению было объявлено об учреждении самоуправления по каз. образцу. Отряд Кузнецова сумел «взбунтовать» Златоуст. (25 дек.) и Катав-Ивановский (26 дек.) заводы; пополнился более чем 300 местными жит., получил на вооружение 57 пушек, 100 пуд пороху. После ухода отряда Кузнецова к г. Кунгуру главой повстанцев в горнозаводской зоне стал И. Н. Грязнов, перед к-рым пугачевской воен. коллегией была поставлена задача — захват Чел. креп. и всей Исетской пров. В Верхне- и Нижнекыштымские поселки посланцы пугачевского полк. И. Н. Белобородова прибыли в дек. 1773, большой отряд во главе с Грязновым — в нач. янв. 1774. Большинство населения Каслинского и Кыштымского заводов поддержало повстанцев. На Кыштымском з-де для пугачевцев отлили неск. пушек и мн. чугунных ядер; отряд пополнили жит. ближних башк. деревень, 300 тобольских «выписных казаков». Отряд из более чем 400 кыштымских и каслинских мастеровых возглавил крепостной крестьянин Г. Туманов, к-рый, по воспоминаниям царского полк. Лазарева, «Пугачева важный сообщник был и по причине знания татарского языка и российской грамоты... всю Башкирию и великое число русских взбунтовал». Отряд Грязнова, пополнившийся за неск. дней пребывания в горнозаводской зоне до 700 чел., снабж. пушками, боеприпасами и продовольствием, двинулся к Чел. креп. Жит. Кундравинской сл. (4 янв.) и Чебаркульской креп. (5 янв.) встречали пугачевцев хлебом-солью, их депутации возглавляли священники. В Чел. в кон. дек. 1773 положение настолько осложнилось, что воевода А. П. Верёвкин решил задержать здесь арт. команду, следовавшую с Сиб. линии крепостей в Оренбург, обратился к сиб. губ. Д. И. Чичерину и в Петербург с просьбой прислать дополнит. силы. Первая попытка восстания в Чел. произошла утром 5 янв. 1774. В выступлении приняли участие казаки, часть горожан и крестьяне из «временных казаков» (мобилиз. из государственных крестьян Исетской пров.). Во главе с атаманом М. Л. Уржумцевым и хорунжим Н. Я. Невзоровым восставшие захватили пушки у воеводского дома, взяли в плен воеводу. Находившиеся в городе регулярные войска во главе с поручиком Пушкаревым подавили восстание, взяли в плен 63 чел., в т. ч. Уржумцева. Бежавший с группой казаков Невзоров, собрав в окрестных деревнях 160 чел., вновь подошел к Чел. Получив отказ на требование сдачи крепости, стал пробиваться на соединение с Грязновым. Утром 8 янв. отряд Грязнова, насчитывавший ок. 4 тыс. чел. при 6 пушках, подошел к Челябинской крепости, гарнизон к-рой состоял из Особой провинциальной роты солдат и служилых казаков числ. св. 1,5 тыс. чел. (с семьями), 2 тыс. «временных казаков». Перевес в артиллерии был на стороне защитников крепости; Грязнов вынужден был отступить к дер. Маткино (в 2 верстах от Чел.). На подкрепление восставшим прибыли 10 янв. отряды с Каслинского и Кыштымского заводов (ок. 400 чел. при 2 пушках), 300 «записанных казаков» из Тобольска и конные отряды башкир пос. Медиак и Зюзелга. Общее кол-во повстанцев под Чел. достигло 5 тыс. чел. при 8 орудиях. В крепость прибыл отряд из Сибири под рук-вом секунд-майора Фадеева. Очередная попытка штурма города, предпринятая 10 янв., снова не удалась. Восставшие отступили к дер. Шершневой (в 6 верстах от Чел.). Полевые команды ген. И. А. Деколонга, подошедшие на помощь гарнизону, с большими потерями 13 янв. пробились в крепость, что не улучшило положения осажденных. При попытке Деколонга прорвать осаду у дер. Першино был нанесен значит. урон войску Пугачева. Опасаясь оказаться в осаде, не имея надежных тылов и источников снабжения, генерал принял решение покинуть город. 7 февр. 1774 войска, провинциальная канцелярия, чиновники и часть гор. жит. оставили Чел. Город и провинция оказались в руках восставших. Пугачевцы учредили охрану города, стали создавать новые органы воен. и гражд. власти из выборных атаманов, есаулов, сотников; вели набор людей в свое войско; налаживали снабжение продовольствием и боеприпасами, расставляли по окрестностям вооруж. отряды, рассылали «прелестные письма». После отъезда Грязнова в ставку Пугачева гл. командиром в Исетской пров. стал походный атаман Туманов. На подавление восстания прав-во направило значит. силы (из Тобольска и с Сиб. линии); числ. войска Деколонга достигла св. 6 тыс. чел. В марте 1774 правительств. войска перешли в наступление и продвигались от Шадринска к Чел. Осн. силы повстанцев были направлены против Деколонга, нападения со стороны Кыштыма не ожидалось. Деколонга опередил секунд-майор Д. А. Гагрин, к-рый по приказу главнокоманд. А. И. Бибикова подошел к Чел. со своим корпусом в составе пехоты, конницы и артиллерии. Туманов направил навстречу им башк. кав. отряды, чтобы помешать продвижению правительств. войск и подготовиться к сражению. У дер. Разлепихи 9 апр. произошел бой повстанцев с правительств. войсками. Пугачевцы под рук-вом Туманова с успехом использовали свою артиллерию, полностью уничтожив отряд капитана Дурнова; в решающей битве (10 апр.) потерпели поражение. Исчерпав запасы пороха и боеприпасов, они оставили Чел.— единств. насел. пункт, где удерживали власть св. 2 мес. Вступивший в крепость Гагрин не стал преследовать повстанцев. В теч. янв.— февр. 1774 на сторону Пугачева перешли креп. Уйская, Коельская, Кичигинская, Еткульская, Еманжелинская, Миасская и Санарская, а также почти все слободы с припис. к ним деревнями и селами. Началась осада укрепл. Далматовского Успенского монастыря. На территории Исетской пров. активно действовали повстанч. атаманы М. Ражее, М. Тараканов, П. Шешенин и др. На местах во время нахождения войск Деколонга временно устанавливалось спокойствие, с уходом войск мятеж возобновлялся. Верными властям оставались 9 деревень и 2 села вокруг Шадринска; в с. Першинском священники не подписали присягу «Петру III», першинские крестьяне, а также крестьяне дер. Бисерово и Ключевка отказались присягать самозванцу. Крестьяне с. Мехонского зажгли в поле снопы соломы, создав видимость расположения правительств. воен. лагеря — пугачевцы побоялись вступить в село. С началом весны прав-во собрало необходимое кол-во войск и перехватило инициативу. Была снята осада Далматова монастыря, в сражении у сл. Уксянской восставшие потерпели серьезное поражение и были вынуждены очистить Шадринский и Куртамышский дистрикты Исетской пров. Правительств. войска захватили Каслинский и Кыштымские (15 марта) заводы. В Верхне- и Нижнекыштымском заводах были сожжены все дерев. постройки; неск. сот крестьян подвергнуто порке, приведено к присяге на верность императрице. Командой Гагрина 9 апр. 1774 без боя был взят Чел. Разбитый в апр. под Оренбургом Пугачев бежал в Белорецкий завод с небольшим войском, к-рое за короткое время возросло до 12—15 тыс. чел. 2 мая «Петр III» возобновил поход на Чел. Им были взяты креп. Магнитная (5 мая), затем Карагайская, Петропавловская, Степная (войска из них были стянуты в Верхнеяицк), редуты Подгорный и Санарский; 19 мая повстанцы штурмом взяли Троицк (гарнизон к-рого состоял из 250 солдат при 6 орудиях). Правительств. войска заняли 15 мая 1774 Троицко- Саткинский завод. С получением известия о наступлении пугачевцев на Магнитную крепость силы под командованием подполк. И. И. Михельсона двинулись 16 мая в направлении верховьев рр. Ай и Яик для соединения с карат. отрядом ген.-м. Ф. Ю. Фреймана. Преследовавший Пугачева ген. Деколонг настиг его 21 мая в лагере под Троицком, с марша вступил в бой и разгромил наголову; ожесточившиеся солдаты пленных не брали. На поле боя осталось ок. 4 тыс. тел. Пугачеву с 500 чел. удалось бежать. По пути он совершал короткие остановки в Н. Увельке, Кичигино, Коелге и Варламовой; набрал до 2 тыс. чел. пополнения. Близ сл. Кундравинской 22 мая повстанцы встретились с отрядом Михельсона (500 чел., включая эскадрон Изюмских гусар). Скоротечный бой закончился разгромом пугачевцев, войска преследовали повстанцев на протяжении 14 верст. Пугачев бежал с 80 сторонниками в башк. дер. Байгазино, где встретился с Салаватом Юлаевым. Правительств. войска 23 мая атаковали мятежников у дер. Лягушино; 26 мая заняли Златоуст. завод; прибыв в Троицко-Саткинский завод (27 мая), остановились на 2-дневный отдых. Повстанцы ушли от преследования в направлении дер. Киги. Силы Михельсона двинулись к Симскому заводу и 30 мая достигли Айской пристани, к-рая оказалась уничтож. пугачевцами. Утром 31 мая под прикрытием пушек правительств. силы переправились через р. Ай. Пугачевцы, соединившись в районе устья р. Сатки в отряд (числ. до 2000 чел.), направились через г. Чулкову, хр. Сулеинский, по берегам рр. Сатка и Бердяуш к Троицко-Саткинскому заводу, куда вступили 31 мая. В захвач. насел. пунктах Пугачев обычно учинял расправу. Так, в Магнитной были повешены комендант крепости, его жена, священник и жена офицера, истреблены мн. простые жит.; в ночь с 1 на 2 июня Троицко-Саткинский завод был сожжен вместе с Троицкой церковью, 663 дворами; в Троицке пугачевцы перекололи копьями мн. солдат и горожан, выстроенных в шеренги, коменданта крепости повесили, его жену привязали к хвосту лошади и таскали по городу. Поддерживаемые башк. конницей, пугачевцы сожгли также Чебаркульскую креп., Кундравинскую сл., Златоуст. завод. На встрече Пугачева с Салаватом Юлаевым было принято решение о совместном нападении на силы Михельсона. В 3 верстах от Кигов состоялось сражение, при к-ром ни «Михельсон его не разбил», ни Пугачев «Михельсону вреда не сделал и разошлись» (как свидетельствовал Пугачев на допросе в Москве в нояб. 1774). После сражения с пугачевцами 5 июня Михельсон решил прекратить преследование, считая, что Пугачев в этих местах больше не опасен. Белобородов ушел после 5 июня в Кунгурский уезд. Пугачев двинулся 6 июня на Красноуфимск. После вытеснения Пугачева (нач. июня 1774) башк. отряды продолжили борьбу на территории Южного Урала. В секретной комиссии Пугачев показал, что после июньских боев с Михельсоном он набрал «башкирцев тысяч десять и несколько заводских крестьян и пошел на Красноуфимскую крепость» по пути на Казань. Повстанцы-башкиры стремились преградить путь карателям, преследовавшим Пугачева. Башк. население, насчитывавшее в сер. 18 в. на территории Оренб. края ок. 200 тыс. чел., относилось к осн. движущим силам войны за обещ. Пугачевым «волю, землю, воды, леса, рыбные ловли, жилища, покосы, посевы, жалование, соль, свинец и порох, свободу вероисповедания». В период войны в рядах повстанч. армии пребывало ок. 100 тыс. чел. нерус. происхождения, в т. ч. не менее 50 тыс. башкир (2—3 воина с каждого двора). Именные списки походной канцелярии пугачевцев дают представление о составе повстанцев на каждом этапе восстания. Из 2 генерал-фельдмаршалов повстанч. армии одним был старшина Мякотинской вол. Исетской пров. Базаргул Юнаев; из 2 генералов один — старшина Кара-Табынской вол. Исетской пров. Юламан Кушаев; из 2 бригадиров один — Салават Юлаев; в числе 276 полковников (по данным С. У. Таймасова) — 86 башкир; среди рук. повстанч. отрядов, контролировавших Чел. и терр. Южного Урала,— башк. старшины Амин Ибраев, Мурат Абталов (Абралов), Байгаза Козямышев (род. в дер. Байга-б зина ныне Аргаяш. р-на), Биктимир Уразаев (дер. Уразбаева ныне Аргаяш. р-на), Иса Ток-б таагулов [дер. Исаево (Токтагулово) на р. Тече], Муртаза Юртумов (дер. Муртазина) и др.; в рядах повстанцев, осаждавших Чел.,— ок. 2000 башкир. С приходом карат. сил лишь треть старшинской верхушки сохранила верность Пугачеву, в т. ч. полк. Кинзя Арсланов. Из последних 19 пугачевских полковников-башкир вплоть до гибели или захвата в плен сражались 9 чел., из них 3 — башкиры с Сиб. дороги, 4 — с Ногайской, 2 — из Исетской пров. В начальный период восстания (нояб.— дек. 1773) в Бердском лагере было 5 тыс. башк. конников, позднее среди 25 тыс. повстанцев — 10 тыс. Прав-во считало, что «все злоумышление прекратить можно» действием неск. регулярных частей, подкрепл. башкирами. К концу окт. к Стерлитамакской пристани (месту сбора команд Уфим. пров.) было направлено 2355, к коменданту Верхояицкой креп.— 2000 башкир. В карат. отряде Фреймана было 1236 башкир и мишарей (40% войска). В условиях успеха восстания «через разсеяние во всю Башкирию злодейски возмутительных писем» на сторону повстанцев перешли практически все башк. отряды, в т. ч. возвращ. из Польши для борьбы с повстанцами башк. отряд в 2700 чел. Башкиры участвовали во всех операциях гл. повстанч. отрядов; снабжали восставших продовольствием, лошадьми, фуражом; несли сторожевую службу; наблюдали за движением карателей; перехватывали почту и др. В 1-й период правительств. чиновники констатировали, что населению заводов «башкирцы... ничем не вредили, и из их пожитков ничего не брали». В кон. дек. 1773 при чел. повстанч. центре Грязнова совм. действовали неск. отрядов из башкир, заводских и гос. крестьян. В начале дек. башкиры участвовали в осаде Верхояицкой креп.; 16 дек. башк. отряд (до 600 чел.) напал на команду премьер-майора Я. А. Декастро-Лацеродо (см. Кастро де ла Серда), направл. в Уйскую креп. Башк. отряды вели борьбу на территории Казанской и Пермской пров., осаждали Осу и Сарапул, штурмовали Кунгур, участвовали в боях на Ср. Урале, блокировали Екатеринбург, на З. рус.-башк.-тат. отряды держали в осаде Мензелинск и Елабугу. После кровопролитной битвы у Татищевой креп., поражения гл. сил повстанч. армии, снятия осады с Оренбурга и сражения под Уфой центр восстания переместился в вост. Башкирию. В апр. новый главнокомандующий карат. войском Ф. Ф. Щербатов доносил, что башкиры, «в разных местах собираясь, бегут толпами в Уральския горы и знатною толпою присоединились к... Пугачеву, составляя при нем кучу с лишком четыре тысячи». Салават Юлаев, Юлай Азналин, Яхья Якшиев и др. повстанч. полковники получили указ из ставки Пугачева в Белорецком заводе (14 апр.— 2 мая) «чинить разорения состоящим на Сибирской дороге заводам и сожигать их», чтобы там не размещались каратели. Четырехтысячный отряд Салавата Юлаева, состоявший из башкир, рус. крестьян, мишарей, чувашей и татар, в теч. мая вступал в бой с карателями 4 раза (6, 8, 17 и 31-го). С весны 1774 центром восстания стала Ногайская дорога, ударной силой — отряды Караная Мратова, к-рые захватили, сожгли ряд крепостей и были разбиты в сражении под Уфой (27 июля), потеряв ок. 2 тыс. чел. В сев.-зап. Башкирии сложился 3-й центр восстания под командованием Араслана Рангулова, Аладина Бектуганова и Буляка Якупова. В гл. войске, насчитывавшем к сер. мая 10—12 тыс. чел., по сведениям главнокомандующего карат. войсками, башкир было 6 тыс. (на всей терр. Башкирии — 25 тыс.). Ген. Щербатов направил «все войско на укрощение бунтующих башкирцев, дабы... наискорее уничтожить надежду самозванца на сей преданный ему народ». С 21 июня по 6 июля каратели 11 раз вступали в сражения с башкирами. По указанию Пугачева, подтвержд. им при оставлении Башкирии, в теч. мая — июня в Оренб. крае было полностью сожжено 23 завода, частично — 16. К этому времени около половины «иноверческих» старшин принесли повинную властям; ряд башк. отрядов начали поджигать и грабить не только заводы, но и рус. поселки, построенные на башк. землях. Подобные факты дали основания властям для разжигания нац. розни. После взятия повстанцами креп. Осы (21 июня) Пугачев распустил башкир домой «для возмущения спокойно живущих»; в Казанской губ. еще оставался большой по числ. башк. отряд во главе с Юламаном Кушаевым. После поражения под Казанью (15 июля) среди оставшейся с Пугачевым тысячи повстанцев было неск. сотен башкир во главе с полк. Кинзей Арслановым. С уходом осн. части карателей в Поволжье и возвращением башк. отрядов из-под Казани Щербатов доносил императрице (1 авг.), что восстание в Башкирии «не уменьшается»; П. М. Голицын и Деколонг — что с июля по нояб. имя Салавата по Башкирии «везде слышно было». В июле 1774 восставшие активно действовали в центре Башкирии и собирались штурмовать Уфу; с авг. осн. районом борьбы стали волости сев. и сев.-вост. Башкирии, где повстанцы под рук-вом Салавата Юлаева (до 3 тыс. чел.) сражались с карат. отрядами. Только с сер. июня по сент. 1774 в Уфим. пров. произошло 26 крупных сражений повстанцев с правительств. войсками. В Исетской пров. оставались прибывшие из Сиб. губ. карат. части, к-рым удалось привести в повиновение рус. население. Башк. отряды вновь подступили к Архангельскому, Кыштымскому, Саткинскому и др. заводам; вели бои с разместившимися там командами. С 10 сент. до кон. нояб. 1774 Салават Юлаев с Юлаем Азналиным блокировали стратегически важный Катав-Ивановский завод, к-рый, вопреки предписанию Пугачева, не сожгли, чтобы избежать гибели заводских людей — сторонников по борьбе. Осенью правительств. войска усмирили большую часть башкир (принес повинную Юлай Азналин) и казаков («пришли в покорность» креп. Еткульская, Кичигинская, Чистоозерная, сл. Увельская и Нижне-Багарякская). К нояб. 1774 только 6 башк. старшин продолжали сопротивление. После пленения Салавата Юлаева 25 нояб. активность восставших пошла на спад. С наступлением зимы в условиях разорения края К. в. на Южном Урале завершилась (в Ниж. Поволжье — к лету 1775). Правительств. репрессии в Оренб. крае и Поволжье продолжались до сер. 1775. Власти, жестоко подавившие восстание, не пошли на геноцид башк. населения — башк. команды нужны были для несения пограничной службы и внешнеполит. акций на территории киргиз-кайсацких (казахских) степей и Ср. Азии. Взыскание «в наказание» с башкир 4 тыс. лошадей (по указу Екатерины II от 19 февр. 1775) было заменено на ден. (84 559 руб. 50 коп.), т. к. из-за «разорения и бедности» такое кол-во лошадей оказалось «собрать не можно». После К. в. прав-во провело адм.-территориальную реформу, усилило карат. функции местных гос. органов, предприняло ряд мер в области экон. политики; указом Екатерины II были переим. мн. насел. пункты и геогр. объекты, связ. с событиями пугачевского восстания (в частности, р. Яик — в Урал). К весне 1775 активизировалось восстановление урал. горных з-дов (из к-рых 24 были полностью сожжены и разграблены, 34 — частично); возобновили выпуск продукции оба Кыштымских з-да, в сент. 1776 — Троицко-Саткинский з-д (в том же месяце был разрушен наводнением).

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика