Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Жильё временное

Жильё временное, постройки облегч. типа, предназнач. для врем. проживания. Разновидности Ж. в.: казармы, палаточные городки, землянки, бараки. Ж. в. сооружается в случаях необходимости оперативного размещения значит. кол-ва людей (на относительно короткое время), напр. при пр-ве работ в малонасел. местности, а также в воен. время — для размещения воинских частей, военнопленных или раненых. Скорость возведения Ж. в. достигается облегчением общей конструкции постройки и использованием местных строит. мат-лов, в осн. дерева; позднее, в расчете на недолговрем. характер эксплуатации,— более дешевых (горбыль), суррогатных мат-лов (термолит, соломит, камышит и пр.). Казарм. стр-во преобладало до 1913 на казенных Бакальскихрудниках.

Казарма — длинное дерев. строение с общей печью и 2-уровневыми нарами — вмещала до 100 мастеровых и работных людей. После отмены крепостного права (1861) на рудниках Бакальчик, Буландиха, Тяжелый, Успенский, на ст. Бакал строились казармы для семейных рабочих (до 40 семей) с неск. общими печами и отд. жилыми «клетушками». Позднее появился новый тип казарм (на 100—110 чел.), состоявших из 2 больших жилых помещений, оборуд. дощатыми откидными нарами и плитой для приготовления пищи, и меньшего, предназнач. для сушки одежды. На Тяжелом, Успенском рудниках и Казенном Бакале в 1901—03 было построено 4 однотипных 2-этажных здания (барачного типа) с 1-комнатными квартирами; одно из них (близ рудника Бакальчик), прозванное из-за перенаселенности «ковчегом», существовало до 1959. В кон. 19 — нач. 20 вв. в насел. пунктах вдоль жел. дорог возводилось Ж. в. для приезжих и переселенцев (см. Переселенческое движение). Так, в Чел. близ вокзала появились сл. Пригородная (1895), введ. в селитебную терр. города в 1911; на каз. земле в 1897 — пос. Шугаевский и Колупаевский; в 1906 на гор. выгоне — пос. Порт-Артур (застроенный Ж. в. без плана и разрешения). Переселенч. пункт в Чел. (см. Переселенческие пункты) с 1893 размещался в дощатом бараке (площадью 75 саж2) с земляным полом. Ж. в. получило широкое распространение в период интенсивного индустр. развития 1930-х гг., когда встала проблема расселения кадров на новостройках первых 5-леток, и в период Великой Отечественной войны — в связи с размещением эвакуированного населения и рабочих эвакуир. на Юж. Урал предпр.

Палаточный городок как вид Ж. в., сооружение к-рого требует миним. затрат времени, широко использовался для размещения прибывавших на стр-во ММК (с 1929), ЧМЗ (с 1941) и первоцелинников (с 1954). Кроме жилых палаток включал помещения социального и культ. назначения: детские сады, школы, учреждения бытового обслуживания. Так, в 1930 в Магнитогорске был открыт палаточный детский сад.

Землянка — тип углубл. в землю жилища с очагом и перекрытием из жердей или бревен, засып. землей; обычное жилье рабочих в ряде пром. районов дорев. России. Особенно широко землянки были распространены в шахтерских поселках, в частности Бакальских рудников, Челябкопей. В 1930-х гг. как наиб. дешевое утепл. жилье часто сооружались при палаточных городках строителей. Так, зимой 1929/30 углубл. в землю (до уровня окон) Ж. в., сооруж. из дерев. щитов (между к-рыми засыпалась земля), пришло на смену палаточным городкам рабочих Магнитостроя. Кроме засыпных строились саманные землянки из смеси резаной соломы, глины, песка и воды, крытые досками, толем и слоем дерна или глины; жилье углублялось в землю на 1,5 м. Внутр. площадь землянки позволяла оборудовать жилье только предметами первой необходимости (печь, умывальник, стол, кровать, неск. табуреток, вешалка для одежды, небольшой шкаф для посуды); обычно имелся погреб для хранения овощей. Застроенные землянками места из-за расположения построек (вплотную по 4—6), напоминавших кит. жилье, часто в разговорной речи именовались «шанхаями». Крупным земляночным поселком был Горняцкий (Б. Шанхай) у подножия г. Магнитной: неск. сотен землянок располагалось в 9 рядов перпендикулярно горе, дальше — вразброс; землянки были и в др. поселках: 8 Марта (М. Шанхай), РИСа (рудоиспытат. станции), площадки «Хлебострой». В Чел. Ж. в. получило распространение с нач. 20 в., в период острого жил. кризиса, возникшего после сооружения Транссибирской железнодорожной магистрали. В 1925 «небезопасными для жилья» были признаны 10 258 саж2 жилой площади, в т. ч. землянок и домов барачного типа — 5589, домов, ветхость к-рых была оценена св. 70%,— 3385, коммунальных домов, требующих капитального ремонта,— 1284; все они в силу крайней нужды в жилых помещениях использовались для проживания. Для размещения рабочих, прибывавших на стр-во ЧТЗ, в 1929 начали сооружать камышитовые шалаши и землянки на 5-м и 7-м участках Тракторостроя. По документ. свидетельствам, полы и стены лучших жилых построек «делались из широких досок, крылись только крыши и сверху засыпались землей. Возле каждой землянки разбивался палисадник»; в большинстве землянок, в частности «на 7-м участке, полов не было. Печи устанавливались железные, что создавало, если затопят печи, невозможный воздух». Пост. СНК СССР «Об улучшении жилищного строительства» (от 23 апр. 1934) констатировалось низкое качество жилья, отсутствие хоз. построек и благоустройства терр.; устанавливались нормативы для жилых домов: толщина стены не менее 2 кирпичей, выс. помещений 3—3,2 м, набор квартир — 2—4-комнатные. Облегч. каркасное, щитовое и барачное стр-во допускалось в качестве Ж. в. только с разрешения СНК союзных республик или краевых и обл. исполкомов. Уточнения были внесены пост. СНК РСФСР от 8 июня 1934, предписывавшим выдавать разрешения на облегч. многоэтажное, каркасное, щитовое и барачное стр-во по ходатайству горсовета и НК коммунального х-ва РСФСР при утверждении год. планов жил.-коммунального стр-ва; в 1939 ходатайство горсовета было упразднено. По мере появления нового жилого фонда гор. власти Магнитогорска, Чел. и др. городов предпринимали попытки сноса землянок, в частности Магнитогорский горсовет 8 февр. 1936 принял спец. пост. «О сносе землянок». С началом Великой Отечественной войны выполнение этой задачи надолго отсрочилось, в землянках были размещены сотни эвакуированных из зап. областей СССР.

Барак — сооружение из старых шпал или щитов, предназнач. для врем. проживания. До 1917 были широко распространены бараки, не требующие значит. затрат и хорошо удерживающие тепло вследствие размещения осн. объема под землей (по типу землянок). В сер. 1920-х гг. стр-во таких бараков было запрещено, возводились лишь бараки надземного типа. Строит. правилами, изданными в 1926 управлением моск. губерн. инженера, предписывалось строить бараки не более чем на 60 чел. (на каждого жильца полагалось 4 м2 площади пола и 12 м3 объема помещения), обеспечить наличие прямого дневного света (отношение поверхности окон и площади пола не менее 1:10), не менее 2 входных дверей с тамбурами и простейшего оборудования (отд. коек и ящиков для хранения индивид. имущества). В бараках имелись служебные помещения: раздевалка, отдел. от жилого объема капитальной стеной, умывальная комната, кухня со столовой, туалеты и сушильная для одежды. Позднее появились бараки семейного типа (с разделением перегородками на отд. комнаты); в каждом проживало 25—30 семей (по 4—6 чел.). Рядом сооружались сараи хоз.-бытового назначения. Как осн. жилой фонд Магнитогорска бараки начали строиться весной 1929. К нач. 1930 было возведено 52 барака казарм. типа (на 200—250 жильцов); на терр., непосредственно прилегающей к комбинату, расселено до 150—155 тыс. чел. из 180 тыс. чел. всего нас. (для сравнения: 28 тыс. чел. размещалось в юго-вост. части города, в строившемся соцгороде, и 1,5—2 тыс. чел,— в привокзальной полосе). В Чел. к зиме 1929/30 начали строить врем. барачный городок на ЧТЗ, назв. 2-м участком (позднее «Жилстрой»); к сер. февр. 1930 было заложено 40 бараков, построено 8, в них размещено 600 чел.; летом 1930 в барачном поселке проживало ок. 2 тыс. чел. Аналогичные врем. строения, включая землянки, составляли осн. жилой фонд рабочих пос. Малакуль, Опытный, Партизан и др., возникших в непосредств. близости от строит. площадки ЧТЗ. В спецпосёлках бараки (1-этажные 4-подъездные) строились преим. из шлакоблоков; 2-скатные крыши покрывались толем на битумной мастике. В Златоусте в 1931—33 целые барачные городки были возведены Златоустстроем и металлург. з-дом. Бараки широко использовались для размещения строителей и рабочих Уралэнерго (на стр-ве электролинии Златоуст — Магнитогорск), при сооружении трамвайных путей и др. В 1931 было построено 12,3 тыс. м2 бараков, в 1932 — 21,5 тыс. Несмотря на увеличение жилого фонда, ср. обеспеченность жильем в Златоусте (по данным переписи ЦК металлистов) в 1932 составила 2,8 м2 на 1 чел. Первые кирпичные дома, залож. в 1930—32, были достроены Златоустстроем лишь в 1934. В Магнитогорске, по данным на 1 июля 1934, построенный с 1929 врем. жилой фонд Наркомтяжпрома (бараки-общежития и бараки, переоборуд. под комнатную систему) составлял 508 тыс. м2 (1411 домов) и до 20 тыс. землянок. Преобладали 1—2-этажные строения, нек-рые были оборудованы местной канализацией и электроосвещением. Покрытые толем здания, по документ. свидетельствам, снаружи были «обмазаны глиной с навозом и выбелены, внутри иногда оштукатурены»; уборные общего пользования (рассчит. на 300 чел. каждая) располагались между бараками, как и водопроводные будки, оборуд. кипятильниками. Для стр-ва бараков применялись различные типы конструкций и строит. мат-лов; так, в 1934 во время проверки жил. х-ва Магнитогорска было учтено каркасных 2-этажных строений 117, 1-этажных — 197; щитовых 2-этажных — 32, 1 -этажных — 325; дощатых — 435, соломитовых — 21, кам.— 85, рубленых 1—2-этажных — 62. Сооружение бараков продолжалось и в последующие годы. К началу Великой Отечественной войны в городе насчитывалось св. 2000 бараков, их площадь составляла 40% всего жилого фонда. К нач. 1941 в Чел. обл. на 1 горожанина приходилось в ср. 3 м2 жилплощади; треть фонда составляли бараки. С началом войны и эвакуации было принято решение о дополнит. стр-ве бараков. По решению обл. исполкома «О строительстве упрощенного типа жилищ и коммунально-бытовых помещений для эвакуированного населения» (от 9 окт. 1941) в насел. пунктах области планировалось возвести «жилые общежития, бараки, полуземлянки, столовые и бани, используя по возможности имеющиеся помещения (склады, полуподвальные помещения и проч.), максимально применяя местные строительные материалы (лес, камышит, камень, кирпич от разборки старых помещений, саман, глину, шлаки и др.)»; сведения о финанс. средствах, выдел. на эти цели, приведены в табл. 1. В Челябинской обл. в 4-м квартале 1941 было освоено 30,5% ассигнований, в янв.— февр. 1942 — 29,6% (по РСФСР — 27,7% и 25,4% соответственно). К нач. 1943 было введено в строй 184,3 тыс. м2 землянок. Пост. ГКО от 21 дек. 1942 было запрещено сооружение на Урале строений с земляными полами. На 1 янв. 1945 суммарная площадь жилого фонда по области составляла 1 599 149 м2, в т. ч. бараков — 521 677, землянок и пр. строений — 23 724 м2; в рабочих поселках соответственно — 201 535, 59 525 и 3600 м2; доля жилья упрощ. типа составляла 35% (доля бараков и землянок в жилом фонде Кировского з-да — 21%, ЧМЗ — 61%, в разных ОСМЧ — от 22 до 90%). Данные о составе жилого фонда в городах области приведены в табл. 2. Кроме жилья в бараках располагались предпр. обслуживания: магазины, почта, детские сады и ясли, больницы и др. Так, в нояб. 1929 на строит. площадке ЧТЗ в барачном помещении был открыт первый пункт по оказанию медицинской помощи рабочим и чл. их семей, в 1930 — амбулатория в барачном поселке на 2-м участке, столовая, сапожная и портняжная мастерские, баня и др. В бараке облегч. дерев. конструкции находился детский сад № 36 (на 5-м участке Магнитостроя); 1-я гор. больница и 1-й роддом Магнитогорска размещались во врем. строениях пос. Ежовка; в 4 каркасно-засыпных бараках Тракторостроя, сооруж. в 1929—30, располагались амбулатория, роддом, хирургич. и инфекционный корпуса больницы ЧТЗ; в 1932 для больницы з-да им. С. Орджоникидзе в Чел. был построен камышитовый барак. Нек-рые из этих построек, не рассчит. на долговрем. использование, существовали достаточно долго: 3 барака больницы Челябметаллургстроя, возвед. в 1942, эксплуатировались до нач. 1970-х гг. Бараки также приспосабливались под помещения культ. назначения. На Магнитострое в нач. 1930-х гг. появился т. н. культ. барак, где были оборудованы зал заседаний и собр. (на 100—150 чел.), книгохранилище (на 15—20 тыс. книг), чит. зал (на 80—100 посетителей), гимнастич. зал (выс. не менее 6 м), 2—3 комнаты для школ ликвидации неграмотности (на 30 чел. каждая), 10 комнат для курсов подготовки в уч. заведения, производств.-профес. курсов, клубных кружков, 2—3 комнаты для детей (для вечерних яслей, пионерского отряда и др.), помещение для хранения культ. инвентаря, комната дежурного работника — организатора культ. меропр. Культработники, прикрепл. к жилым баракам для проведения культ.-воспитат. работы среди жильцов, поддерживали дисциплину, способствовали урегулированию отношений между представителями разных национальностей. При поддержке гор. Совета и комендантов спецпоселков был организован постоянный «поход» (смотр-конкурс) «За лучший культурный барак», т. е. жилой барак (с прилегающей терр.), где поддерживался образцовый порядок. В отд. бараке проживали культработники и учителя спецпоселков. Получил известность т. н. писательский барак, где проходили собр. литобъединения «Буксир». Расселение жильцов из бараков в благоустроенные дома в Магнитогорске и Чел. было в осн. завершено в 1980-е гг.; большинство бараков снесено, уцелевшие (кам.) используются для хоз. нужд.

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика