Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Тюрки

Тюрки, древняя народность, явившаяся праосновой обширного тюрк. этнокульт. единства народов обширной терр. от Средиземноморья (турки) до Вост. Сибири (якуты); плем. объединение носителей тюркских языков. В пределах РФ народы тюрк. происхождения расселены по обеим сторонам Ср. и Юж. Урала от Поволжья до Приобья. Первые упоминания о Т. связаны с племенами усунь (по Ю. А. Зуеву, С. Г. Кляшторному, от хотано-сакского «ашина», «асана» — «синий», «небесный», «благородный») и гяньгунь (по С. Е. Яхонтову, фонетич. вариант «хагас», «кыргыз»). Это наиб. древние тюрк. племена, к-рые были частично завоеваны и вытеснены за пределы Сев. Китая (совр. уезды Пинлянь и Гуюань) в ходе экспансии Хуннской империи Модэ в 3—2 вв. до н. э. (см. Гунны). Осн. этапы начальной истории Т. метафорически отражены в 2 генеалогич. легендах, записанных в кит. хрониках 6 в. Согласно первой, прародителем Т. был Ашина (с монг. «А’шоночино» — «благородный волк») — представитель одной из ветвей дома хунну Зап. края (Вост. Туркестан): в 9-летнем возрасте искалеч. и брош. в болото врагами, он был спасен волчицей, к-рая позднее родила от него на Алтае 10 сыновей; сам Ашина был к этому времени убит, а его род размножился, «по прошествии нескольких колен некто Асень-ше со всем аймаком вышел из пещеры и признал себя вассалом жужаньского хана». По второй легенде, Т. произошли от местного рода Со (все представители к-рого погибли «из-за собственной глупости») и также волчицы; уцелели четверо (дети волчицы и 4 сына из рода Со): первый превратился в лебедя, второй (под им. Цигу) поселился в междуречье Абу и Нянь, третий и четвертый — на Юж. Алтае, на берегу р. Чуси (Чуя). Исслед. Н. А. Аристовым произведено сопоставление упомянутого в легенде рода Со с одноим. родом кумандинцев (североалтайское племя на р. Бии), первого внука (лебедь) — с племенем лебединцев (кукижи), второго — с кыргызами, жившими в междуречье Абакана (Абу) и Енисея (Гянь-Кем). Внук волчицы и старшего сына из рода Со идентифицируется с Асень-ше (внуком Ашины, упомянутым в первой легенде), что, по Л. Н. Гумилёву, указывает на связь между легендами. На единство происхождения ашинов и усуней из сакской праосновы указывают как идентичность фабул этих легенд (выявл. при детальном сопоставлении двух существующих эпико-генеалогич. традиций их интерпретации), так и фонетич. схожесть самоназваний [«ашин» — «асана» — «усунь» (с древнесакского)], связь в кит. традиции родового имени Со (Сэ) с саками Вост. Туркестана. Л. А. Боровкова, обратив внимание на ошибочность первонач. перевода назв. г. Цзиньшань (с кит.— «Золотая гора», в монг. интерпретации — Алтай), у подножия к-рой, по первой легенде, обосновались потомки Ашина, определила местом их расселения предгорья Карлыктага (к С.-В. от Турфана). Близ этого района (оз. Барколь) источниками фиксируется и первонач. расселение усуней. Ист. данные, указывающие на этнокульт. и геогр. близость тюрк. племен ашинов и усуней, подтверждаются археол. мат-лами. Множество исслед. археол. памятников сакского круга в предгорьях Центр. и Вост. Тянь-Шаня дает представление о возникновении и дальнейшем развитии тюрк. и усуньских культ. традиций. Расширение пратюрк. ареала происходило во 2—1 вв. до н. э., когда Т.-ашины занимали обширные предгорья Тянь-Шаня, а усуни откочевали в долину Или, а затем в Семиречье. Освоение предгорий монг. и рус. Алтая гяньгунями в этот период сопровождалось массовым притоком нового (вост.-туркестанского по культ. облику) населения в районы Саян и Алтая. Эти процессы были связаны с пресечением большой вост.-иранской общности (динлинов), распадом культур Алтая (пазырыкской) и Минусы (татарской) в 3—2 вв. до н. э., формированием в этих районах культур и типов предтюрк. облика — булан-кобинской и таштыкской. В кит. источниках (хроника Тан Шу) говорится о переселении части минусинских гяньгуней из саянских верховий Енисея (49 г. н. э.), после чего возникло племя кыргызов (хакасов): «Хагас есть древнее государство Гяньгунь, жители (которого) перемешались с динлинами». Сформировавшееся т. о. тюркотелеское население Алтая стало основой большого союза Теле и енисейских уйгурско-кыргызских племен (4 в. н. э.), позднее составивших ядро Уйгурского и Кыргызского каганатов (8—10 вв.). С Т.-телесцами связано наиб. раннее проникновение Т. на З. Приск Панийский упоминает о вторжении в Причерноморье в 463 огуров (уроги), сарагуров и оногуров, к-рые, по мнению Кляшторного и Д. Г. Савинова, составили союз раннеболгарских тюрко-телеских племен, первонач. обитавших в лесостепной зоне Вост. Казахстана и Зап. Сибири. К кон. 5 в. огурский союз стал главенствующей силой в Причерноморье и северо-кавк. степях. К этому периоду относится начало тюркизации населения евразийских степей. Собственно Т. (ашинам) удалось в союзе с кит. династией Вэй одержать победу над Теле (546) и изгнать жужаней-авар с терр. Вост. Туркестана (555). Примерно с сер. 6 в. за ашинами закрепилось собират. назв. «Т.» («сильные, крепкие»), к-рое и стало, по мнению А. Н. Кононова, наим. всего плем. объединения. В ходе завоеват. кампаний 1-го Тюркского каганата на В. верх. хан Бумынг захватил гос-ва Центр. Азии, Монголии и Зап. Вэй (557—572); на З. войска младшего хана Истеми одержали верх над аварами (558) и эфталитами (565), в 558 достигли Итиля (Волга), в 576—593 — Боспора, терр. Ирана и Закавказья. В 581 произошел распад первой тюрк. державы на Вост. (с родовым центром в Монголии, в долине р. Тола) и Зап. (с родовым центром в Семиречье, в долине р. Чу). Динамика расширения тюрк. империи нашла отражение в распределении археол. памятников тюрко-телеского круга в степях Европы и Зап. Азии. Памятники алтайского, или катандинского (телесного), типа (погребения, для к-рых характерны вост. ориентировка и наличие коня в сопроводит. комплексе) расположены широкой цепью в сев. части степных терр. от Зап. Казахстана (Чиликты, Егиз-Котайс, Бобровский, Черноозерье 3) до Волги (Ташкирменский, Покровка, курган 36, Кривая Лука, Осинский, Новинки, Брусяны, Рождественский 3) и далее — в южнорус. и северокавк. степях (Зеленокумское, Кузбасс, Крупское, Чапаевск, Червоноармейское и др.). Археол. комплексы, находящиеся в европ. части, представляют собой более поздние линии развития тюрк. ареала — раннеболгарские и раннехазарские. До наст. времени идентифицировано огранич. число памятников, к-рые бесспорно относятся к собственно тюрк. (ашинским) комплексам (со следами обряда трупосожжения). Большая их часть исслед. на зап. периферии Зап.-Тюрк, каганата; это известные комплексы юж.-урал. степей (с трупосожжением на стороне): Новогригорьевка, Глодосы, Вознесеновка, Перещепино и др.; с определ. долей допуска к этому кругу памятников могут быть отнесены поволжские комплексы (Покровск 17, 18; Ровное, Высокое, Остроголовка и др.), в к-рых зафиксированы, по мнению нек-рых исслед., признаки обряда трупосожжения на стороне. Более поздние, орхонские погребения также были совершены по обряду трупосожжения; описания этого обряда у древних Т. содержатся в письм. источниках. К числу пантеонов древнетюрк. знати отнесены курганы с «усами» (см. Селенташский тип памятников). На терр. Чел. обл. наиб. известными раннетюрк. памятниками являются Городищенское-9, Елантау, Кайнсай; к раннетюрк. времени относятся кам. изваяния, найденные в степных районах области. В 7 в. на В. распавшегося Тюрк. каганата был создан 2-й Тюрк. каганат; на З. (в Прикаспии) потомками рода Ашина — Хазарский каганат. В противоборстве с хазарами в Приазовье обособился воен. союз тюрок-болгар, часть к-рого во главе с ханом Аспарухом (род Дуло) ушла на Дунай (где возникло гос-во Дунайская Болгария), др. часть — на С., в Поволжье (где сложилось гос-во Волжская Булгария). В ходе воен.-полит. экспансии Т. распространялось их культ.-языковое влияние: на рубеже старой и новой эр оно ограничивалось предгорьями Алтая и Саян, к 4 в. н. э. охватило Верх. Прииртышье и юг Ср. Азии, к 6 в. расширилось на все пространство евразийских степей; в нач. 2 тыс., с продвижением сельджуков на дальний Ю.-З., а предков якутов — на дальний С. -В., тюрк. мир в осн. приобрел совр. очертания (позднее частичному преобразованию его границ и внутр. структуры способствовали монг., моск. и османские завоевания). Ключевую роль в формировании урал. группы Т. сыграли булгары, создавшие в 10 в. гос-во в Волжско-Камском регионе. Ко времени прихода булгар урал. степи и лесостепи уже были населены тюрк. племенами [савиры, сувазы и др.; есть вероятность, что они дали назв. совр. народам: «савиры» — «сибиры» (сиб. татары), «сувазы» — «чуваши»], смешавшимися здесь в эпоху гуннских и тюрк. войн с местным уралоязычным и ираноязычным населением. Вслед за булгарами в 8—9 вв. из прикаспийских степей в Юж. Приуралье двинулись баджгарды и бурджане, образовавшие во взаимодействии с булгаро-мадьярскими племенами народ башкир (башкорт). На рубеже 1—2 тыс. значит. роль в этнич. истории Т. сыграли кимаки, огузы (торки) и особенно кыпчаки (половцы). В эпоху монг. завоеваний на мн. тюрк. племена, объедин. в улус Джучи (см.: Золотая Орда; Дашт-и Кыпчак), был распространен экзоэтноним «татары» (см. Татары). Древнетюрк. этнос послужил основой для всех совр. тюркоязычных народов Урала, Сибири и Поволжья. (См. также: Казахи; Письменность тюркских народов; Тюркология.)

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика