Энциклопедия Челябинской области

главнаяэнциклопедияэнциклопедия новаяобъявления
Точный Средний Глубокий

Горнозаводское население

Горнозаводское население, сословная группа, формировавшаяся с 18 в. преим. из крест. среды (см. Крестьянство) с целью обслуживания предпр. горнозаводской промышленности. Понятие Г. н. в офиц. лексиконе окончательно определилось на основе законодат. актов Крестьянской реформы 1861. Процесс формирования сословной группы осуществлялся под контролем гос-ва при помощи законодат. регулирования. В 18 в. сложилось неск. насильственно закрепл. за заводами групп населения (мастеровые и работные люди, пришлые, приписные крестьяне, вечноотданные и др.), имевших различный статус в иерархич. системе рабочих кадров урал. заводов. По данным А. С. Черкасовой, в 1718—27 на урал. заводах было учтено 5,4 тыс. душ, к сер. 18 в.— 20 тыс. В 1-й пол. 19 в. на основе ряда законоположений — Проекта Горного положения (1806), указа о ликвидации ин-та приписных крестьян (1807), Горного Устава (1857) — отд. группы рабочих кадров слились в единое сословие. Г. н. находилось в крепостной зависимости от заводовладельцев (преим. дворян) или, оставаясь несвободным, составляло собственность казны (государственные крестьяне), реже — лиц недворянского происхождения. Крест. реформа 1861 закрепила сословный статус Г. н., выделив в его составе 2 группы: мастеровых, занятых квалифицир. заводским трудом, и сел. работников, использовавшихся на вспомогат. пр-вах. На основе спец. законов — «Дополнительных правил» от 19 февр. 1861 и положения от 8 марта 1861 — Г. н. казенных, посессионных (см. Посессионное право) и частновладельч. заводов было освобождено от крепостной зависимости. Накануне реформы 1861 (по данным Ф. С. Горового о результатах 10-й ревизии) на всех горных заводах Урала числилось 326,6 тыс. душ Г. н.; из них на вотчинных и посессионных заводах Оренбургской губернии — 45,8 тыс.; на казенных заводах (Златоустовский горный округ) — ок. 18 тыс. По данным Всеобщей переписи населения (1897), числ. муж. и жен. Г. н. составила ок. 1 млн чел. (10,2% от общей числ. жит. Урала); в т. ч. в Уфимской губернии — 125 тыс., в Оренб. губ.— 114 тыс. человек.

Кадры горнозаводской промышленности (18 — 1-я пол. 19 вв.), работники, занятые на осн. и вспомогат. горнопром. пр-вах, внезаводских (подсобных) участках. В горнозаводской пром-сти Урала 18 в., по данным акад. С. Г. Струмилина, насчитывалось св. 80 специализир. профессий и занятий мастеровых и работных людей, в т. ч. 26 специальностей, требовавших навыков квалифицир. труда. На заводах Юж. Урала, по данным П. А. Вагиной, к 1760-м гг. числилось 30 тыс. мастеровых и работных людей. «Цеховых» (трудившихся на осн. пр-вах) было 2236 чел. (7,4%); из них мастеров — 656; остальные (92,6%) были заняты на вспомогат. работах. Техника и технологии горного дела и горнозаводского пр-ва оставались на мануфактурном (доиндустр.) уровне развития, к-рому соответствовал характер эксплуатации рабочей силы, осн. на методах внеэкон. принуждения. Формирование кадров неквалифицир. работников происходило на крепостной основе — из числа крестьян. Согласно указу Петра I (18 янв. 1721) заводовладельцы покупали и переселяли крепостных крестьян на заводы, а также переводили из своих вотчин. Из 28 частных заводов Юж. Урала труд крепостных использовался на 20. Только И. Б. Твердышев (см. Твердышевы) и И. С. Мясников (см. Мясниковы) для 10 своих заводов купили 6848 крепостных крестьян. В 1797 на металлург. з-дах Юж. Урала насчитывалось св. 22 тыс. вотчинных и купл. крепостных крестьян. Др. категория феодально зависимых работников — вечноотданные — все «пришлые по своей воле» после 1-й ревизии (1724). Вечноотданные, статус к-рых был юридически определен царским указом от 30 дек. 1755, позднее (1797) совм. с купл. к заводам крепостными составили категорию посессионных рабочих. К нач. 1860-х гг. на частных южноурал. заводах числилась 61 тыс. крепостных работников, к-рые являлись неотъемлемой частью заводского владения, не могли быть проданы отдельно от завода. Прав-во стремилось регулировать процесс купли-продажи крестьян: в 4762 была запрещена покупка крепостных к купеч. мануфактурам. Для горных з-дов прав-вом были установлены нормы покупки крестьян: к 1 домне полагалось 100 дворов (из расчета «во всяком дворе мужеска пола по 4 души»); к молоту — 30 дворов; на медеплавильных з-дах — 50 дворов на каждую тысячу пудов меди. Были установлены аналогичные нормы приписки к заводам гос. крестьян. Приписные крестьяне отрабатывали на заводах подушную подать (1 руб. 40 коп., с 1760 — 1 руб. 70 коп.). Работа на заводах была для них натур. повинностью, вынужд. формой оплаты гос. подати. Трудоспособные отрабатывали подушную подать за всех числившихся по переписи лиц муж. пола. В 1750—60-е гг. применение труда приписных крестьян на внезаводских работах было практически неогранич. Правительств. указом 1779 был определен перечень работ, на к-рые разрешалось привлекать приписных крестьян, нормы отработки ограничены суммой подушного оклада. К кон. 18 в. к горным заводам Юж. Урала было приписано 16 тыс. душ гос. крестьян муж. пола; к Катав-Ивановскому, Минкскому, Миньярскому, Симскому, Усть-Катавскому, Юрюзань-Ивановскому з-дам — 27 деревень с нас. ок. 6 тыс. душ муж. пола. Гос. крестьяне приписывались и к казенным заводам. Рекруты из припис. к казенным заводам селений вместо отбывания воен. службы пополняли число постоянных работников — мастеровых и работных людей. Категория приписных крестьян была упразднена в первые 10-летия 19 в. Указом от 15 марта 1807 на урал. казенных предпр. (затем и на частных) приписные крестьяне освобождались от обязат. работ при соблюдении условия: от каждой тысячи душ предварительно требовалось выделить 58 непременных работников, к-рые лишались возможности вести свое х-во и переселялись на заводы. Эта категория Г. н. пополняла ряды наследств. заводских работников, трудившихся в порядке внеэкон. принуждения. Практически все заводские работники получали плату. Формы оплаты были разнообразны. Оплата труда приписных крестьян регулировалась казенными расценками. Впервые «плакатная цена» была установлена указом Петра I в 1724: за работу летом конному работнику — 10 коп. в день, пешему — 5; зимой конному и пешему — по 6 коп. в день. В 1779 эти расценки были увеличены вдвое. Осн. источником существования для приписных крестьян была земля. Труд вольнонаемных оплачивался «повольною ценою» — по договорным расценкам, к-рые были выше «плакатных цен» в 3 раза и более. Крепостные мастеровые и работные люди получали натур. оплату в виде хлебного пайка (провианта) и наделения землей для усадьбы с огородом, покоса, пашни. Размеры наделов на разных заводах для различных категорий заводских людей были неодинаковы и составляли ко времени отмены крепостного права в ср. 1,5 дес на душу муж. пола. Выдавалась и ден. плата. Доменным, меховым, кузнечным и нек-рым др. мастерам высокой квалификации назначалось окладное год. жалованье. Значит. часть квалифицир. работников получала сдельную плату, неквалифицир.— поврем. Ден. плата являлась осн. источником существования мастеровых и работных людей. Условия труда всех категорий работников были одинаковы: большая продолжительность рабочего дня, завыш. нормы выработки, штрафы и удержания, телесные наказания, для крепостных — полн. бесправие. В горнозаводской пром-сти Урала использовался и вольнонаемныйтруд. Источники вольнонаемной рабочей силы были многообразны: посадские люди; беглые; крестьяне-отходники (см. Отходники) с паспортами; приписные крестьяне, подрядившиеся на завод сверх отработки подушного оклада (2-я пол. 18 в.); бывшие приписные крестьяне (1-я пол. 19 в.); башкиры; крестьяне, перевед. на ден. оброк. Наемный труд применялся гл. обр. на вспомогат. (внезаводских) работах: выжиге угля, добыче руды, перевозках, сплаве караванов с заводской продукцией, а также на золотых приисках. Использование его постепенно возрастало. К принятию Крест. реформы 1861 доля наемного труда на горных заводах, по данным разных исслед., составляла 20—40% (точная числ. вольнонаемных неизв.).

Быт горнозаводского населения (18 — нач. 20 вв.), жизн. уклад, формировавшийся в условиях труд. деят-сти на предпр. Специфика быта Г. н. определялась традициями повседневной жизни части крестьянства. Бытовая культура складывалась в процессе создания заводских поселков — особого типа насел. пунктов, возникавших при горных заводах. В сер. 19 в. на Урале насчитывалось св. 70 поселков, к кон. столетия — св. 100. Крупными считались те из них, числ. нас. к-рых превышала 10 тыс. чел. Во 2-й пол. 19 в. к этой категории относилось 16 заводских поселков; в них проживало ок. 270 тыс. чел. К крупным заводским центрам относились поселки Ижевского з-да (св. 40 тыс. жит.), Нижнетагильского (св. 30 тыс.), Воткинского (св. 20 тыс.), Миасского (св. 20 тыс.), Златоуст. (св. 13 тыс.). По мнению исслед. урал. архитектуры Н. С. Алферова, эти поселения не были похожи на гор. слободы «ни по составу и занятости населения, ни по планировке». Их население состояло из различных категорий горнозаводских, торг.- ремесл. работников, адм. и др. служащих. Заводской поселок представлял собой комплекс зданий и сооружений, включавший завод с плотиной и прудом, призаводскую площадь и жилые кварталы. Площадь окружали адм.- производств. здания, дома привилегир. части жит., храм. В жилых кварталах дома располагались «в линию», фасадом на улицу. Жилища мастеровых и работных людей в 18 в. были представлены избами (часто небольшими), иногда землянками. Наличие собств. домов у постоянных работников — одна из особенностей быта Г. н. Урала. Сезонные рабочие, в т. ч. занятые на золотых промыслах, вынуждены были по неск. месяцев жить в тесных казармах, землянках. Типичным жилищем сезонных работников был балаган — легкая постройка из бревен без окон с бревенчатым покрытием, поверх к-рого укладывались береста и толстый слой дерна; пол был земляным, внутри устраивались нары — приподнятое над полом место для сна из плах (расколотые пополам стволы деревьев) или из бревен, досок; в углу балагана находился простейший кам. очаг — камин, к-рый использовался для приготовления пищи и отопления. К нач. 19 в. осн. типом жилища в урал. поселке стала срубная изба на невысоком подклете с примыкающим к ней крытым двором. Дома, если позволяли природные условия, строились из прочного соснового («кондового») леса, выросшего на сухих местах; в основание дома закладывались бревна из лиственницы. Такие дома стояли по 150—200 лет. Стр-во избы начиналось с устройства большого подполья (для хранения продуктов), затем возводился сруб на опорах из лиственницы (т. н. «стулья»). Крышу делали 2-скатной, покрывали «драньем» (колотыми досками, к-рые для предохранения от гниения выделывались до образования смолистого слоя спец. клиновидным ножом) или тесом. Центр. сооружением избы была рус. печь (глинобитная или из обожженного кирпича). В нек-рых зажиточных домах для обогрева использовалась голланд. печь. В зависимости от числ. семьи строили 1-срубные и 2-срубные (для большой нераздел. семьи) избы. Во 2-й пол. 19 в. квалифицир. рабочие-мастера в соответствии со своими доходами строили дома из 2 этажей; ниж. (подклет) был полуподвальным и использовался для подсобных помещений (напр., для мастерской) либо для жилья. Характерной особенностью мн. построек в заводских поселках являлось наличие крытого двора, т. н. «кержацкого» (от назв. дер. Кержаки Нижегородской губ., откуда на Урал переселилась группа жит.). Постепенно сложился урал. вариант усадьбы, отличавшийся основат. воротами, крытым и вымощ. бревнами (иногда камнем) двором. Традиционные надворные постройки (сарай, конюшня) замыкали периметр двора. Иногда перед домом устраивали бревенчатый накат во всю ширину ворот — д ля въезда в усадьбу. В стороне от жилья, ближе к воде, ставили баню, топившуюся почерному. К дому примыкал приусадебный участок. В 18—19 вв. внутр. убранство избы жителя горнозаводского поселка мало отличалось от крест. жилища. Между печью и стеной (под потолком) устраивались полати. В каждой избе имелись дерев. стол, широкие, наглухо прикрепл. к стенам лавки, сундуки для хранения одежды, подвижные скамейки, на к-рых не только сидели, но и спали; в большинстве изб — поставцы (полки для хранения посуды). Посуда была преим. дерев. и глиняной; отд. семьи имели медную, олов. и стекл. посуду. Необходимыми бытовыми предметами были кочерга, жел. клюка, ухват, заслон. К ценным вещам относились ремесл. инструменты и приспособления (плотничьи, кузнечные, ткацкие). Па рубеже 19—20 вв. в убранстве жилища и в повседневном быту происходили существ. изменения. В домах рабочих стала появляться мебель (диваны, стулья, комоды, овальной формы раздвижные столы, этажерки, кровати), изготовлявшаяся заводскими мастерами или купл. в магазинах. Изменения, свидетельствовавшие о проникновении в быт Г. н. элементов гор. бытовой культуры, происходили довольно медленно. Так, долго сохранялся обычай (в т. ч. среди относительно обеспеч. рабочих), по к-рому кровать полагалась только для супруж. пары, а дети спали на полу (на разостл. кошмах) под общим стеганым одеялом (или укрытые верх. одеждой). Постепенным был и процесс изменения типа одежды. До сер. 19 в. заводской люд был одет в соответствии с крест. традициями. С 1870—80-х гг. стали выходить из употребления сарафаны, старинного покроя рубахи, головные уборы (повойники, кокошники) и др. В последней четв. 19 в. одежда гор. типа вытеснила из массового обихода традиционные формы нар. костюма. Для жен. одежды типичными стали расклеш. длинные юбки и кофты (у молодых и ср. лет женщин — зауж. в талии, у пожилых — навыпуск). Праздничные платья шили из недорогой шерсти, в отд. случаях (напр., венчальные платья) — из шелка. Праздничные кофточки украшали рюшами, складочками, вставками из гипюра. Одежду для будней шили из ситца и сатина. Изменения в муж. костюме происходили быстрее. С сер. 19 в. характерная для Г. н. и дольше всех сохранявшаяся у старообрядцев (см. Старообрядчество) крест. одежда (рубахи с тесьмой на вороте, кафтаны) стала вытесняться сюртуками, сорочками, узкими брюками (особенно в среде служащих и квалифицир. рабочих). Наиб. распростран. в 1890—1900-х гг. выходная муж. одежда включала т. н. «пару» (пиджак и длинные узкие брюки) и косоворотку (ее носили на Урале до нач. 20 в.). С нач. 20 в. у мужчин и женщин вошли в обиход пальто (демисезонные и зимние); также носили традиционные шубы на овчинном меху, тулупы, полушубки. Обычной обувью женщин были ботинки и башмаки из простой кожи, парадной — туфли; у мужчин — сапоги различной выделки (в зависимости от предназначения): для работы — из простой кожи, для выхода — хромовые или даже лаковые. Лапти, мало распростран. в заводской среде, надевали в период страды. Гор. мода проникала в рабочую среду через семьи заводской администрации, интеллигенции, купцов. В крупных заводских поселках стали возникать мастерские по пошиву одежды; пользовалось спросом мастерство портных, работавших на дому. Относительно консервативным компонентом быта являлась культура питания горнорабочих. Основу повседневного меню заводских жит. составляли хлебные изделия, рыба, молоко, каши, щи, пельмени, картофель, кисели. Мясо употреблялось исключительно в вареном виде; отсутствовали (как и в деревенской кухне) приправы, соусы, гарниры. В отд. семьях хорошо оплачиваемых рабочих готовили блюда гор. кулинарии: котлеты, жареную баранину, картофельные и творожные запеканки; в праздничные дни покупали торты, бисквиты, печенье. Семейные устои заводских жит. опирались на традиции крест. быта. В 18 — 1-й пол. 19 вв. обязат. условием жизнеобеспечения и дееспособности Г. н. являлось содержание рабочего скота: лошадь была гл. трансп. средством в домашнем х-ве и мануфактурном пр-ве. По данным «Именной росписи» о пропаже имущества во время Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачёва (1773—75), на 3 южноурал. заводах Осокиных (Верхне- и Нижнетроицком, Усень-Ивановском) 67% (из 238 дворов) заявили о пропаже лошадей, саней, сбруи, дровней. По данным 1801, население Златоуст., Саткинского, Кусинского, Артинского заводов держало 2530 лошадей. Ведение домашнего х-ва по типу крест. поглощало свободное от заводских работ время, определяло потребность в покосах и выгонах для скота. Во мн. дворах имелись не только лошади, но и КРС. По данным той же «Именной росписи», о потере коров заявили 47% учтенных дворов. Население заводов Златоуст. горного округа держало 5660 коров, в небольшом кол-ве мелкий рогатый скот, свиней. Др. необходимым условием жизнеобеспечения в 18 в. являлись с.-х. работы: значит.. часть мастеровых и работных людей имела не только приусадебные участки, выгоны и покосы, но и пашню. После Крест. реформы 1861 наделение землей приобрело характер социально значимой для Г. н. системы меропр. Связь с землепользованием (см. Землевладение и землепользование) сказывалась до нач. 20 в. на социальной психологии Г. н. и повседневном укладе жизни. Значит. уд. вес старообрядч. населения способствовал сохранению патриарх. порядков: отношения в семье строились на полн. подчинении младших старшим, жен — мужьям. Глава семьи являлся не только блюстителем семейно-бытовых порядков, но и единоличным распорядителем семейного бюджета: все заработки чл. семьи (в т. ч. женатых сыновей) он хранил под замком, тратил деньги по своему усмотрению, сам делал все закупки для семьи. В кержацких (старообрядч.) семьях долго держалась атмосфера строгой религ. регламентации. Так, по традиции «частного благословения» младший чл. семьи, предпринимая к.-л. дело или просто выходя на улицу, должен был просить благословения у старшего, жена — у мужа, сын (даже женатый) — у отца, невестка — у свекрови или свекра. Со 2-й пол. 19 в., когда частыми стали браки между представителями старообрядч. и др. населения, такие порядки являлись основой семейных конфликтов. В нач. 20 в. закладывался тип новой семьи. В молодых семьях, к-рые предпочитали обосновываться самостоятельно (независимо от старшего поколения), между супругами устанавливались, как правило, более демократичные отношения, о чем свидетельствуют воспоминания старых рабочих, собранные этногр. эксп. в Ниж. Тагиле (1950-е гг.): «Покупки из одежды делались к праздникам, собирали совет, покупали для всех, невестки были равны». Женщины в благополучных семьях занимались домашним х-вом; работали, как правило, только мужчины. Во мн. случаях семейный быт нарушался пьянством; обычным явлением были драки, избиение жен и детей. В нек-рых заводских поселках предпринимались общест. усилия по борьбе с пьянством. Создавались об-ва «Попечительства о народной трезвости»; в нач. 20 в. для отвлечения рабочих от пагубных привычек — кружки по организации развлечений и чтения для народа и др.

Вы можете дополнить или исправить текст, добавить фотографии и ссылки - правка
Поделиться:
    
Комментарии
Нет комментариев
Добавить комментарий
Имя(2-40 символов)
Комментарий(10-500 символов)
Энциклопедия Челябинской области
Яндекс.Метрика