Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Татарский язык

Татарский язык, язык татар, относится к кыпчакско-булгарской подгруппе кыпчакской группы зап.-хуннской ветви тюркских языков. Распространен гл. обр. в республиках Татарстан, Башкортостан и Мордовия, Чувашской Республике, а также в ряде областей РФ, в т. ч. в Чел. обл. Числ. говорящих на Т. я. в РФ св. 5 млн чел. Т. я. наз. также булгаро-тат., или волжско-тат. (для дифференциации от крымско-тат. яз., к-рый исторически считается самостоят., но в старых источниках иногда наз. юж. диалектом Т. я.)- До 16 в. существовал яз. литовских татар, близкий к кыпчакским диалектам крымско-тат. яз.; позже литовские татары перешли на литовский, польский и рус. яз. Выделяют 2 осн. диалекта Т. я.; 1) центр., или ср. (говоры: нагорный и заказанский — в Татарии, мензелинский — в республиках Татарстан и Башкортостан, нукрат-глазовский — в Кировской обл. и Удмуртии; параньгинский — в Марий-Эл, камышлинский — в Самарской обл., касимовский — в Рязанской обл.; неск. др. говоров распространено среди тат. переселенцев в Чел., Курганской, Оренб. обл. и в Республике Башкортостан); 2) зап., или мишарский (см. Мишари; говоры: сергачский — в Нижегородской обл. и в Финляндии, чистопольский — в Республике Татарстан и в Самарской обл., дрожжановский — в Республике Татарстан и Чувашской Республике, мелекесский — в Ульяновской обл.; темниковский — на Ю.-З., лямбирский — на Ю.-В. Республики Мордовия; кузнецкий — в Пензенской и Саратовской обл., мордва-каратайский — в Республике Татарстан, шарлыкский — в Оренб. обл.). Традиционно выделявшийся 3-й — вост.— диалект лит. волжско-казанского Т. я. (или диалект сиб. татар) ныне считается самостоят. яз. (с тоболо-иртышским, барабинским и томским диалектами). Среди астраханских татар выделяются 2 крупные группы — юртовские татары и карагаши — и более мелкие группы. Большинство юртовских татар общается на говорах, близких к нагорному и заказанскому говорам ср. диалекта и к мишарскому диалекту. Карагашский говор близок к ногайскому (со следами влияния казахского и калмыцкого яз.). В Чел. и Курганской обл. среди татар бытуют златоуст. (по др. классификации — кигинский), сафакулевский и ичкинский говоры ср. диалекта Т. я. Яз. нагайбаков Чел. обл. близок к ср. диалекту Т. я., а говор молькеевских кряшен (крещеных татар) — к мишарскому. Первыми письм. памятниками Т. я. можно считать др.-тюрк. рунич. тексты 6—10 вв. (см. Письменность тюркских народов), в к-рых впервые и встречается слово «тата» («-р» — аффикс множеств. числа). Общетюрк. являются арабографич. памятники 10— 15 вв. (см. Башкирский язык). В 13—19 вв. функционировал старотат. лит. яз., представл. в сочинениях Кул Гали (13 в.; см. «Кысса-и Йусуф»), Мухамедьяра (16 в.), Мауля Кулыя (17 в.), Утыз Имяни (18—19 вв.), И. Салихова и Г. Кандалыя (19 в.), в ист. (Ш. Марджани), экон. (Г. Фейзханов), пед., филол. (И. Хальфин, К. Насыри) и др. трудах. С нач. 10 в. в Булгарском гос-ве, затем в Золотой Орде, Казанском ханстве и Рус. гос-ве предки татар пользовались арабским письмом. В 1927 был введен алфавит на основе латиницы, в 1939 он был заменен кириллицей, с добавлением к ее 33 буквам 6 новых (ә, ө, ү, ӊ, һ). В Рос. Империи, в частности на Юж. Урале, выпускались периодич. печатные изд. на Т. я. (см. Издания на национальных языках). Изучение тюрк. яз. началось в 11 в. (словарь Махмуда Кашгари «Диван лугат ит-тюрк») под влиянием арабской культуры. Словари и грамматич. справочники составлялись в период Золотой Орды и Казанского ханства. При Петре 1 было положено начало систематич. изучению и преподаванию вост. яз., в первую очередь, тур. и тат. Т. я. изучался в мектебах и медресе, к-рых в нач. 20 в. только в Оренб. учебном округе насчитывалось 1984 (см. Духовное образование мусульманское). Т. я. был первым из тюрк. яз. введен в программу шк. преподавания для русских (сер. 18 в.). В 1744 в Оренбурге была осн. тат.-калмыцкая школа «для приготовления переводчиков этих языков». Т. я. входил в уч. программы Академич. гимназии при Моск. ун-те (1755—78), Астраханского нар. уч-ща (1764—1866), 1-й Казанской гимназии (1769—1865), Омской азиат. школы, с 1845 — Омского уч-ща (1789—1875) и Тобольского гл. нар. уч-ща, с 1810 — гимназии (кон. 18 в.— 1849), где класс Т. я. вел И. И. Гиганов (священник Софийского собора, автор одной из первых печатных грамматик Т. я.); преподавался в гимназиях: Симферопольской (с 1827), Астраханской (с 1837), Ставропольской (с 1837), Саратовской (в кон. 1830-х — 1840-е гг. занятия вел известный арабист Г. С. Саблуков), Новочеркасской (с 1850), Оренб. (с 1853), Тифлисской (с 1853; в 1840—1844 преподавал тюрколог Л. З. Будагов); в Сиб. воен. (Омск, 1866—75). В Тобольской (с 1849) и Томской (с 1851) гимназиях Т. я. было разрешено изучать вместо греч. яз. В Оренб. Неплюевском воен. уч-ще (открыто в 1824; см. Оренбургский Неплюевский кадетский корпус) преподавание вост. яз. составляло «один из главных предметов учения», т. к. «целью сего заведения» являлось «образование переводчиков, офицеров для иррегулярных войск здешнего корпуса и распространение просвещения между азиатцами». Вост. яз. (арабский, тат. и персидский) изучались во всех классах (низшем, ср. и высшем) 6-летнего курса обучения; в высшем классе учащиеся читали тексты на яз. оригинала; Т. я. преподавали Салихджан Кукляшев (с 1837), затем Мартиниан Иванов — авт. кн. «Татарская грамматика» и «Татарская хрестоматия» (обе — Казань, 1842). Центром миссионерской деят-сти, осуществлявшейся в рамках политики христианизации тюрк. народов, являлась Казанская духовная академия (открыта в 1797), где за четверть века (1850—74) Т. я. изучили 1310 чел. В академии с сер. 19 в. работали известные востоковеды Н. И. Ильминский, М. А. Казем-Бек, Н. П. Остроумов, Саблуков; в 1854 вместо кафедр вост. яз. было создано 3 миссионерских отделения, готовивших кадры для работы по пресечению распространения ислама, буддизма и языческих верований среди татар, монголов, бурят, чувашей и черемисов (марийцев). На вост. окраинах страны, в частности на Юж. Урале, с 1770-х гг. создавались тат. классы при духовных семинариях. Т. я. преподавался в Тобольской (с 1783 с перерывами), Вятской (с 1846), Уфим. (с 1859), с сер. 19 в,— в Тамбовской, Оренб., Томской, Кавк. (Ставропольской) и др. семинариях. В 1-й пол. 19 в. преподавание тюрк. яз., в т. ч. тат., было введено (вместо др.-еврейского) в духовных уч-щах (Астраханском, Далматовском, Екатеринб., Оренб., Пензенском, Пермском, Тобольском, Чистопольском и др.). Вост. яз. были исключены из программы духовных уч-щ по уставу 1869. В кон. 19 в. появились уч. пособия по Т. я.: в 1887 — по морфологии (авт. Фейзханов), в 1895 — по фонетике, морфологии, синтаксису («Энмүзәж» Насыри); в 1919 — первое вузовское пособие по грамматике (Дж. Валиди). В сов. период изучение и преподавание Т. я. приобрело системный характер. Изданы науч. труды по грамматике Г. Алпарова (1926), В. А. Богородицкого (1934), В. Хангильдина (1954), академич. «Грамматики» (Москва, 1969, 1971; Казань, 1992, 1993) и др. В наст. время науч. исслед. и преподавание Т. я. ведется в Казанском и Башк. ун-тах, пед. ун-тах и академиях Бирска, Елабуги, Казани, Набережных Челнов, Тобольска, Уфы, в Ин-те яз., лит-ры и иск-в им. Г. Ибрагимова АН Республики Татарстан. (Подробнее см. Тюркология.) Нормы совр. тат. лит. яз. унаследованы от старотат. лит. яз., восходящего к общему старотюрк. письм. яз. 10—14 вв., к-рый был представлен в неск. локально-врем. вариантах. Первый по хронологии — старотюрк. караханидско-уйгурский лит. яз., сформировавшийся к 11 в. на терр. Караханидского гос-ва (с культ.-полит. центрами в Кашгаре и Балагасуне). К этому периоду относятся общетюрк. памятники: поэмы «Кутадгу билиг» Юсуфа Балагасуни, «Атабат ал-хакаик» Ахмеда Югнеки, словарь Махмуда Кашгари. Караханидский яз. локализовался позднее в Мавераннахре (где в послемонг. эпоху стал именоваться чагатайским тюрки — по назв. улуса Чагатая) и Хорезме. Памятниками чагатайского яз. считаются: «Мукаддимат-ал-адаб» (арабо-персидско-тюркско-монг. словарь), «Равняк-ал-Ислам», стихотворные произв. Саккаки, Лутфи, Йусуфа Ашири и др. На основе чагатайского варианта сформировались староузбекский и староуйгурский лит. яз. Хорезмийско-булгаро-тюрк. лит. яз. испытал огузское (в Хорезме) и кыпчакское (в Волжской Булгарии) влияния. Хорезмийский вариант яз. послужил основой для сельджукского (огузского) яз. (памятники: «Чархнаме» Ахмеда Факиха, стих. Джелалетдина Руми, анонимная эпич. кн. 13—14 вв. «Китаб-и Деде Коркуд»); сельджукский яз. — для староосманского яз. (использовался турками и крымскими татарами, дал начало староазербайджанскому и старотуркменскому яз.). Во времена Золотой Орды развивалось 2 варианта джучидского (золотоордынского, поволжского) лит. яз.: а) вост.— с огузско-кыпчакскими признаками («Диван-и Хикмат» Ахмеда Ясави, «Хосров и Ширин» Кутба, «Кысас ал-анбийа» Насреддина Рабгузи и др.); б) зап.— с кыпчакскими признаками («Мухаббат-наме» Хорезми, «Гулистан бит турки» Саифа ас-Сараи и др.). Старотюрк. письм. лит. яз. был общим для всех тюрк. народов, живших на разных терр. (от Кашгара, Индии, Волжской Булгарии, Дашт-и Кыпчака до Анатолии и мамлюкского Египта). Этому способствовал ряд факторов: близость структуры всех тюрк. яз.; особенности арабского письма (осн. на согласных, что позволяет прочитать слово поразному); обилие (до 80%) арабо-персидских лексич. заимствований, образующих интер. культ. фон. Старотат. лит. яз., к-рый складывался в 15 в. в ходе применения джучидского варианта тюрки в Урало-Поволжском регионе, служил основой письм. общения казанских (в Казанском ханстве), астраханских (в Астраханском ханстве) татар, мишарей (на правобережье Волги), башкир, отчасти казахов и киргизов, а позже опосредованно и сиб. татар. Старотат. яз. (в отличие от др. старописьм. тюрки) был средством устного и письм. общения царской администрации внутри страны и в межгос. отношениях России с вост. странами — его преподавание с 17 в. вводилось в рус. уч. заведениях при подготовке чиновников для коммерч., адм. и дипломатич. деят-сти. В развитии разговорного Т. я. выделяется неск. этапов. До сер. 16 в., до присоединения Казанского ханства к Рус. гос-ву, формировались осн. черты яз. предков татар (ср. диалект) и башкир; яз. кыпчаков Золотой Орды подвергался ассимилирующему воздействию булгар-казанцев. Позднее (до сер. 20 в.) происходило смешение казанско-тат. яз. (ср. диалект) с яз. кыпчаков-мишарей (зап. диалект); формировался общенар. разговорный Т. я. С сер. 20 в. разговорный Т. я. испытывал сильное влияние лит. норм и тат.-рус. билингвизма. В результате перемещений больших масс тат. населения в разные регионы России образуются сел. и гор. койне. Старотат. лит. яз. становится непонятным для массы носителей Т. я. В качестве письм. используется разговорный яз. (сел. и гор. койне), приближ. к нормам старотат. лит. яз. Т. о., продолжается функцион. обработка над. Т. я., к-рый на фонетич. и лексич. уровнях приближается к ср. диалекту, на морфологич.— к зап., в синтаксич. отношении наследует нормы старотат. лит. яз. В фонетич. системе Т. я. 13 гласных, из них 10 — исконно тат.: [а], [ә]. [у]. [ү]. [ы]. [ĕ], [ŏ], [ө], [и], [ый]; последний вошел в фонетич. состав Т. я. в 20 в. Гласные фонемы [й], [ĕ], [ŏ] отличаются в произношении от рус. соответствий; [а] — заднерядный, в начале слова лабиализ.— [е]. Имеется 25 исконных согласных фонем: [б], [п], [м]; [w] (передаются буквами: у, ү. в); [ф], [ш], [ж], [ч] щелевого образования, [ы] (буква Ж), [т], [д], [с], [з], [л], [н], [р], [ӊ], [й], [к], [ҡ], [г], [ғ], [х], [h], [‘] («гамза», передается буквой «э»); в рус. заимствованиях употребляются буквы: в, ц, щ. Для Т. я., как и др. тюрк. яз., характерны сингармонизм и полногласие, т. е. в коренных словах не допускается стечение 2 согласных (кроме рт, лт) и 2 гласных. В морфологии: имя существительное характеризуется наличием категорий числа, принадлежности, определенности-неопределенности, сказуемости и падежа; основой для всех глагольных образований служит форма 2-го лица единств. числа повелит. наклонения (укы — «читай», яз — «пиши»); глагол изменяется по лицам и числам во всех наклонениях; имеются категории обращения, залога и степ.; неспрягаемыми формами глагола являются имя действия, инфинитив, причастие и деепричастие. Для синтаксич. строя характерно, что в сложноподчин. предложении придаточные подчиняются гл. 2 способами: синтетически — при помощи аффиксов сказуемого, послелогов; аналитически — при помощи относит. слов, союзов, союз. слов или только интонации. Синтетич. придаточные предложения радикально отличаются от индоевроп., больше напоминают обороты с подлежащими, напр.: «Син кайткач. мин эшкэ киттем» («Когда ты пришел, я ушел на работу»). Основу словарного состава Т. я. составляет тюрк. лексика. Большой уд. вес имеют арабо-персидские заимствования. После 1917 осн. источником пополнения лексики Т. я. стал рус. яз. В Республике Татарстан Т. я. провозглашен одним из 2 гос. яз. В Чел. обл. в связи с ассимиляционными процессами числ. татар, признающих Т. я. родным, снизилась за период 1989—2002 с 72 до 43%. В 2004 Т. я. как уч. предмет и факультативно изучался в 9 школах (в т. ч. в 3 ср.) и 8 детских садах (1094 ребенка). Возрождение тат. культуры и яз.— важное направление деят-сти Конгресса татар Чел. обл., Центра татарской и башкирской культуры. С 2004 газ. «Челябинский рабочий» выпускает вкладку на тат. яз. («Ак барс»). (См. также Вещание на национальных языках.)

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика