Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Энциклопедия

Новая экономическая политика НЕП

Новая экономическая политика НЕП, внутриполитический курс РКП(б) и Советского гос-ва, провозглаш. 10-м парт. съездом (8—16 марта 1921) с целью преодоления социально-экон. и полит. кризиса в стране, восстановления нар. х-ва, создания условий для построения социализма. Экон. политика получила назв. новой в отличие от политики военного коммунизма. Крестьяне были недовольны продразвёрсткой. «То, что было условием победы в блокированной стране... обнаружило свою отрицательную сторону... к весне 1921»,— констатировал В. И. Ленин. Свидетельствами обострения социально-полит. обстановки являлись антисов. выступления (Кронштадтский мятеж 1921, в юж. губерниях — движение 1918—21 во главе с Н. И. Махно, в Тамбовской губ.-мятеж под рук-вом А. С. Антонова 1920—21, на В. страны — Западно-Сибирское крестьянское восстание 1921, в Челябинской губернии — повстанческое движение 1919—22). Смена парт.-гос. политики была обусловлена необходимостью изыскания путей скорейшего восстановления экономики, к-рая понесла огромный урон в период Первой мировой войны (см. разделы «Положение в Оренбургской губернии в период войны», «Продовольственное положение»), рев-ции 1917 и Гражданской войны. Н. э. п., по мнению Ленина, должна была обеспечить «максимальный подъем производительных сил и улучшение положения рабочих и крестьян». Экон. сущность нэпа заключалась в широком использовании товарно-ден. отношений, сохранении (в определ. гос-вом пределах) частного и гос.-капиталистич. предпринимательства, применении концессий, аренды, кооперации и др. форм хозяйствования; полит. сущность — в укреплении союза рабочего класса и крестьянства. Переход к нэпу, по замыслу правящей партии, обеспечивал необходимые полит. и экон. условия для установления связи социалист. пром-сти с мелкотоварным крест. х-вом, последоват. преобразования многоукладной экономики в единую социалист. на основе индустриализации страны и кооперирования с. х-ва (т. е. вовлечения крестьян в социалист. стр-во). На Урале к нач. 1920-х гг. общий объем пром. продукции составлял 12%, посевные площади — неск. более 30% довоен. уровня; кол-во неисправных паровозов в депо на ст. Чел.— 50—70%, на Златоуст. ж.-д. участке — 56%. В 1921 население края оказалось охвач. катастрофич. голодом. Началом перехода к нэпу явилась замена продразверстки продналогом, законодательно оформл. решениями ВЦИК и СНК в марте 1921. Продналог как способ гос. заготовок с.-х. продукции по размерам был меньше продразверстки; осн. его тяжесть приходилась на зажиточные х-ва, для середняков устанавливалось льготное налогообложение, бедняцкие х-ва освобождались от уплаты налога. Размеры налога объявлялись заранее, накануне посева. Все излишки, оставшиеся после расчетов по налогу, оставались в распоряжении крестьян. Общая сумма налоговых платежей ежегодно уменьшалась. В губерниях, где выполнение продразверстки 1920 было завершено, с мая 1921 разрешались свободный обмен, покупка и продажа оставшихся у крестьян с.-х. продуктов, а также кустарных изделий и продукции легкой пром-сти. В 1922 крестьяне получили право выбора форм землепользования; в огранич. размерах разрешались аренда земли и применение наемного труда. Открывались гор. ярмарки и торг. биржи, через к-рые крестьяне обменивали часть своей продукции на пром. товары (что создавало предпосылки для налаживания товарообмена между городом и деревней). Большое внимание уделялось увеличению посевных площадей. С весны 1921 в деревнях и селах Чел. губ. начали работу селькомы и посевные к-ты, организовывались крестьянские беспартийные конференции, «Недели красного пахаря». В газ. «Советская правда» (12 апр. 1921) был опубл. призыв копейских горняков: «Мы приветствуем шаг рабоче-крестьянского правительства на пути укрепления союза города и деревни. Мы призываем крестьянство Челябинской губернии в предстоящий засев полностью обсеменить поля... Мы верим в нашу победу над разрухой при общих усилиях рабочих и крестьян». Тем не менее в 1921 было засеяно менее половины обычных площадей, урожайность была крайне низкой и составила в ср. 4,9 пуд с 1 дес. В 1922 посевные площади в губернии составляли 20,9% (к уровню 1917), кол-во лошадей в х-вах — 41,7%, КРС — 47,2%. Н. э. п. стимулировала развитие в крае различных форм с.-х. кооперации. С нач. 1920-х гг. в Чел. губ. действовали производств. кооперативы в форме с.-х. коммун и артелей, т-в по совместной обработке земли; увеличилось кол-во совхозов. К сер. 1921 в Чел. губ. насчитывалось 189 коммун, 30 артелей. Коллективные х-ва объединяли 2963 крест. семьи; в них насчитывалось 22 тыс. дес посевных площадей (в ср. на х-во приходилось неск. более 100 дес посевов); 5439 рабочих лошадей и волов, 5330 голов КРС, 11 058 овец, коз, свиней; св. 3 тыс. плугов и борон, ок. 5 тыс. др. с.-х. орудий. Самый высокий процент кооперирования с. х-в был в Чел. и Троицком уездах. Отличит. особенностью периода нэпа было существование и взаимодействие разнообразных форм крест. х-в: единоличных, арендных, кооп., собственно социалист. Создавались образцовые (Куяшское образцовое тракторное х-во близ Каслинского завода) и специализир. х-ва (Аракульская рыбоводная станция в 25 км от Каслей). В процессе восстановления с. х-ва гос-во оказывало крестьянам финанс. помощь. В 1923 был открыт Уралсельхозбанк, осуществлявший гос. кредитование крест. х-в; к 1926 он имел филиалы во всех округах Уральской области. За 1923/24 операционный год Чел. отделение Уралсельхозбанка выполнило план кредитования на 117,82%. Кредитование крест. х-в осуществлялось по рекомендациям окружного земельного управления и Сельпромсоюза; способствовало ускор. росту обеспеченности сел. населения осн. средствами пр-ва. В то же время выявились значит. проблемы с возвратом выданных средств. По результатам анализа операционного года из 5 совхозов, получивших кредиты, бездефицитными (платежеспособными) остались только 2 («Митрофановский» и «Красный Октябрь»). Не оправдало себя кредитование сельхозкоммун (к-рым отводилась роль «очагов советской культуры» на селе): 2/з х-в «были закредитованы значительно выше их сил и возможностей». Восстановление с. х-ва происходило во мн. благодаря сосуществованию и взаимодействию различных экон. укладов. При этом гос. помощь носила ярко выраж. классовый характер в соответствии со стратегич. линией большевист. партии на поддержку бедняка как союзника и опору Сов. власти на селе. Все х-ва условно делили на 5 групп: 1) беспосевные, 2) с посевом в 1 дес, 3) с посевом до 5 дес, 4) «вышесередняцкие», 5) зажиточные. Темпы развития х-в не были одинаковыми. Согласно докладу предс. Чел. окрисполкома И. Д. Панафидина на 4-й окружной парт. конф. (нояб. 1925), наиб. интенсивный экон. рост в годы нэпа отмечался в зажиточных и «вышесередняцких» х-вах. За 5-летие (1920—25) кол-во беспосевных х-в неск. уменьшилось; в х-вах 2-й и 3-й групп объем посевных площадей не изменился; «вышесередняцкие» х-ва увеличили посев на 24%, зажиточные — в 1,5 раза. В 1926 в Чел. округе крест. х-в, не имевших лошадей, было 19,4%, не имевших коров — 10,55%; в ср. на 1 х-во приходилось 6,18 дес посевов, рабочих лошадей — 1,55, коров — 1,45. В период нэпа в деревнях Юж. Урала получили развитие промыслы, среди к-рых наиб. массовыми по кол-ву занятых были пимокатный, сапожный, портняжный, кузнечный. В отношении казачества гос-во также делало ставку на бедняцкие х-ва, искусственно улучшая им стартовые условия. (См. также Казачество и Советская власть.) Созданные на каз. терр. коллективные х-ва были немногочисл., а их товарная отдача — незначит. Т. о., пр-во необходимой стране товарной с.-х. продукции концентрировалось в середняцких и зажиточных х-вах, к-рые не были заинтересованы в поставках ее гос-ву по твердым ценам. Гл. обр. необходимостью обеспечить стабильное и бесперебойное поступление по твердым ценам с.-х. продукции в гос. закрома было вызвано дальнейшее изменение внутриполит. курса партии и прав-ва — насильств. массовая коллективизация и раскулачивание. (См. также Расказачивание.) К 1923 в крае были восстановлены дорев. посевные площади, к 1927 был достигнут довоен. уровень в жив-ве. Подъем крест. х-ва и рост объемов товарной продукции стимулировали развитие рыночных связей между городом и деревней, расширение и укрепление ден. бюджета крест. семьи. К концу восстановит. периода Чел. округ был одним из наиб. экономически сильных в регионе по уровню с.-х. развития, по сбору хлеба занимал 2-е место после Шадринского округа. В Чел. находились элеватор и холодильник; была сосредоточена переработка зерна на товарных муком. мельницах, наиб. крупной из них являлась мельница «Красный кооператор» при ст. Есаульская Пермской ж. д. (в 1926 работал 51 чел.). На мелких мельницах Чел. и пригорода были заняты 46 чел. В 1926 сел. население Чел. округа составляло 424301 чел.; в крест. х-вах насчитывалось 314260 голов КРС, 189953 лошади; на все х-ва приходилось 547510 дес посевов. Чел. округ занимал ведущее место по заготовкам хлеба, зерна, масла на экспорт, кожсырья, мяса, техн. культур (лен, конопля). Троицкий округ был поставщиком скота, масла, кожсырья, шерсти, подсолнечника. Гл. торг. центрами Юж. Урала являлись Чел., Троицк, Верхнеуральск, Шумиха, Мишкино. В период нэпа произошли коренные изменения в пром-сти края. Сверхцентрализация управления экономикой, существовавшая в период воен. коммунизма, себя не оправдывала. В новых условиях центр. органы управления стали воздействовать на хоз. развитие путем регулирования цен, налогов, нормативов. Создавались тресты (объединения однородных и взаимосвяз. предпр., получившие хоз. и финанс. самостоятельность) и синдикаты (объединения трестов на началах кооперации, занимавшиеся сбытом, кредитованием, снабжением, внешнеторг. деят-стью). С нач. 1920-х гг. перестройка управления пром-стью сопровождалась частичной денационализацией и переводом предпр. на хозрасчет, при этом «командные высоты в экономике» оставались в руках гос-ва (исключался переход в частные руки предпр. металлургии, станкостроения, энергетики, ж.-д. транспорта и др., имевших оборонное значение). Убыточные крупные и ср. пром. предпр. подлежали закрытию; мелкие кустарные и часть ср. передавались в частные руки, в т. ч. и бывшим владельцам (лояльным к Сов. власти). Разрешалась аренда предпр. кооперативами, товариществами и частными лицами; допускалось создание концессий, смешанных акц. об-в и совместных предпр. Перевод крупных гос. предпр. на хозрасчет, т. е. «в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала» (Ленин), давал им возможность после выполнения госзаказа самостоятельно реализовывать продукцию на рынке, распоряжаться доходами, закупать сырье и оборудование. В целях восстановления урал. пром-сти гос-во ежегодно увеличивало размеры капитальных вложений. В июле 1922 было открыто Чел. отделение Уралпромбанка. Пром. предпр. Чел. губ. находились в ведении различных органов управления (в зависимости от размеров, гос. значимости). В 1921—22 вся урал. крупная фаб.-зав. пром-сть объединялась в 17 трестов. Координация их работы и финансирование осуществлялись через спец. орган ВСНХ — Уралпромбюро. В ведении центр. органов и Уралпромбюро находились крупные предпр.: Чел. и Полтаво-Брединские угольные копи, медно-свинцово-цинк. рудники Троицкого уезда, Кочкарские и Балканские золотые прииски, Миасский напилочный, Чел. механич. (быв. «Столль В. Г. и К°»), Боровлянский стек., турбиномельничный, Чел. и Троицкий кож., гос. консервный, Курганский клепочный з-ды, крупные мельницы. В трест «Уралмедь» входили Карабашский и Верхнекыштымский медеплавильные з-ды. В ведении Челябинского губернского совнархоза находилось 43 крупных и ср. пром. предпр. Южно-Уральский горнозаводский трест объединял пром. предпр. Златоуст. уезда (Златоуст., Усть-Катавский, Юрюзанский, Катав-Ивановский, Зигазинский, Авзяно-Петровский з-ды, Юрюзанская лесозаготовит. контора, Запрудовский склад, типография, магазин-база); вел работу на началах коммерч. расчета; осуществлял рук-во рядом предпр. через окружные правления: Симское (Аша-Балашевский, Миньярский з-ды с лесотделами и сельхозами); Саткинское (Саткинский з-д, «Пороги», «Магнезит», Бакальские рудники); Белорецкое (Инзерский, Лапыштинский, Тирлянский з-ды, Белорецкий з-д с проволочно-гвоздильной ф-кой и узкоколейной жел. дорогой); Кусинское кустовое правление (в состав к-рого входили Кусинский и Никольский з-ды). Позднее Аша-Балашевский и Миньярский з-ды были выделены из Юж.-Урал. горно-металлург. треста в отд. Симский округ, Бакальские рудники — в самостоят. трест. Каслинский, Верхне- и Нижнеуфалейский з-ды входили в состав Свердловского горнозаводского треста. Наряду с реорганизацией управления проводилась большая работа по восстановлению пр-ва; в центре внимания был поиск решения топливной проблемы. Чел. и Полтаво-Брединские копи, находившиеся в разруш. состоянии, в результате предпринятых мер в 1921 дали 32 млн пуд угля, перевыполнив план. С июля 1920 по окт. 1921 Чел. гублеском заготовил 51 700 м3 дров. С 1921 на терр. губернии началась заготовка торфа. Первым значит. достижением в деле электрификации Юж. Урала был пуск в нояб. 1921 электростанции на Челябкопях (мощностью 2 тыс. кВт) и ЛЭП (100 км). В Чел. были электрифицированы механич. з-д, холодильник, а также Сибирская сл.; в 1922 началось проектирование Чел. районной электростанции, предназнач. для энергоснабжения медной пром-сти Кыштыма и Карабаша, Кочкарских золотых приисков, предпр. Златоуст. пром. округа. Переломным годом для нар. х-ва Чел. губ. стал 1922: кризисное состояние сменялось экон. подъемом, в частности в машиностроении. Увеличилось пр-во сельхозмашин Кусинским и Юрюзанским з-дами, Звериноголовской механич. мастерской, Чел. механич. з-дом (на к-ром в 1921 было выпущено 1763 плуга, 151 молотилка, 126 приводов; отлито и обработано 17 657 пуд металла). К-т гос. сооружений (Губкомгоссоор) начал в Чел. губ. стр-во элеватора, картофелехранилищ, предпр. по пр-ву кирпича, заводских ж.-д. веток. К осени 1923 выявилось несоответствие между ценами на пром. товары и с.-х. продукцию; так, в Чел. округе пуд пшеницы стоил 58 коп., а аршин ситца — 63. Низкие гос. закупочные цены на зерно часто не покрывали его себестоимости. Крестьянство, испытывая острую нужду в пром. товарах, не могло их приобретать. Масштабный кризис сбыта вынудил гос-во изменить ценовую политику в пользу сел. производителей, создавать более свободные и льготные условия аренды земли и найма рабочей силы; был осуществлен переход от натур. налога к ден. обложению. К лету 1924 цены на пром. товары в Чел. округе удалось снизить в 3—4 раза, однако и в последующие годы село испытывало недостаток с.-х. оборудования. Во 2-й пол. 1923, с образованием Чел., Троицкого, Курганского, Златоуст. округов Урал. обл., в каждом округе создавались промкомбинаты, управлявшие мелкой и крупной пром-стью (не объедин. трестами). В составе Чел. промкомбината находились дрожжево-винокур., маслодельный, кож. и химико-фармацевтич. з-ды; Троицкого и Златоуст.— 3 кож. завода, 4 мельницы, ф-ка жерновов, 3 лесозавода, пивовар. з-д; Курганского — 5 предпр. В 1923 наиб. крупными пром. предпр. Чел. округа были: Челябкопи (3998 рабочих), ж.-д. мастерские (881), 32 пищ. предпр. (642), механич. (185), керамич. (118), маслобойный (102), 3 кож. (147), фармацевтич. (70) з-ды; электростанция (84), 2 типографии (42), водопровод (31). В сер. 1920-х гг. среди значимых предпр. края выделялись медные рудники Соймоновской долины (Кыштымский з-д), Новочеремшанское и Тюленевское месторожд. никелевых руд (Уфалейские з-ды), тальковые и золотоносные месторожд. Миасской долины. Важнейшим меропр. прав-ва в период нэпа была ден. реформа: в 1921 был восстановлен Госбанк; Декретом ВЦИК и СНК (5 февр. 1924) эмиссия неустойчивых ден. знаков была прекращена; Декретом 7 марта 1924 был объявлен обмен старых ден. знаков на новые гос. казначейские билеты. Ден. реформа и стабилизация валюты способствовали ускорению темпов восстановления экономики. По-новому решался вопрос обеспечения предпр. кадрами: вместо труд. мобилизаций вводился свободный наем рабочих, создавались биржи труда. В 1922 была реорганизована система начисления зарплаты, к-рая стала зависеть от квалификации рабочего и кол-ва произвед. продукции (ставка высококвалифицир. рабочего превышала ставку чернорабочего в 3,5 раза). Указ. меры позволили повысить производительность труда, сократить числ. рабочих и служащих. К 1925 коллективными договорами (между рабочими и администрацией) было охвачено 85,2% всех занятых в пром-сти; предпр. перешли на ден. систему оплаты труда, практически прекратилась выдача прод. пайков в счет зарплаты. К 1926 в цензовой пром-сти Чел. округа были заняты 5440 чел., в мелкой и кустарно-ремесл.— 6792. В то же время отмена всеобщей трудовой повинности, демобилизация РККА привели к росту безработицы в крае. Существ, роль играла рабочая кооперация. Первые рабочие кооперативы возникли в мае — июне 1921 как пункты обмена продукции собств. пр-ва в условиях перевода предпр. на самоснабжение. В 1925 цены на предметы первой необходимости и продукты питания в рабочей кооперации были на 5—6% ниже рыночных. Улучшение условий организации и оплаты труда рабочих способствовало росту труд. активности. Миньярский з-д достиг довоен. нормы выработки к 5-й годовщине Окт. рев-ции. К концу восстановит. периода господствующее положение в экономике заняли гос. и кооп. секторы. На Юж. Урале все крупные предпр. горно-металлург., кам.-уг. пром-сти, машиностроения находились в руках гос-ва. К июлю 1925 частным лицам принадлежало 617 предпр., в осн. мелких, из них 471 действующее (69,2% общего числа): ветряные мельницы, кузницы, кож. з-ды; доля производимой ими продукции не превышала 13%. Так, в Троицке в сер. 1920-х гг. пр-во кондитерских изделий организовали предприниматели Хейфецы, на условиях аренды содержал известковый з-д Х. Г. Ганеев. Привлечение для развития урал. пром-сти иностр. капитала было затруднено полит. курсом прав-ва; попытка акц. об-ва Кыштымских горных з-дов получить в концессию национализир. Кыштымские з-ды закончилась неудачей. (См. также Аренда и концессии.) К 1925 объем продукции металлург. предпр. края приблизился к довоен., добыча угля значит. превысила его; увеличился объем пр-ва предпр. легкой и пищ. пром-сти. Особенно возросло значение Бакальских рудников, поставлявших руду не только заводам Юж.-Урал. треста, но и предпр. трестов Свердловского, Пермского округов, Надеждинскому комбинату. В 2 раза по сравнению с 1913 возросло пр-во магнезита в Сатке. Справлялись с производств. заданиями Карабашский, Миньярский, Аша-Балашевский з-ды. Значит. рост пр-ва произошел в кам.-уг. пром-сти. В 1924—25 на Челябкопях было добыто 218,7 тыс. т угля (против 192,4 тыс. в 1923— 24) при сокращении общей числ. рабочих. Цветная металлургия до конца восстановит. периода в целом оставалась одной из отстающих отраслей Урал. пром-сти, несмотря на ряд значит. достижений: в 1924—25 был пущен в эксплуатацию крупнейший в СССР Карабашский медеплавильный з-д, увеличились объемы пр-ва на Верхне- и Нижнекыштымских з-дах; в 1926—27 Карабашский и Кыштымские з-ды дали 6,5 тыс. т меди, в 1930— 31 — 10 тыс. Восстановление пром-сти сопровождалось переориентацией пр-ва на массовый крест. рынок. К нач. 1925 товары для села составляли до 60—70% всей пром. продукции Урала. В 1924, с увеличением спроса на с.-х. машины, были начаты расширение и рек-ция Чел. механич. з-да, к-рый за годы нэпа увеличил пр-во почти в 3 раза. На Чел. кож. з-де после рек-ции пр-во увеличилось с 40 тыс. до 80 тыс. кож в год. В Златоусте строился косный цех (производительностью 2,5 млн кос в год), Юрюзанский з-д поставлял конские подковы и спец. гвозди, Верхнеуфалейский — кровельное железо. К сер. 1920-х гг. на мн. предпр. края было восстановлено прерванное Гражд. войной пр-во, организовывалось новое: в Златоусте — выплавка спец. сортов стали, новый инструм. з-д по пр-ву сверл (до 3 млн шт. в год), механич. з-д (7,5 тыс. комплектов ножей и вилок в год); на Ашинском з-де — расширение выплавки чугуна и выпуск цельнотянутых труб и прокатных сортов железа; на Кусинском и Каслинском — пр-во чугунной эмалир. посуды, мясорубок и пустотелых утюгов; в Сатке — молотилок, в Миассе — фабричное пр-во красок. В Бакале строились крупная промыв. ф-ка (на Тяжелом руднике) и ф-ка для окускования порошковых руд Успенского рудника; в Сатке — канифольно-скипидарный з-д. На ж.-д. ст. Чел. велась рек-ция ж.-д. мастерских, значит. увеличился грузооборот. В 1924 началась эксплуатация ж.-д. линии Троицк — Орск. К 1928 было открыто врем. движение до ж.-д. ст. Бреды (стр-во продолжалось). В регионе эксплуатировались Зап.-Урал. ж.-д. линия (через Нязепетровский завод) и узкоколейная линия Запрудовка — Белорецк (через ст. Двойниш, разъезды Машак, Юрюзань, Рудник, Тирлянский завод). С кон. 1920-х гг. началось стр-во ж.-д. линии от ст. Карталы до г. Магнитной. Развитию хоз. связей районов Юж. Урала способствовало стр-во межзаводских ж.-д. веток. Наиб. ярко преимущества нэпа проявились в сфере торговли. В 1921—25 в стране произошел переход от принципов уравнит. распределения к товарообмену между городом и деревней, а затем к восстановлению рыночных отношений. В период нэпа торговля характеризовалась разнообразием форм: в крае сосуществовали частные, кооп., гос. торг. орг-ции. Частные торг. предпр. открыли предприниматели: К. Галеев (Аргаяш, 1923), Я. Х. Гайнуллин (Миньяр, 1926), Я. М. Недоспелов (Нязепетровский завод, 1922), Н. И. и М. И. Кабановы (Златоуст, 1922), А. Ш. Курбангалеев (Троицк, 1923), А. К. Чукст (Шумиха, 1921); Н. Д. Богомолов, П. Ф. Шатилов, Н. Ф. Гаврилов, Ф. С. Морозова (Щучье, 1924) и мн. др. В ходе реализации Н. э. п. решались и насущные социально-культ. проблемы — ликвидации неграмотности среди населения, детской беспризорности, развития здравоохранения, образования, науки, культуры и иск-ва. Н. э. п. дала реальные результаты: нормализовался ден. оборот, возродилась кредитная система, товарно-ден. отношения стали гл. связующим звеном между отд. частями нар. х-ва. Все это создало условия для эффективного развития экономики. К концу восстановит. периода в пром-сти и с. х-ве Юж. Урала был достигнут, а по ряду показателей превышен довоен. уровень. Началось осуществление плана ГОЭЛРО. В то же время макс. использованию возможностей нэпа препятствовала социальная политика партии. Рыночные отношения объективно способствовали формированию зажиточных слоев населения (нэпманов и кулаков), в среде к-рых 30—50% составляли «бывшие» (представители буржуазии) — осн. налогоплательщики, но с точки зрения офиц. идеологии партии — классовые противники сов. строя. Партия и гос-во проводили политику ограничения и вытеснения капиталистич. элементов в городе и на селе. Противоречивость социальной политики 1920-х гг., применение репрессивных мер порождали недовольство значит. части населения, стимулировали повстанческое движение. С отменой жестких мер воен. коммунизма значит. снизилась социальная напряженность. В то же время продналог был для мн. не легче продразверстки. Секр. губкома РКП(б) А. И. Сидоров сообщал в письме секр. ЦК партии В. М. Молотову (12 февр. 19122), что полит. «банд» в губернии нет, в то же время «мелкие уголовные шайки и отдельные бандиты начинают бесчинствовать. Отношение к Советской власти разное. В большинстве враждебность вызвана продналогом, вследствие несовершенства налоговой системы и пестроты урожая в губернии». Чтобы ограничить влияние зажиточных крестьян и др. «идеологически чуждых элементов», гос-во проводило политику ограничения возможностей для проведения сел. сходов, лишения по разным основаниям части граждан избират. прав, кадровых чисток парт. и хоз. органов. Недовольство выражали и рабочие пром. предпр.: в 1923 конфликты с администрацией (вызванные несвоеврем. выплатой зарплаты, ден. потерями в условиях инфляции, невыдачей спецодежды и др.) были отмечены на Симском, Златоуст., Миньярском, Саткинском, Белорецком з-дах, на Челябкопях. Юж.-Урал. трест мало считался с мнением местных парт. органов, фабрично-заводских комитетов и райкома металлистов. Вопрос оценки нэпа остается дискуссионным в ист. науке. В сов. период преобладало мнение, что нэп был врем. отступлением от принципов социалист. организации об-ва, «экономическим Брестом», мерой, призванной вывести страну из экон. и полит. кризиса, укрепить союз рабочих и крестьян; обеспечив восстановление экономики страны, нэп исчерпал себя, закономерно сменился политикой индустриализации и коллективизации. Во 2-й пол. 1980-х гг. рядом исслед. признавался ошибкой отказ от нэпа, к-рый допускал сочетание преимуществ рыночной экономики с социальной политикой гос-ва, не исключал возможность индустриализации. Объективные условия внешне- и внутриполит. жизни Сов. гос-ва в нач. 1930-х гг. привели к сворачиванию нэпа, на смену к-рому пришла адм.-командная система управления всеми отраслями человеч. деят-сти. (См. также Репрессии.)

Вы можете дополнить или исправить текст - изменить
Поделиться:
 
 
 
 
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Комментарии
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика