Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Оренбургское казачье войско

Оренбургское казачье войско: войсковое хозяйство и быт населения (18 — нач. 20 вв.). Особенности хоз. уклада, обусловл. характером службы казаков ОКВ и местом в структуре Рос. гос-ва, сформировались на территории Оренбургской губернии [частично сохранялись в период существования Челябинской губернии (1919—23) и Уральской области (1924—34) в районах концентрир. проживания каз. населения Троицкого и Чел. округов (Бред., Варн., Верхнеурал., Еткул., Коельском, Магнитном, Миасском, Нижнеувельском, Полтавском, Степном, Уйском, Усть-Уйском, Чел. и др.) ]. В период адм. формирования ОКВ (2-й пол. 18 — 1-й пол. 19 вв.) выполнение воен. функций составляло основу жизн. уклада казачества. С постепенным переводом казаков на самообеспечение хоз. деят-сть стала неотъемлемой частью каз. быта. Обязанности казака нести службу в теч. 20 лет, содержать себя, семью, войсковую орг-цию обусловили право каз. общины на землю (см. Землевладение и землепользование, раздел «Землевладение и землепользование у оренбургских казаков»). В 1840—60-х гг. были упорядочены основы землеустройства на каз. терр., установлены нормы наделов для станичных юртов (из расчета 30 дес пахотных и луговых земель на душу мужского пола войскового сословия с 17-летнего возраста, в т. ч. на офицеров и чиновников, 300 дес — на церковь). В нач. 20 в. на каз. двор приходилось в ср. 67,9 дес (в 2 раза больше, чем на крест.), наметилась тенденция к уменьшению ср.-душевого надела. Св. 60% посевов составляла пшеница сортов Белотурка, Благодать, Кубанка, Черноколоска. Особое место в каз. х-ве занимало коневодство; казаки разводили также коров, птицу, в меньшей степ.— коз и свиней. Содержали кож. и салотоп. з-ды, мельницы. Предприимчивость казаков ограничивалась служебными обязанностями, регламентацией всех сторон жизни воен. сословия. Из-за нехватки рабочих рук и техники паевые земли сдавались в краткосрочную аренду на условиях, мало выгодных для арендаторов (преим. представителей невойсковых сословий). Незначит. доходы от промыслов казаки были вынуждены тратить на покупку дорогостоящего служебного снаряжения (ср. стоимость к-рого в нач. 20 в. составляла ок. 300 руб.). Благосостояние каз. семьи зависело от размеров душевого пая, реальных возможностей эффективного использования земли и суммы обязат. расходов казака, связ. с его сословной принадлежностью. Участившиеся неурожаи, нехватка ден. средств, неприспособленность к рыночным отношениям усилили кризис каз. х-ва на рубеже 19—20 вв. Войсковым хоз. правлением была создана агрономич. служба, сформирован спец. с.-х. оборотный капитал для снабжения казаков земледельч. техникой на льготных условиях; поощрялись организация кредитных товариществ, артельное пр-во и сбыт продукции маслоделия, пуховязания, пчеловодства. В 1914 из 155 войсковых артельных маслодельч. з-дов 90 располагались в 3-м воен. отделе (см. Военные округа), территориально примыкавшем к Чел. Войсковая с.-х. продукция вывозилась в горнозаводскую зону Урала, в соседние губернии и за границу. Осуществлявший сбыт Союз приурал. маслодельных артелей (в Чел.) по составу был преим. каз. В 1910 на с.-х. съезде в пос. Сосновском (3-й воен. отдел) казаками был поставлен вопрос о выработке единой для войска экон. политики. После Февр. 1917 одним из этапов общей реорганизации каз. быта стало проведение агр. реформы, осн. задачи к-рой были сформулированы в докладе земельной комиссии 1-го Войскового круга: признание права войска на земли и их муниципализация; проведение землеустройства для устранения дальноземелья и перехода к малообщинному землепользованию, в перспективе — к долгосрочному наследств. пользованию землей. В планы ОКВ входило финансирование агрономич. помощи населению, проведение дорожных и гидротехн. работ, внутривойсковое переселение, открытие 4 новых низших с.-х. уч. заведений. Преобразования, начатые войсковым прав-вом, были прерваны Гражданской войной. В годы Первой мировой войны и Гражданской войны произошло сокращение посевных площадей, поголовья рабочих лошадей и молочного скота; увеличилось кол-во мелких х-в, в к-рых засевалось до 2 дес земли, имелось не более 1 рабочей лошади. Жесткая налоговая политика Советской власти в отношении зажиточных х-в в 1920-е гг., коллективизация, курс на расказачивание привели к окончат. разрушению социально-экон. основ каз. быта. (См. Казачество и Советская власть.) С кон. 20 в. на федеральном и местном уровнях решаются полит., экон., культ. вопросы, связ. с возрождением каз. об-в.

 

Войсковое хозяйственное правление, элемент управленч. структуры ОКВ. Сформировано в ходе адм.-территориальной реформы 1865 из хоз. и поземельно-строит. эксп. войскового правления, контрольного отделения, войсковой типографии и архива. В компетенции правления оставалось управление войсковыми общест. зданиями и имуществом; надзор за войсковыми лесами, исправностью почтовых станций, дорог, мостов; контроль за распределением земельных наделов и сдачей их в аренду; внутривойсковое переселение казаков; статистич. работа. В управлении войсковым капиталом правление было подчинено Гл. управлению иррегулярных войск Воен. мин-ва (с 1879 Гл. управление каз. войск, с 1910 — Каз. отдел Гл. штаба). В 1866 эксп. Войскового хоз. правления были переим. в отделения, асессоры — в советников, повытчики — в делопроизводителей; сократились штаты правления. К кон. 19 в. в состав правления входили отделения: межевое, поземельно-строит., лесное и хоз. В 1892 были образованы Особое присутствие, занимавшееся делопроизводством и возглавлявшееся наказным атаманом, и Особое отделение, руководившее управлением низового звена. В 1915 создано агрономич. отделение. В штат правления входили: старший чл. (мог замещать наказного атамана в случае его отсутствия или болезни), советники, войсковой лесничий, межевой инженер, горный инженер (с 1901), войсковой агроном (с 1901), войсковой инженер-архитектор (с 1902), старший специалист по жив-ву (с 1915). При назначении на должность предпочтение отдавалось офицерам войскового сословия; нек-рые должности предписывалось замещать казаками — выпускниками соответствующих уч. заведений. Войсковое правление при проведении всех меропр. опиралось на правления станиц. Упразднено в апр. 1917 решениями 1-го Войскового круга ОКВ о реорганизации гражд. управления и создании войсковой управы; в сент. 1917 переим. в войсковое прав-во.

 

Межевые органы (межевая часть, межевая комиссия, межевое отделение) в структуре войскового управления ОКВ. Наделение войска землей являлось обеспечением несения воинской повинности оренб. казаками. Упорядочение каз. землеустройства осуществлялось в рамках общеимперского генерального межевания земельного фонда, начатого во 2-й пол. 18 в. Изданные в 1766 «Генеральные правила» и «Наставления землемерам» более 100 лет регулировали рос. земельный кадастр, проведение работ по межеванию и составлению топограф. планов земельных владений. В ОКВ эти меропр. осуществлялись под рук-вом подразделений, созданных в рамках войсковых органов управления. До 1840 войско в гражд. отношении находилось в ведении губерн. администрации; войсковой атаман и войсковая канцелярия подчинялись оренб. воен. губернатору. Регулированием межевания в этот период занимались губерн. органы управления; нередки были случаи перераспределения станичных земель казенными палатами «во владение других сословий», поселения на каз. землях государственных крестьян. В 1840 ОКВ получило статус самостоят. воен.-адм. единицы во главе с наказным атаманом и отд. войсковыми органами воен. и гражд. управления, среди к-рых была и Межевая часть. Адм. реформа 1865 соединила звание наказного атамана с должностью губернатора, по адм. и суд. вопросам подчинило каз. население общим губерн. учреждениям, а дела по воен. и хоз. части оставила в ведении войсковых учреждений — Войскового штаба и Войскового хоз. правления; вопросами межевания ведала Межевая комиссия. Структура и штаты войскового управления впоследствии неоднократно пересматривались. В частности, в 1866 эксп. Войскового хоз. правления были переим. в отделения, в 1867 вместо Межевой комиссии было учреждено Межевое отделение Войскового хоз. правления со штатной должностью межевого инженера. По положению о Воен. мин-ве (1869) общее рук-во по межеванию земель на каз. терр. осуществляло 4-е (межевое и статистич.) отделение Главного управления иррегулярных войск, с 1879 — Гл. управление каз. войск, структура к-рого сохранялась до 1897. В 1897 кол-во отделений было увеличено, все они подразделены на гражд. и воен., в числе последних было сформировано поземельно-межевое отделение. Межевые отделения ведали вопросами устройства новых станиц, таксации земель с учетом их качества; контролировали соблюдение земельных прав и разрешение поземельных споров, недопущение расхищения земель при межевании; вели сбор статистич. сведений.

 

Войсковой капитал, совокупность ден. средств, собиравшихся на адм., хоз., социальные и воен. нужды. Войсковой капитал ОКВ формировался и структурно оформлялся на протяжении 19 в. В нач. 19 в. ден. средства, находившиеся в ведении войсковой канцелярии, назывались «войсковой суммой» и поступали преим. из казны. Внутр. источником поступлений был лишь сбор за паспорта и билеты, выдававшиеся казакам при увольнении в отпуск или на промыслы. С 1803 содержание войсковой канцелярии (кроме жалованья войскового атамана) было отнесено на счет самого войска; началось формирование постоянных источников дохода в виде целевых сборов и казенных пособий. Эти суммы составили основу войскового капитала, структура к-рого впервые была определена «Положением об Оренбургском казачьем войске». Все доходы делились на «окладные» (пособия от казны) и «неокладные» (поступления из местных источников). Казенные пособия, составлявшие св. 50% войскового дохода, в 1895 были заменены (кроме введ. в 1835 платы за право добычи на войсковой терр. благородных металлов) единым ежегодным пособием «на содержание внутренних учреждений» (в размере 140 тыс. руб.). С 1854 войско освобождалось от ежегодной платы на содержание почтового тракта; уменьшались обязат. расходы на содержание губерн. учреждений. До четверти всех доходов войсковому бюджету приносили лесные ресурсы, 5—10% — сдача в аренду войсковых земель, 3—5% — налоги с войскового населения (с 1867 налог ежегодно платили освобожд. по жребию от обязат. воен. службы казаки). До кон. 1870-х гг. войсковой капитал сохранял самостоятельность в статьях расходования. С 1880 начало действовать правило «единства касс» воен., благотворит., обмундировочного, провиантского капиталов. Особое счетоводство сохранялось лишь для пожарного капитала (1867), сумм войскового земского сбора и вспомогат. капитала (в 1899 переим. в пенсионный). На средства общего войскового капитала содержались войсковое управление (до 30—35% всех расходов) и нек-рые строевые части, финансировались сборы и обучение казаков, текущие хоз. расходы, частично — станичные школы и немногочисл. мед. участки. В 1840-х гг. войсковое начальство столкнулось с проблемой бюджетного дефицита, к-рый к нач. 1880-х гг. приобрел черты хронич., резко возрастая в неурожайные годы. По мере оформления структуры общест. управления в войске более четко были определены назначение, источники образования и порядок расходования общест. станичных сумм, к-рые пополнялись за счет сдачи в аренду общест. земель, продажи урожая с общест. запашки (см. ниже), ден. взысканий по приговорам станичных судов, различных сборов с лиц невойскового сословия и т. д. В кон. 19 в. для финансирования социальных расходов были учреждены спец. станичные капиталы: воен. (для обеспечения исправного выхода казаков на службу во время мобилизации), обмундировочный, общест. призрения, сиротский, табунный, шк. Контроль за расходом станичных капиталов сохранялся за Войсковым хоз. правлением. Целевое назначение войсковых и станичных капиталов не позволяло оперативно перераспределять огранич. средства. Роль войскового капитала в стимулировании экон. развития определилась к нач. 20 в. с учреждением таких оборотных капиталов, как с.-х. (1898) и «пухово-кустарный» (1915).

 

Общественная запашка, совм. обработка земли с целью создания общест. запаса хлеба. В ОКВ была учреждена 16 февр. 1835 Положением К-та Министров «О введении общественной запашки полей на Оренбургской линии и на всех землях, занимаемых тамошним казачьим войском». До 1835 в ОКВ на случай неурожая производился ден. сбор (25 коп. с души), к-рый поступал в особый «хлебный капитал», что из-за удаленности края от осн. центров пр-ва с.-х. продукции и неразвитости путей сообщения не решало проблему обеспечения хлебом в неурожайные годы. Инициатором введения общест. запашки считается оренб. воен. губ. В. А. Перовский, к-рый по рекомендации брата Л. А. Перовского — товарища министра двора и уделов — обратил внимание на подобный опыт в селениях удельных крестьян. Предполагалось, что введение общест. запашки будет способствовать хоз. освоению терр., включая Новую пограничную линию, «распространению между казаками хлебопашества и обеспечению казаков на случай неурожайных годов в отношении продовольствия и засева полей», «искоренению праздности». Казаки, к-рым за 20-летнюю службу (со снаряжением за свой счет) полагался земельный надел в 30 дес на душу, совмещали обязанности гос. службы с самообеспечением и не имели возможности эффективно вести собств. х-во, получать дополнит. заработок; экон. проблемы усугублялись неблагоприятными для земледелия природно-климат. факторами. По проекту Перовского каждый казак 17—60 лет был обязан ежегодно засевать и убирать на общест. поле 1 пуд озимого или ярового хлеба. Полевые работы проводились по ежегодному наряду с использованием собств. орудий и лошадей, допускалось использование наемной рабочей силы для отбывания повинности. Собранный хлеб поступал в ежегодно обновлявшийся общест. запас, размер к-рого со временем должен был составить 15 пуд 20 фунтов на душу — 2-годичный прод. запас и 1 пуд на семена (по нормам, установл. с 1834 для запасных хлебных магазинов крест. селений). Общест. запас предполагалось создать повсеместно в теч. 12 лет при ср.-год. ожидаемом урожае «сам третей с половиной» (в 3,5 раза больше посеянного.— Авт.); при урожае выше ср. излишки продавались в казну. Деньги от продажи поступали в «хлебный капитал», часть к-рого расходовалась войсковым правлением на содержание штата «смотрителей хлебопашества», а также на выплату премий казакам за увеличение посева и на поощрение организаторов общест. запашки. Введение принудит. запашки, воспринимавшейся как барщина, было в нек-рых станицах встречено сопротивлением. Сеяли и убирали хлеб на общест. запашке лишь после окончания работ в своих х-вах; для семей, отрабатывавших норму за ушедших на службу казаков, общест. запашка являлась тяжелым бременем. В 1835—46 на общест. полях было собрано почти 1,5 млн пуд хлеба, из них половина запасена на случай неурожая, а излишки (на сумму ок. 83 тыс. руб.) проданы в казну. Войсковому населению в виде наград и премий за развитие хлебопашества было роздано 63 тыс. руб. В год сильного неурожая (1839) общест. запашка себя не оправдала, что усилило скептич. к ней отношение, прежде всего со стороны нового воен. губ. В. А. Обручева, к-рый с 1842 неоднократно направлял воен. министру ходатайства об упразднении запашки, приостановив финансирование и все начатые до него меропр. В результате «нерадения и со стороны войскового начальства, и со стороны простых казаков» общест. запашка пришла в упадок — «не возвращала даже семян». В 1854, после вторичного вступления Перовского в управление краем, общест. запашка была возобновлена и существовала до 1859. Перовский пытался организовать закупку с.-х. машин на средства «хлебного капитала», но без должного ухода техника быстро выходила из строя. После смерти Перовского для пополнения общест. запасов был введен сбор хлеба в зерне по правилам, учрежд. для Донского каз. войска: в станицах, где запас соответствовал норме,— по 25 фунтов с каждого обязанного, в остальных — по 1 пуд 10 фунтов. После неурожая 1891—92 по требованию войскового начальства общест. запашка в станицах ОКВ была возрождена; ежегодно засевалось 4—8 тыс. дес. Выделялись станицы 2-го и 3-го воен. отделов: Нижнеувельская (в 1894 урожай составил 12 698 пуд с 271 дес общест. запашки), Уйская (9614 пуд со 142 дес), Травниковская (8498 пуд со 179 дес), Чел. (7664 пуд со 133 дес). Роль общест. запашки состояла не только в поддержании хлебного запаса на случай бедствий, но и в пополнении станичного бюджета: средства от проданного хлеба могли использоваться станичниками на стр-во и содержание общест. зданий, школ. В 3-м воен. отделе на каждую школу отводилось по 3 дес общест. «школьной» запашки (данные по ст-це Еткульской, 1898). С 1892 по 1900 на территории ОКВ было построено 56 зданий для станичных правлений, 75 школ, 16 общест. кузниц, 79 хлебных магазинов; на стр-во израсходовано более 300 тыс. руб.

 

Агрономическая служба в ОКВ. Была создана в рамках меропр. Войскового хоз. правления, направл. на подъем малоэффективного каз. х-ва. В 1901 в ОКВ была учреждена должность войскового агронома, в мае 1915 сформировано агрономич. отделение войскового хоз. правления. Агрономич. служба участвовала в распространении с.-х. техники и лит-ры, пропагандировавшей передовые агротехн. приемы (очистку семян, искусств. травосеяние, закрепление оврагов, методы сохранения влаги в почве и т. д.); в организации бесплатных с.-х. курсов. В 1-м и 2-м воен. отделах для ознакомления жит. с техн. средствами практиковалась бесплатная выдача с.-х. машин и орудий. Меропр. требовали значит. расходов и финансировались с участием казны. Помимо целевых субсидий войску с 1905 был открыт ежегодный кредит в 3 тыс. руб. для найма инструкторов по жив-ву и маслоделию. Началась подготовка собств. специалистов в войсковой низшей с.-х. школе на 60 мест (открыта под Оренбургом в 1909), где обучались войсковые стипендиаты (дети казаков с 12—13-летнего возраста) и лица невойскового сословия. Агрономич. служба занималась созданием войсковых опытно-показат. х-в и станичных показат. участков.

Опытно-показательныехозяйства. В 1903 войсковой агроном П. А. Кобылин был командирован в Пермь для ознакомления с опытом Пермского земства по созданию показат. х-в. Решение о создании таких х-в на территории ОКВ было принято воен. советом 22 сент. 1907 по ходатайству войскового начальства. С 1909 опытно-показат. х-во действовало в 1-м воен. отделе, в 10 верстах от Орска, на р. Елшанке (рук. Е. М. Плотников); в теч. неск. лет существования оно постоянно испытывало нехватку средств, значит. результатов в своей деят-сти не достигло. В 1916 агрономич. службой предполагалось создать сеть опытных полей (не менее 5), однако единоврем. расходы (не менее 150 тыс. руб.— по 30 тыс. руб. на 1 поле) были непосильны для войскового бюджета (проект решено было осуществлять в теч. неск. лет, начиная с 1917). Среди показат. участков в станицах и лучших каз. х-вах — созданное в 1913 Еткульское с.-х. об-во (Чел. уезд), имевшее 12 дес земли и 440 участников; в 1916 в 1-м отделе были оборудованы показат. сады площадью в 1 дес (в пос. Изобильном ст-цы Буранной и в ст-це Краснохолмской Оренб. уезда); в 1915 в пос. Черновском ст-цы Кундравинской действовала уч.-показат. пасека (рук. И. В. Архангельский) с бесплатными курсами по пчеловодству.

Агрономические участки. В нояб. 1912 на войсковом агрономич. совещании в Оренбурге было принято решение об организации сети агрономич. участков для «приближения агрономической помощи к населению» и учета хоз. специфики районов. К маю 1914 в каждом отделе ОКВ было организовано по 4 участка. Введение участковой агрономии до нач. 1-й мир. войны осуществлялось при правительств. поддержке. На войсковой терр. зона обслуживания на 1 агронома составляла до 578 тыс. дес (во мн. земствах на 1 агрономич. участок приходилось по 25—30 тыс. дес). Штат специалистов не был полностью укомплектован; в 1916 из 22 сотрудников войсковой агрономич. службы 3 чел. имели высшее образование, 12 — ср., 10 — низшее и 2 — домашнее.

 

Сотня мастеровых, вспомогат. подразделение в составе ОКВ, осуществлявшее производств. и сервисные функции. Предназначение сотни заключалось в том, чтобы «нижние казачьи чины имели возможность всегда содержать в исправности обмундирование, вооружение и конскую принадлежность». Зачисл. в сотню служилые казаки исполняли обязанности мастеров по кузнечно-слесарному, портняжному, столярному ремеслам, серебрению и шорному делу. Подразделение было учреждено согласно «Положению об Оренбургском казачьем войске» (1840), сформировано в нач. 1844. Его деят-сть регламентировалась особым положением, согласно к-рому прием казаков в сотню мастеровых проводился по свидетельствам станичных об-в о хорошем поведении и знании ремесла, по рассмотрении нач. округов, с утверждением войсковым дежурством. Срок службы в сотне мастеровых составлял 30 лет; казаки-мастеровые освобождались от несения полевой и внутр. служб. Заказы исполнялись ими на дому, оплата работ производилась по спец. прейскуранту. Установл. положением числ. сотни составляла 221 чел., 18 из них должны были находиться в ст-цах Верхнеурал., Еманжелинской, Еткульской. Первыми в сотню были зачислены казаки, прошедшие в нач. 1840-х гг. профес.-техн. подготовку на заводах в Ижевске, Москве, Туле. Из ст-ц Еманжелинской и Еткульской, напр., таких казаков было 5. Для дальнейшего пополнения сотни в обучение к мастерам было приставлено определ. кол-во «малолетков, не имеющих никакого состояния и мало способных к строевой службе»; в ст-цах Верхнеурал., Еманжелинской и Еткульской — 6 подростков 16—17-летнего возраста. Положением о сотне предусматривалось, что станичные мастера будут передавать свои навыки всем казакам, желающим освоить ремесло, причем безвозмездно. Сотня мастеровых играла определ. роль в развитии ремесл. пр-ва и распространении профес.-техн. знаний на Южном Урале.

 

Троицкая общественная казачья мастерская, структура, имевшая двойное предназначение: войсковой профес. школы приютского типа для детей-сирот, сапожной и шорно-седельной мастерской. Была организована в 1915—16 по инициативе наказного атамана ОКВ Н. А. Сухомлинова, к-рый в 1914 сделал первый взнос из личных средств и призвал казаков последовать его примеру, пожертвовав «хотя бы по 1 копейке». В структуре школы предусматривалась организация кузнечно-слесарного, портняжно-сапожного, столярно-плотничного отделений. Общест. мастерская должна была способствовать решению проблемы обеспечения казаков снаряжением (в условиях массовой мобилизации оружейные мастерские, существовавшие при управлениях воен. отделов, и шорно-седельная мастерская, созданная в 1893 при управлении 1-го отдела, не справлялись с заказами; казаки попадали в зависимость от подрядчиков, устанавливавших цены; к 1917 сумма затрат на служебное каз. снаряжение достигла 1000 руб.; семьи, отправлявшие на службу 2—3 и более сыновей, были не в состоянии нести такие затраты). Первонач. новая мастерская при 3-м отделе была размещена в пос. Клястицком (в 4 верстах от Троицка), в большом общест. манеже, где зимой проходили сборы казаков, в остальное время устраивались нар. чтения и любит. спектакли. Весной 1915 в мастерской работало более 200 чел. Со 2-й пол. 1915 была установлена сдельная оплата труда, что способствовало повышению производительности до 200 седел в месяц, а предметов обмундирования (папах, рубах, фуражек, шаровар, шинелей) до 1000 шт. Весной 1916 мастерская была переведена в Троицк. Из-за отсутствия мастеров к работам было привлечено ок. 150 женщин, работавших на дому, из Оренбурга направлено 10 военнопленных австрийцев. На 3-летнее обучение в сапожную и шорно-седельную мастерские принимались учениками в первую очередь сыновья погибших казаков (с 14 лет). Общест. мастерская брала на себя содержание учеников, выплату им ежемесячного жалованья и 15 руб. на каждого в обмундировочный капитал (для подготовки к будущей службе). Выпускник мог получить свидетельство, бесплатный набор инструментов и возможность, работая в мастерских сдельно, откладывать заработок для открытия собств. дела. Готовая продукция мастерской хранилась на складе, где казаки могли приобрести необходимое обмундирование и снаряжение в день обращения. Троицкая общест. каз. мастерская действовала до конца авг. 1917. За время своего существования обслужила до 4 тыс. казаков (к-рым помогла сэкономить в ср. по 50 руб.).

 

Лесное хозяйство. Значит. часть лесных массивов Оренб. губ. была сосредоточена на территории 2-го воен. отдела, по линии Урал. хр. В период стр-ва Оренбургской военно-пограничной линии (18 в.) началась активная вырубка лесов; в последующие годы проблема лесных ресурсов обострилась в связи с ростом населения, стр-вом горных з-дов, разработкой золотых приисков, общей неупорядоченностью лесопользования, самовольными вырубками и частыми пожарами. Система лесоустройства, лесоразведения и лесосбережения в ОКВ начала складываться в 1840-е гг. Станичными жит. был проведен ряд экспериментов (безуспешных) по «разбрасыванию древесных семян», «насажденью кольев» и «втыканию прутьев». Во 2-й пол. 19 в. работа по лесоразведению была сосредоточена в Атаманской даче и Белозерском лесничестве (дача «Золотая Сопка»). В 1890-е гг., по данным Ф. М. Старикова, площадь лесов на территории ОКВ составляла 647 570 дес; 25 войсковых боров и ок. 50 лесных дач были объединены в 8 лесничеств (ок. 400 тыс. дес): Атаманские дачи, Белозерское, Брединское, Варламовское, Джабык-Карагайское (112 тыс. дес), Карагайское, Санарское, Чернореченское. Терр. лесных насаждений для вырубки распределялась на объезды (400 дес), обходы (50—150 дес), делянки (5—15 дес). Отпуск леса был регламентирован процедурой выдачи платных лесорубных билетов. Ежегодно регистрировалось 300—800 случаев самовольной вырубки леса, особенно в лесничествах близ золотых приисков. Штрафы, плата по «оброчным статьям», за аренду земельных и охотничьих угодий, за сбор ягод и грибов, за сенокошение и др. были важным источником дохода войскового х-ва. К кон. 19 в. до 80—90% войскового лесного дохода составляла выручка от продажи леса местным крестьянам, горнозаводчикам, золотопромышленникам. Сбыт был ограничен недостатком сплавных рек и удобных путей сообщения. Лесопильное пр-во и деревообр. промыслы большого развития не получили.

 

Торговля в ОКВ. До открытия ж.-д. сообщения ярмарки и базары являлись в ОКВ осн. центрами торговли, развитие к-рой сдерживалось замкнутостью каз. сословия, особенностями общинного землепользования и военизир. быта, неразвитостью промыслов и путей сообщения. Прав-во попыталось стимулировать торг.-предпринимат. деят-сть, разрешив в 1825 «чинам войска производить в черте войсковых земель торговлю всякого рода товарами, устраивать кожевенные и другие заводы без взятия торгового свидетельства».

«Пятисотенное общество» — торг. об-во оренб. казаков, созданное по инициативе воен. губ. В. А. Перовского 4 мая 1837. Вступившие в об-во казаки (первонач. 71 чел.) освобождались от воен. службы, станичных натур. повинностей и участия в общест. запашке; одноврем. лишались права пользоваться ден. и хлебными войсковыми ссудами, обязывались в теч. 25 лет ежегодно вносить в войсковой капитал установл. плату (57 руб. 50 коп. серебром). Зажиточные казаки нередко предпочитали т. о. откупиться от службы. Организация своего дела требовала значит. первонач. капитала, а покупат. способность войскового населения была низкой. Все это затрудняло комплектование торг. об-ва, даже после разрешения 1858—59 казакам вступать в него семьями (с уплатой ежегодного сбора за каждого чл. семьи). Тем не менее, по данным Д. В. Плотникова, с организацией «Пятисотенного общества» доходы ОКВ увеличились почти на 15 тыс. руб. После 1870 офиц. упоминания о «Пятисотенном обществе» отсутствуют.

Торговля во 2-й пол. 19 в. Доля казаков среди торгующих на войсковой терр. во 2-й пол. 19 в. колебалась в пределах 20—40%. В 1861 право торговать на территории ОКВ получили представители невойскового сословия («иногородние»). Торговля осуществлялась на основании общерос. положений по торг. свидетельствам; 10% их стоимости торговцы должны были платить станичным правлениям. Громоздкий порядок оформления права на торговлю в пределах войсковой терр. постоянно нарушался. В 1870 сборы за право торговли с торг. казаков и «иногородних» были заменены ежегодной выплатой войску из казны 36 тыс. руб. (что отчасти являлось следствием невысоких торг. оборотов). Открытие ярмарок и базаров на территории войска разрешало Войсковое хоз. правление. В станицах и поселках базары работали, как правило, 1 раз в неделю, а ярмарки проводились 2—3 раза в год и были приурочены к церк. праздникам. Сроки ярмарочной торговли ограничивались 2—7 днями. В кон. 19 в. кол-во ярмарок на территории ОКВ приближалось к 60. Оживл. ярмарочная торговля велась в ст-цах: Кундравинской и располож. рядом с золотыми приисками Кособродской (Троицкий уезд); Великопетровской (Верхнеурал. уезд), занимавшей центр. положение среди близлежащих населенных пунктов; Звериноголовской и Усть-Уйской (Чел. уезд). Типичный набор ярмарочных товаров: пшеница, овес, мука, соль, масло, сало, рыба, кожи, лошади, посуда, бакалея; на крупных гор. ярмарках (Оренбург, Троицк, Чел.) перечень был более разнообразным за счет мануфактурных товаров из центр. губерний и Ср. Азии, доля реализ. товаров доходила до 40—50% (в ден. выражении). В большинстве каз. станиц и поселков процент реализации привез. на ярмарки товаров (в ден. выражении) составлял 5—15% (согласно документам, «по причине неприхотливости и скудных средств населения»). Сохранялась меновая торговля между казаками и населением казахских степей (см. Меновой торг). Во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. получила развитие торговля вне ярмарочных центров. Стр-во жел. дорог обеспечило связь терр. ОКВ с горнозаводской зоной, центр. и юж. районами страны, расширило торг. связи. На рубеже 19—20 вв. торг. оборот в войске составлял 2—3 млн руб. в год (ок. 20 руб. в год на душу муж. населения); наметилась тенденция его увеличения.

 

Экономическое положение казачьих хозяйств в кон. 19 — нач. 20 вв. Благосостояние каз. семьи зависело не только от размеров душевого пая (30 дес удобной земли на душу муж. войскового населения), но и от реальных возможностей эффективного использования земли, от суммы обязат. расходов казака, связ. с его сословной принадлежностью. К нач. 20 в., когда поземельное устройство бывших гос. и помещичьих крестьян в Оренб. губ. было в осн. завершено, крестьяне имели 15-дес душевой надел; в крест. х-вах относит. малоземелье и истощение почв компенсировалось за счет аренды башк., каз. земель, а также возможности побочных заработков (на промыслах, приисках, стр-ве жел. дорог, извозе и др.). Для войскового х-ва в этот период в связи с ростом населения было характерно сокращение земельного запаса, а в нек-рых районах и нормы душевого надела удобной земли. В целом по войску удобной считалось ок. 80% земли, однако качество почв в 1-м воен. отделе оценивалось ниже (на 20—30%), чем во 2-м и 3-м, удобной земли не хватало. При межевании общест. дач казаки получали неполн. наделы — по 12—15 дес (вместо полож. по закону 30 дес удобной земли на 1 душу мужского пола войскового сословия). В 1880-х гг. в Войсковое хоз. правление из станиц поступали просьбы о пересмотре наделов в связи с истощением земель. По «Положению о поземельном устройстве станиц казачьих войск» (21 апр. 1869) вопрос об отводе дополнит. наделов «на прибылые души» мог подниматься лишь при уменьшении душевого надела на треть по сравнению с нормой. Недостающее до нормы кол-во земли нарезалось во 2-м отделе. Переселение на дополнит. наделы было впервые разрешено в 1889 жит. ст-ц Городищенская, Кардаиловская, Краснохолмская, Татищевская (Оренб. уезд Оренб. губ). Несмотря на предоставлявшиеся переселенцам льготы (в виде беспроцентной войсковой ссуды с рассрочкой на 10 лет, выделения бесплатного леса для стр-ва), переселение в пределах войсковой терр. было непопулярным. Во 2-й пол. 1890-х гг. было организовано добровольное переселение казаков в Уссурийский край. В 1896—1902 с терр. ОКВ выехали 300 семей (2620 душ обоих полов); казна оплачивала им дорогу и выдавала ден. пособие (500 руб. на семью). Переселение оренб. казаков было приостановлено в связи с началом рус.-япон. войны и объявл. мобилизацией. В целом к нач. 20 в. уровень земельной обеспеченности войскового сословия оставался более высоким, чем у крестьян. Прежний земельный простор и залежная система полеводства помогли казакам избежать крайнего истощения земли, поддержали скотоводство (в то же время не способствовали повышению агротехн. культуры). По оценке войскового агронома, «казачье хозяйство еще кормилось, но не давало накоплять». Военизир. быт, отсутствие свободы передвижения, строгая регламентация всех сторон жизни существенно ограничивали возможности казаков найти дополнит. заработок, проявить предприимчивость. Промыслы были эпизодич. занятием, не дававшим постоянного дохода. В экон. отношении неслужилые казаки находились в более выгодном положении, чем служилые, т. к. пользовались теми же льготами, паем, общест. пастбищами, несли те же земские повинности, но имели больше свободного времени для заработков (что было особенно важно в условиях развития товарно-ден. отношений). Работа по найму нередко разрешалась казакам с целью заработать деньги для снаряжения на службу (воинская повинность предусматривала приобретение за свой счет обмундирования, снаряжения и строевой лошади, что поглощало значит. часть денежных средств каз. семьи). Помощь со стороны гос-ва лишь частично компенсировала эти затраты. Долгое время осн. видом помощи оставались ссуды из станичных сумм или войскового капитала под проценты. В 1892, когда стало очевидно, что ср. каз. семья не в состоянии экипировать казака для службы без помощи общест. сумм и раскладок, была введена накопит. система периодич. взносов в обмундировочный капитал (по мере достижения казаком 16-летнего возраста и старше). Список предметов обязат. каз. снаряжения к началу 1-й мир. войны включал 42 наим., ср. стоимость приближалась к 300 руб. (составляла «единовременную затрату капитала, равную стоимости целого среднего хозяйства»). Казаки, не платившие в отличие от крестьян прямого земельного налога и выкупных платежей, не освобождались от земских повинностей — натур. (дорожной, подводной, постойной, караульной) и ден. Натур. повинности население 17—55-летнего возраста (кроме офицеров, чиновников, их детей и казаков, находившихся на действит. службе и в приготовит. разряде) отбывало поочередно по наряду, независимо от благосостояния семьи. Нек-рые повинности (почтовая и подводная «гоньба») были весьма обременит., надолго отвлекали станичных жит. от собств. х-ва. В 1900 опыт переложения в нек-рых станицах натур. повинностей на деньги выявил сокращение бюджета каз. семьи почти на 50 руб. в год. В результате решение вопроса о переходе к ден. повинностям было отложено. Частично земские потребности обеспечивались ден. сборами, введ. в войске с 1842. Доля казаков в губерн. земском сборе была невелика, однако при этом они платили и войсковой земский сбор, величина к-рого часто превышала губерн. Ответственность за полноту сборов несла община. В 1901 за казаками числилось по 5 руб. недоимок на душу муж. населения, за крестьянами Оренб. губ.— по 2 руб. 29 коп. (без выкупных платежей). Станичным правлениям предписывалось принимать строгие принудит. меры (вплоть до продажи имущества, скота, части собранного урожая, отдачи паев в аренду, а должников в работники к состоят. станичникам). Причитавшуюся плату работодатель вносил в станичное правление до полн. погашения долга. Наем часто не решал ден. проблем казака, а также превращался в долговую зависимость. В нек-рых семьях долги в общест. суммы достигали 100—200 руб. Накануне 1-й мир. войны ведомости по взысканию различного рода недоимок направлялись в станицы 1—3 раза в месяц. В периоды неурожаев (1891—92, 1911) войско получало правительств. ссуды из имперского прод. капитала под 4% годовых, однако х-ва были настолько ослаблены, что в 1893 часть собранного в уплату долга хлеба раздавалась населению. По данным Л. И. Футорянского, накануне 1-й мир. войны по критериям площади посева (до 5 дес) и кол-ва рабочего скота (1—2 рабочие лошади) к малоимущим относилось 29% каз. х-в, к середняцким — 46%, к зажиточным (св. 16 дес посева, более 5 рабочих лошадей) — 25%. При однотипности форм ведения каз. х-ва на экон. положение влияли нац. традиции, хоз. навыки, особенности терр. расселения компактных этнич. групп войскового населения. Крайней бедностью отличались, напр., нагайбакские селения среди отрогов Урал. гор, где удобной для хлебопашества земли было мало. По данным войсковой агрономич. службы, доля экономически ослабл. х-в была выше ср. в 1-м воен. отделе (с более рисков. для земледелия природными условиями). С одной стороны, консервативная правительств. политика удерживала каз-во в границах сословной принадлежности, уже не позволявших поддерживать самообеспечение в новых экон. условиях; с др., гос-во не могло содержать каз. войска полностью на казенные средства и надеялось одноврем. сохранить их как боеспособные формирования. Создание условий для проявления казаками предприимчивости объективно способствовало самоликвидации каз-ва как воен.-земледельч. сословия.

 

Кооперация казачьих хозяйств. Развитие рыночных отношений, поощрение войсковой администрацией артельного пр-ва и сбыта (с помощью целевых ссуд, организации обучения, льготного снабжения техникой) способствовали в 1910-х гг. развитию в ОКВ кооперации, коснувшейся таких промыслов, как маслоделие, пуховязание, пчеловодство. Наиб. заметным явлением в экон. жизни ОКВ явилось развитие артельного маслоделия, составившего серьезную конкуренцию частным маслозаводам. В 3-м воен. отделе маслодельч. артели создавались с 1904 под рук-вом опытных инструкторов, в 1906 их насчитывалось 6, в 1907 — 21, в 1909 — 50, в 1913 — 62. Во 2-м воен. отделе первые 8 артелей были организованы в 1909, после того как туда был направлен инструктор маслоделия Т. И. Великанов. Позднее появились такие артели и в 1-м отделе — в ст-цах Гирьяльская и Сакмарская; они были организованы на 900-руб войсковую ссуду. Кооперативы принимали излишки молока по более высокой цене, чем частные заводы, в неурожайные годы выдавали артельщикам ссуды, использовали на общест. нужды доходы от артельных лавок. В ст-це Степной, располож. на тракте Троицк — Верхнеуральск, в 1910 был осн. артельный маслозавод. К 1913 кол-во артельщиков достигло 658 чел.; 2 артельные лавки приносили такой доход, что было принято решение строить на эти деньги кам. храм в честь посещения в 1891 поселка императором. В 1914 в ОКВ насчитывалось 153 артельных маслодельных з-да: 4 — в 1-м отделе, 57 — во 2-м и 92 — в 3-м. Действовало 2 сыроварни — в пос. Урлядинском ст-цы Карагайской и пос. Сухтеленском ст-цы Степной (Верхнеурал. уезд). Началось стр-во сыровар. з-да в пос. Углицком Березиновского станичного юрта (Верхнеурал. уезд). Маслодельные артели объединяли св. 16 тыс. чел. и обслуживали 171 поселок. Масло, сыр пользовались спросом на внутр. рынке (в Казани, Киеве, Перми, С.-Петербурге, Самаре, Ташкенте, Тифлисе) и за границей (в Англии, Германии, Италии). В 1913, напр., берлинская фирма «Мюллер Браун» делала заявки на 400 бочек масла еженедельно. Сбыт осуществлялся через Оренб. и Троицкую конторы Союза Сиб. маслодельных артелей и Союз Приурал. маслодельных артелей (к-рый по составу почти полностью был каз.) в Чел. С началом 1-й мир. войны пр-во стало сворачиваться из-за недостатка мастеров и трудностей реализации; началась переориентация на внутр. рынок, но даже в условиях воен. времени продолжались поставки масла в Лондон. В 1914—15 начало разворачиваться кооп. пр-во и в др. отраслях. В ст-це Гирьяльской 1-го воен. отдела 27 мая 1914 была открыта первая пуховязальная артель. В этот период предпринимались попытки организовать в войске артельное пчеловодство, спец. бесплатные курсы устраивались на войсковой уч.-показат. пасеке в пос. Черновском ст-цы Кундравинской. Из 8 орг. артельных пасек остались действующими только 2 — в пос. Полтавском ст-цы Великопетровской и пос. Синеглазовском ст-цы Чел. Перед 1-й мир. войной в ОКВ получили распространение беспаевые (привлекат. для «малодостаточных» слоев населения) кредитные кооперативы, к-рые объединяли обычно жит. неск. поселков, принимали ден. вклады, выдавали ссуды для пополнения оборотных средств и «хозяйственных улучшений», осуществляли посреднич. функции в снабжении с.-х. техникой и продаже продукции, устраивали прокатные пункты, зерносушилки, занимались просветит. работой, оказывали содействие развитию плем. жив-ва. В 1908—09 такие товарищества действовали в ст-цах Долгодеревенская, Ключевская, Коельская, Кособродская, Кундравинская, Нижнеувельская, Травниковская. В 1914 в деят-сти 121 товарищества участвовало не менее 70% каз. х-в, их чл. числились 62 362 казака. Кредитная и торг. кооперация оказалась жизнеспособной на бывшей войсковой терр. и после 1917; благодаря сохранению дорев. связей нередко становилась основой перерабатывающих, промысловых кооперативов (маслодельч., муком., пуховязальных, пчеловодч., сыровар.). После голода 1921—22 возродился интерес к коллективному хозяйствованию: экономически ослабл. х-ва объединялись для совместной деят-сти во время посева, уборки урожая. В производств. кооперативах преобладали обычно маломощные х-ва, в сбытовых и кредитных — середняцкие и зажиточные. В 1923—26 высокими темпами осуществлялось кооперирование «снизу», что стимулировалось гос-вом в соответствии с принятым курсом на «поворот лицом к деревне», укрепление х-в, наращивание их товарности. Кооперативы рассматривались (наряду с налоговой системой) как одно из средств сдерживания развития частной торговли, с к-рой гос. торговля была не в состоянии конкурировать. По данным отчетов 1925, поступивших с мест в Чел. окружком РКП(б), процент кооперир. каз. х-в был в целом выше общего ср. уровня по Чел. округу Урал. обл., выше районных показателей по крест. х-вам. Так, по данным 1925, в Чел. округе числилось 32 каз. кооператива (8381 чл., сумма паевого капитала 18 564 руб.); в т. ч. в Коельском р-не — 3 (442 чл., 483 руб.; доля кооперир. х-в составляла 8%); в Кочердыкском — 4 (1313 чл., 1837 руб.; 42%); в Миасском — 8 (2017 чл., 4461 руб.; 27%); в Усть-Уйском — 5 (1347 чл., 4340 руб.; 24%); в Чел. р-не — 4 (1250 чл., 3135 руб.; 16%); Еткульском районе — 8 каз. кооперативов (2012 чл., 4308 руб.; 40%). Из 30 потребит. кооперативов, действовавших в системе Чел. потребсоюза, 21 был создан казаками, в т. ч. в Еткульском районе — 3 (Еманжелинсии, Еткульский, Каратабанский); в Коельском — 5 (Варламовский, Долговский, Коельский, Кокушинский, Таяндинский); в Миасском—4 (Канашевский, Миасский, Устьянцевский, Худяково-Черкасовский); в Усть-Уйском — 2 (Луговской, Усть-Уйский); в Чел. р-не — 7, включая 4 смешанных (Баландинский, Глубоко-Дудоревский, Зюзельгинский, Медведевский, Полетаевский, Харлушевский, Чел.). Развитие др. видов кооперации в каз. районах Чел. округа, согласно отчетам, «в общем соответствовало окружному» (при ср. показателе — 5 кооперативов на район). Отмечалось отрицат. отношение казаков к коллективной обработке земли. Финанс, состояние кооперативов чаще всего оценивалось как неудовлетворит. Паевой капитал на 1 чл. кооператива в ср. составлял 2,4 руб., в качестве оборотных использовались заемные средства. Еткульский волостной к-т РКП(б) в янв. 1924 сообщал в окружком, что «потребкооперация всюду терпит крах, так как не имеет своих оборотных средств». С 1926 отмечалось преобладание производств. кооперативов над сбытовыми. Кредитные, сбытовые, заготовит. и распределит. функции кооперативов переходили в ведение гос-ва. Со сворачиванием курса на поддержку зажиточных х-в, в условиях подготовки к ускор. коллективизации, было усилено налогообложение х-в, использовавших наемный труд и арендовавших землю; вводился запрет на аренду и наем, принудительно изымался инвентарь. В зажиточных х-вах замедлились темпы прироста посевов и поголовья скота; в мелких пр-во с.-х. продуктов приближалось к норме потребления.

 

Аграрная реформа в ОКВ (1917—19), система мероприятий, направл. на реформирование земельных отношений и изменение культуры с. х-ва. Осуществлялась в рамках общей реорганизации ОКВ после Окт. 1917. Реформирование агр. отношений было вызвано комплексом причин, обусловл. спецификой жизн. уклада каз-ва как воен. сословия, ист. особенностями колонизации и заселения края, почв.-климат. особенностями Южного Зауралья (короткий полевой сезон, поздние и ранние заморозки, частые засухи и др.). В нач. 20 в. в связи со снижением доходности каз. х-ва, медл. развитием техники земледелия, неустроенностью угодий возник вопрос о необходимости помощи каз. х-ву. В 1890—1900 осн. меропр. были след.: привлечение средств войскового капитала для закупки и передачи казакам в кредит с.-х. машин и орудий; развитие сельскохозяйственного образования (в т. ч. открытие в 1909 войсковой с.-х. школы) и агрономич. службы; содействие кооперации, объединявшей к 1915 св. 70% домохозяев. К 1 янв. 1917 на территории ОКВ числилось 7 448 304,8 дес земли, в т. ч. 6 940 579,9 дес — в фактич. владении населения (6 116 095,1 надельных и 824 448,8 запасных), 474 407 дес офицерских участков (в т. ч. 410 169 закрепл. в частную собственность). Проведение реформы было тесно связано с разрешением ряда др. вопросов: сохранения обособленности («самобытности») каз. областей и организации управления ими, круга полномочий и прав войска как каз. общины. В докладе земельной комиссии 1-го Войскового круга были сформулированы осн. задачи агр. реформы, в частности, признание права войска на земли (включая частновладельч., церк., монастырские, лагерные и др.) и их муниципализация. Это требование должны были защищать в Учредит. собр. каз. делегаты. Др. задача реформы — широкое землеустройство в целях устранения дальноземелья и перехода к мелкообщинному землепользованию (в будущем — установление долгосрочного наследств. пользования землей). Осн. расходы на переселение, проведение дорожных работ и гидротехн. изысканий, организацию кредита и агрономич. помощи ОКВ брало на себя. Предполагалось открытие 4 низших с.-х. уч. заведений в дополнение к существовавшим. В решении текущих вопросов органы каз. самоуправления ориентировались на Врем. прав-во, решение гл. вопроса (о собственности на землю) откладывалось до Учредит. собр. Зимой 1917/18 на большей части Оренб. края была установлена Сов. власть. Местные рук. отказались признать право каз-ва на внутр. самоуправление, в т. ч. на распоряжение всеми своими землями. Реализация декрета о земле нанесла удар по частному землевладению и обособленности ОКВ; начались распределение между населением свободных войсковых земель, наделение землей разночинцев и крестьян и др. В июле 1918 была восстановлена власть войскового прав-ва и войскового круга. Перенос Учредит. собр. на неопредел. срок, отсутствие авторитетной общерос. власти, стихийное и неупорядоч. использование земельных угодий привели к провозглашению собственности войска на все земли в его границах (сент. 1918). Признавалось право на землю за неказ. населением, проживавшим на собств. (бывших частновладельч., офицерских) и войсковых, запасных землях, а также за частью иногородних (разночинцев) при условии вступления последних в каз-во. В условиях Гражданской войны осуществлялась реорганизация войскового х-ва (создание в структуре войскового прав-ва оброчного, строит. и др. отделов), был расширен штат специалистов, образованы войсковая и окружные земельные комиссии, начато врем. распределение земель между населением и первые землеустроит. работы (в частности, по расселению ряда разруш. красногвардейцами станиц). На территории ОКВ продолжала работу почвенная экспедиция С. С. Неуструева; к весне 1919 было обследовано ок. половины земель войска, в т. ч. весь 1-й, часть 3-го и 4-го округов. С целью аккумулирования денежных средств населения, организации снабжения войска необходимыми товарами был создан Каз. банк. С нач. 1919 центр. власть в лице адм. А. В. Колчака признала право войска на автономное устройство, санкционировав проведение реформ. С оставлением белыми войсковой терр. (июнь 1919) и эвакуацией каз. учреждений в Сибирь и Китай на бывшей терр. ОКВ было распространено действие «Положения о социалистическом земледелии» и др. меропр. политики военного коммунизма. В результате незавершенности землеустроит. и агрокульт. меропр. особенности каз. землепользования (дальноземелье, примитивный характер хозяйствования, нечеткость надельных границ, наличие неосвоенных земель) сохранялись до начала массовой коллективизации. Активное вовлечение каз. терр. в с.-х. оборот завершилось в 1950—60-е гг. в ходе освоения целины, на качественно иной техн. и организационной основе.

 

Быт оренбургского казачества, жизн. уклад населения станиц и поселков ОКВ. Каз. бытовые традиции складывались под влиянием рус. традиционной культуры. Мн. стороны повседневной жизни каз. общин регламентировались войсковой администрацией. Поселки и станицы обустраивались по планам и чертежам, разработ. в войсковом хоз. правлении. В 19 в. станицы имели квартальную планировку. В центре станицы находились казенные и общест. здания (дом станичного правления, дежурные помещения, школа, склады и др.). Непременным атрибутом поселков и станиц был плац для воен. обучения и проведения строевых смотров. Усадебные участки имели четкую прямоугольную форму. Дома стояли у передней грани усадьбы, по единой фасадной линии; строились из бревен сосны или лиственницы (реже березы), с кам. фундаментом, с 6—7 большими окнами, из к-рых не менее 2 было обращено на улицу. В Челябинском и Троицком уездах дома состояли из 2 частей (избы и горницы), раздел. холодными сенями. Изба (кухня) выходила на улицу, сени и чистая комната (горница) — во двор. Часть сеней занимал чулан, где хранились сундуки с домашним скарбом, съестные припасы и др. В кухне стояли большая рус. печь из кирпича или глины, широкие лавки. Справа от входной двери в стену вбивался зуб от бороны, на к-ром висели шашка или нагайка. Над входом в избу от печи до противоположной стены — полати, под к-рыми в углу стояла дерев. кровать. В переднем углу избы располагалась божница, уставл. иконами (особым почетом пользовалась Табынская икона Божией Матери) и лампадкой, к-рую зажигали в дни церк. праздников. По стенам развешивались лубочные картины преим. воен. содержания. Пища готовилась на залавке (столе, придел. к стене напротив печи), над к-рым висел небольшой шкаф для мелкой посуды. Горница предназначалась для отдыха и приема гостей. Ее стены обклеивались обоями (шпалерами) и украшались портретами государя и военачальников, дешевыми картинами. Пол еженедельно выскабливался и застилался половиками. В горнице находились белая голланд. печь, шкаф с чайной и обед. посудой, большая кровать с горкой подушек; на подоконниках — горшки с цветами; в переднем углу — стол, покрытый белой скатертью. Между окнами на стене висело зеркало, украш. белым полотенцем. Двор чаще всего делился на передний и задний. В передней части помещались дом с тесовыми воротами, погреб, 1—2 амбара, сарай для хранения телег, саней, колес, сбруи, с.-х. инвентаря; навес для хранения дров. На заднем дворе, обнес. забором из тонкого круглого леса (заплотником или плетнем), располагались помещения для скота и кормов. Баня строилась на берегу реки или озера, реже — на заднем дворе. Основой х-ва являлись земледелие и скотоводство. На специально выдел. участках у реки выращивали яровую пшеницу, овес, озимую рожь, ячмень, просо, гречиху, лен, коноплю. Разводили коров, лошадей, птицу, в меньшей степ.— коз и свиней. Дети с 10 лет привлекались к полевым работам, пастьбе конских табунов. Девочки помогали вести домашнее х-во, занимались уборкой дома, нянчили младших братьев и сестер. Меню казаков в скоромные будничные дни составляли мясные щи, жареное или вареное мясо, молоко и кисель. В праздники дополнительно приготовлялись яичница, молочная лапша, пшенная каша, жареная курица. Любимыми блюдами были щи, лапша и пельмени (с начинкой из мяса, капусты и груздей). К сер. 19 в. повсеместно пили чай, по воскресеньям и праздникам пекли горячие шаньги. Во время приема гостей, свадебных торжеств. проводов казака на службу подавали жареных уток, гусей, молочных поросят, паштеты, студни и похлебки, сладкие пироги, вино. В период постов в меню входили постные щи, похлебка из ячменной крупы с добавлением картофеля; различные каши, лапша, горошница, уха, вареный картофель, пшеничный и гороховый кисель, соленые огурцы и арбузы, пироги. Хлеб ели пшеничный (ржаной хлеб считался крест. пищей). Одежда богатых казачек в сер. 19 в. состояла из традиционного рус. платья — штофного сарафана с сорокой (головным убором); менее зажиточных — из шелковых и шерстяных сарафанов, по краям отороч. позументом. Головным убором служил шелковый платок, к-рый замужние женщины подвязывали концами назад, девушки — под подбородком. Домашней одеждой являлись сорочка (с полуоткрытым воротом и рукавами) и юбка. Пожилые женщины носили черные сарафаны из холста. Зимней обувью были валенки, летней — башмаки из толстой кожи (в теплое время года нередко ходили босиком). Верх. жен. одеждой в холодное время года были драповые, шерстяные или бум. пальто на вате; овчинные шубы, крытые сукном; дубленки. У казаков верх. платьем служили пальто и кафтан из толстого сукна, зимой — дубленые шубы. С сер. 19 в. повседневной бытовой одеждой для мужчин стала каз. униформа — длинные темно-зеленые куртки на крючках и шаровары с голубыми лампасами (в этой одежде запрещалось заниматься хоз. работами). Иногда зимой вместо дубленок носили кав. шинели и каз. папаху из каракуля; летом обязат. была фуражка с голубым околышем и кокардой. В зимнее время каз. молодежь проводила вечера на т. н. посиделках. В святочные дни устраивались пляски, игры. Из праздников особенно весело отмечалась Масленица, центр. событием к-рой было взятие снежных городков. Также проводились соревнования в день Св. Георгия Победоносца — покровителя оренб. казаков. В проведении Пасхальных праздников казаки в осн. придерживались тех же традиций, что и все население России; отличием был лишь церк. парад находящихся на льготе и на внутр. службе казаков. В среде оренб. каз-ва отмечались все гос. и церк. праздники; выработались свои обряды. (См. Оренбургское казачье войско: войсковые обряды и традиции.) Мальчика с самых ранних лет называли казаком. Каз. молодежь получала начальную воен. подготовку в станичной школе, где наряду с общеобразоват. предметами преподавалось воен. дело (см. Оренбургское казачье войско: воинская служба). В 1871 в ОКВ было введено всеобщее обязат. обучение. По семейным традициям, главой семьи был мужчина, значит. часть времени проводивший на службе, промыслах, в поле, на пастбищах и пр. Женщины, к-рые в отсутствие мужа вели все домашнее х-во, имели высокий общест. и семейный статус. В каз. среде культивировалось уважение к старшим, почитание родителей. Родит. благословение в представлении каз. сословия было непременным условием успеха в делах. Женились обычно в возрасте старше 20 лет. Большую роль при заключении брака играли взаимная симпатия молодых, а также мнение родителей. Церемония свадеб казаков Чел. и Троицкого уездов описана А. И. Кривощёковым. Свадьба начиналась со сватовства. В роли сватов выступали родители жениха, его крестные отец и мать, др. родственники. При успешном сватовстве обычно назначался день сговора («рукобития», «зарученья»), когда стороны договаривались о свадебных расходах и подарках. Отказаться от вступления в брак после сговора означало поступить «воровски». В Троицком уезде обсуждался вопрос о «кладке» («запросе») — подарке жениха невесте и ее родне. В 1880-х гг. кладка для невесты включала 40—100 руб. серебром, суконную на меху шубу, шерстяное платье, шелковую кофту, шаль, башмаки, мыло; деду невесты — сапоги, бабушке — платок, братьям и сестрам — материю на рубахи; отцу и матери — особые дары. До свадьбы невеста и ее подруги готовили приданое (перина, 2—4 подушки, 2 ватных одеяла, белье, полотенца, скатерти и пр.). Накануне венчания собирался девичник — публичное прощание девушки с девичеством («девьей волей», «красотой»). После венчания в доме молодого супруга устраивался пир. При въезде свадебного поезда во двор гости стреляли из ружей, отпугивая нечистую силу. Перед крыльцом молодоженов осыпали отборной пшеницей (в знак будущего материального достатка). Молодожены поселялись обычно в доме родителей супруга, впоследствии отделялись от них. Жизнь, воззрения, идеалы каз-ва отражались в нар. творчестве. В каз. среде складывались свои поговорки и пословицы. В каз. фольклоре (по сравнению с крест.) значит. место занимали песни и предания о войнах и походах, в к-рых участвовали оренб. казаки. Особенностью мировоззрения служилого сословия было стремление противопоставить себя крестьянам и иногородним, приверженность «старой вере». Традиция воинской службы и совместного с.-х. труда на общинно-войсковой терр. способствовала закреплению в психологии казаков представления об общности каз. интересов и чувства гордости за принадлежность к каз. сословию.

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика